Кристаллизация мудрости

Замечали ли вы, как мало вокруг стало по-настоящему мудрых стариков: несуетливых, все понимающих, умеющих прощать, готовых долго и терпеливо выслушивать или сто раз объяснять младшим, почему да как?.. Ведь среди наших старших есть и такие, которые не усмирили с годами страсти, кипящие внутри; не осознали, что когда-то надо переставать молодиться и тратить на это слишком заметные усилия; не научились милосердию и не полюбили покой; не смогли вовремя уйти с того или иного поста; не поняли ненужность роскоши и не ощутили радости обладания немногим…

Стариков вообще мало: мужчины уходят рано. А достойных, благородных, умеющих стареть – совсем редко встретишь. Все больше не слишком скромных, но слишком амбициозных, не изменивших ни одному своему предубеждению, а потому не вызывающих ни уважения, ни желания подражать. И при этом им нравится ругать молодежь, говорить, что они-то вели себя в юном возрасте иначе, требовать к себе особого внимания, расположения и почитания…

Нафи Джусойты, официальный герой 2015 года, – не такой. Истинный учитель не ожидает награды, а Нафи Григорьевич взрастил несколько поколений осетинских ученых и писателей. Может быть, если бы все старшие были так бескорыстны, то и молодые были бы более благодарны. Он мог бы покапризничать (заслужил все-таки многолетней, усердной, не всегда заметной и не всеми оцениваемой достойно работой; талантом; мастерством; желанием служить людям не на словах, а на деле), но он как будто отстранен от всего случайного, беспорядочного, что имеет место вокруг. Можно только догадываться и завидовать тайной несуетной и неспешной внутренней работе, богатству мыслей, образов, планов и намерений; ему просто некогда вникать в мелочные и сиюминутные дрязги и проблемы. У него другая проблематика.

И так это здорово, что эти его роскошные по нынешним временам, редкостные качества не остались-таки без награды: вся его любимая Южная Осетия не день, не два, а целый год намерена чествовать его, хвалить, говорить ему важные и нежные слова, произносить в его честь тосты и ставить в пример его преданность родине, искусству и науке.

Нафи создал за свою жизнь большое количество текстов: художественных, научных, литературно-критических, публицистических. Тот, кто его читал, может смело утверждать, что хорошо его знает, потому что такие объемы вербального самовыражения равноценны тщательно прорисованному автопортрету. Сомневаться в душевных качествах Нафи – дело сомнительное. Разве может недобрый, неблагородный человек написать такие стихи:

ТРЕВОГА СТАРИКА

Не смерти я боюсь: я пожил

Уж век, – умру я как-нибудь.

Боюсь, что нашей молодежи

Трудней предстанут крест и путь.

(перевод Ирлана Хугаева)

Нафи Григорьевич верен своим убеждениям и идеалам, он не умеет юлить и изворачиваться, он прям и честен, как жизнестойкие фамильные башни, с которыми он постоянно сравнивает стихи Коста. Часто исследования, написанные в советские времена, грешат одним общим недочетом: ссылками на марксистско-ленинские тексты, на партийные документы, пафосными высказываниями о дружбе народов, революционном демократизме того или иного деятеля политики или культуры и так далее. Когда читаешь статьи Нафи Григорьевича, становится особенно очевидно, что это всего лишь дань времени (вероятно, не в последнюю очередь, потому что такие идеологические вкрапления не так часты).

В самом деле, сегодня кажется забавным, что без этих обязательных элементов советского научного стиля ни одно издание не стало бы публиковать никакой гуманитарный текст. Поэтому большинство авторов при перепечатывании созданных в советские времена статей и материалов убирают целые абзацы, содержащие столь явные приметы времени, переставшие быть модными в наши дни. Нафи этого не делает. Уверена, что принципиально. Он не хочет жертвовать моде историей, он мудро и показательно воздерживается от суеты.

Нафи – кремень. И в его надежности тоже огромный источник симпатии к нему со стороны окружающих. Такие, как он, не предают и не подводят. Такие выигрывают войны. Такие стоят насмерть, если того требуют обстоятельства. И именно они могут стать опорой своей семье, своему народу, своей стране.

Очень бы хотелось, чтобы таких людей слышала власть. Это огромный опыт, глубокое знание и высшая форма легитимности – потому что таким людям народ верит на слово. И только словом мы можем его вполне отблагодарить: Нафи Григорьевич, такой внимающий и понимающий, и только начинающий – так красиво! – стареть, ни во что не ставит материалистические аргументы благодарности и почтения.

Но, к сожалению, именно такие люди, которые способны не только пойти на ощутимые материальные жертвы, но и совершить более весомое отречение: отречение от эгоистических мотивов и личных целей ради своего народа, руководить, как правило, не хотят… Они воздействуют на окружающий мир иными способами, и уже одним своим присутствием меняют его к лучшему.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: