Круговорот

Оставь надежду всяк сюда входящий

Да простит нас автор данного классического произведения за наши вольности. Да простит нас читатель за наши неловкие упражнения — посягать на классику никто не помышлял.

Преддверие. Равнодушные 

У самого адового порога обитали равнодушные. При жизни они не то чтобы грешили, просто им ни до чего не было дело. Жизнь шла своим чередом — рутина тянула их души на дно просевшего дивана. Напротив, в голубом свете привычно сияли яркие картинки — мелодрамы, детективы, ток-шоу, иногда блоки новостей.

Чужая жизнь красивая и приятная, чужие проблемы уродливые и ужасные — вот вечные спутники невзрачной обыденности. Порой казалось что-то просыпается внутри — слабая искра интереса, но огонек этот быстро хилел под звуки телевизора, скрывался за прикрытыми в полусне веками и умирал, словно не родившееся дитя.

Они как-то существовали, словно в полудреме, решали свои повседневные вопросы, устало переворачивали очередной день календаря. Порой они оживлялись, спорили, жаловались на судьбу, требовали честности и справедливости. Но все это говорилось по обыкновению шепотом и исключительно на кухне под чай и прочие напитки. На большее у них не было ни сил, ни времени, ни желания.

Первый круг. Напуганные 

Эти не желали зла. Но более всего они боялись, что дурное случится с ними. Не с дядей Петей, не с тетей Машей, а именно с ними. От страха они нередко участвовали во зле, творили его без большой охоты или огонька. Так, по необходимости, окромя только во личное спасение. Между своим благополучием и чужим они всегда выбирали личное. Они могли жарко поддерживать других, восхищаться ими, но сами… Увы, они не были способны на поступки.

Их преследовал страх расплаты, страх наказания, страх авторитетов и должностей, страх больших имен. Они выбрали судьбу маленького человека и гордо ее несли. Больше всего на свете они боялись, как бы ни стало хуже. Они всю жизнь следовали заветам премудрого пескаря. Так миновало их как худое, так и благое — с ними так ничего и не случилось, совершенно ничего.

Второй круг. На побегушках

Ярые карьеристы, они при жизни говорили много, но не всегда по существу, гордились пустыми званиями и мечтали о мягких креслах. Изо всех своих сил они карабкались наверх, не гнушаясь ничем, готовые на все. Прославлялись пустословием и умением нравиться нужным людям, отличались показательной добродетелью, мнимым умом и подхалимажем. Дабы выслужиться, готовы были на все — мелкий обман, ложь, притворство.

Они жили неким будущим, непременно светлым. И каждый шаг на этом пути раздувал их грудь от важности и чувства собственного достоинства. Они и вправду верили, что в их положении принеси/подай есть что-то эдакое. Если же им удавалось вырасти из штанишек мальчика на побегушках, пороки их преумножались во много раз, если нет — сей факт гордыни их не смирял, напротив. Как бы то ни было, люди на побегушках жутко гордились своим положением — если не господин, то хотя бы у его ног.

Третий круг. Имитаторы 

Имитаторы — люди порой солидные, порой не очень, но всегда занятые делом. Они все время бегут, все время в разъездах, все время что-то делают, постоянно где-то мелькают. Плоды их трудов разнятся: кто-то детские площадки обещает, кто-то публикует 10 постов к ряду в социальных сетях. Но главное — выстрел всегда холостой.

Объединяет их стремление к всенародной любви и желание взобраться повыше. Здесь в приоритете цель, а не средство, поэтому кто-то обольщает красивым словом, а кто-то косноязычной простотой. Главное — говорить очевидные вещи, высказывать популярные мнения, больше пустословить и меньше делать. Если стал свидетелем успеха — непременно нужно внизу и свое имя приписать, а коли сам расстарался, об этом должно узнать всему местному люду и вознести хвалу спасителю.

Четвертый круг. Боты

А здесь обитают эти милые создания — многоликие души. Словно Янус, они поворачивались к людям то одним своим лицом, то другим. Днями и ночами они трудились в поте лица, выдумывая очередное имя. Под новой маской они разбрасывались комментариями: кого надо хвалили, кого надо обличали. Они держались смело, порой сквернословили, порой грозились расправами.

Кто по своей воле, кто по воле начальства, кто под звон монет — все они словно чума носились по сети Интернет, разделяя людей, внося смуту, бередя души. Порой это была лишь игра, а порой продуманный план. Они искусно бросали наживку, маскируясь под обычных прохожих, добивались своих целей ордами маленьких и больших «мертвых душ».

Пятый круг. Манипуляторы 

Обычно это люди, которые не прячутся за чужими лицами — они слишком любят свое. При жизни, манипуляторы чаще всего были хорошо всем известными персонажами, они знали как говорить с людьми, как им нравиться, как казаться правильным, как создавать вокруг себя флер героя и жертвы в одном лице.

В борьбе с несправедливостью они быстро отступали, услышав звон монет, с радостью меняли курс своего корабля. Они тонко дирижировали людьми, упивались своей властью над наивными почитателями, кружили головы своим врагам. Они становились лидерами или управляли ими. Они могли объединять, могли разобщать, могли вести за собой, могли уничтожать. Они питали свою гордыню, расплачиваясь с инвесторами народной любовью. Они намеренно вводили в заблуждение людей, торговали общественными настроениями.

Шестой круг. Взяточники 

На шестой круг не попадают рядовые нечестивцы, здесь обитают истинные властелины денег, умов и человеческих судеб. При жизни они жаждали более всего монет, ради них продавали себя, людей, мораль. Ради них покупали людей, мнения, имя.

Чем больше богатств терялось в прожорливом нутре взяточников, тем отчетливее зияла пустота. Их жажду не смогли утолить ни загубленные людские жизни, ни людские смерти, их не смогли удовлетворить деньги миллионов семей, их не осчастливили горы прихватизированного добра. Ничего.

Седьмой круг. Хионисты 

Это чинные и благородные люди. Они всю жизнь пристраивали на хлебные места дальних родственников, выбивали теплые местечки своим детям и внукам, сестрам и троюродным братьям. Они завещали дочерям должности, не давали достойным продвинуться вперед. Они сами ждали, что вскоре дальний дядюшка позовет их куда-нибудь в органы и непременно на высокую должность.

Не отличающиеся большим умом и какими-либо способностями, они не считали эти качества необходимыми и легко брались за все. При жизни, эти грешники превращали свои города и села в бесперспективное болото, в котором медленно задыхался разум и труд. Они убили конкуренцию, обесценили знания и профессионализм, благодаря им расплодились самоуверенные тунеядцы.

Восьмой круг. Властелины судеб

Практически толкиеновские Сауроны, всемогущие, но использующие власть лишь в целях собственного возвеличивания и благополучия. Столкнувшихся с обитателями девятого круга ждет ложная надежда, полнейшейшее равнодушие и обман. Как правило, после встречи с завсегдатаями девятого круга отчаявшийся путник становится постоянным жителем первого круга.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Или Чельдиев против Фадзаева

Жильцам дома, пострадавшим от взрыва газа, некуда возвращаться

Владикавказский иранец о связях с исторической родиной, шиитской мечети и осетино-иранских отношениях

18.01.2019 Gradus Pro

Франкель Магомедов продолжает оспаривать в суде скандальное увольнение

17.01.2019 Gradus Pro

Бюджетникам опять задержали декабрьскую зарплату

Как мастерских художников в центре Владикавказа, которые могли принадлежать республике, ушли в частные руки

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: