Лиза Габараева: Национальный характер в человеке воспитывает женщина и мать, но женщина находится в доме мужчины

Очень давно хотелось поговорить с этой изысканной, утонченной девушкой. Сначала я влюбилась в ее изделия, потом начала следить за ее творчеством и поняла, что именно такие люди, как Лиза Габараева, не дают и не дадут никому возможности говорить о гибели осетинского национального духа, об исчезновении традиции, о падении нравов. Несмотря на молодость, Лиза – хранительница всего того, что дорого жителям республики, даже если они об этом давно позабыли. Значит, она хранительница общего нашего очага. Прислушайтесь к ее словам, не пожалеете.

— Ваша история похожа на историю Золушки?

— В какой-то мере – да. В сфере работы.

— А кто выступает в качестве феи?

— Я всегда думаю и говорю, что то, чему я служу, мне и помогает. А служу я духовным ценностям, какой-то древности. Очень тепло отношусь к своему делу, и это дает мне обратную силу. На своем жизненном пути я встречаю много хороших и добрых людей, все они дают мне ощутимую энергию, все они помогают мне: кто-то словом, кто-то делом. Есть какие-то силы, которые всегда меня поддерживают. Я не помню ситуации, чтобы у меня совсем опустились руки, всегда во мне есть вера, благодаря которой у меня что-то получается.

— Вы себя считаете успешным человеком?

— Нет. И бизнес-человеком я себя не считаю, даже дизайнером в глобальном смысле этого понятия себя не считаю тоже. Для меня успех – это когда люди, которые у меня работают, могут сказать, что они успешны. Это для меня очень важный показатель. Сейчас россияне живут не в самых простых условиях, так что в целом, если подумать, все в нашей студии относительно хорошо. Успешной я себя стану считать, когда любой человек, который со мной работает, любой наш гость будет настолько доволен и вдохновлен, что почувствует крылья за спиной. Вот тогда, может быть, я назову это успехом. А сейчас пока надо много работать, очень и очень много.

-Что Вы отвечаете на вопрос: «Как дела?»

— Всегда говорю: «Все хорошо».

— Почему у нас в стране талантливые и известные люди часто чувствуют себя несколько неловко, что ли? Такое ощущение, что им с этой известностью не очень уютно.

— Не могу сказать за всех, но за себя скажу. Я чувствую, что это так, а вот почему это так, ответить трудно. Наверное, потому что многие хотят успеха, но у них этого нет. А сказать, что я как-то к этому радикально приложила руку, не могу. Да, я трудилась, много работала, но многие ведут себя так же. Потому и неловко. Не скажу, что мне все легко далось, но просто так вышло… Повезло. Не знаю. Интересный вопрос.

— От Вас исходит такая нежная и смиренная энергетика. Как Вам это удается? К Вам же приходят пожарники, электрики, налоговики… Не может же быть, чтобы Вас ничего не сердило…

— Сегодня была такая история, когда человек пришел с негативом в душе… Я просто всегда стараюсь поставить себя на место другого. Если кто-то недоволен, то должна же быть причина. Я пытаюсь смотреть не на эмоцию, а на источник этой эмоции. В конфликтных ситуациях я всегда прилагаю усилия, чтобы понять человека. Если я могу решить его вопрос, я с радостью это сделаю. Если это не в моих силах, то попробую просто поддержать.

Что касается смирения… Мне нравится жить, я очень люблю каждый свой день, мне приятно чувствовать себя здоровой… И мне хочется благодарить Всевышнего, весь окружающий меня мир за то, что можно дышать, можно слышать, можно видеть, можно ощущать, что мы люди, что мы родились и существуем здесь…

— То есть Ваш бизнес с Вашей нежностью совместим?

— У меня все по жизни случается наоборот. И в этом вопросе тоже. Люди бизнеса, как правило, очень математичные, жесткие люди. Мне приходится этому учиться, иногда нервы сдают тоже. Но для жесткости я придумала альтернативу: дисциплинированность. То есть я хочу добиться нужных результатов с помощью дисциплины. Сейчас как раз у нас идут реформы в бизнесе. Я попытаюсь вести не жесткую политику, а дисциплинированную.

— Это у себя в салоне?

— Да, это же целый мир!

— Вы так элегантно и ненавязчиво напоминаете осетинам об их корнях. Через одежду. А в других сферах это тоже возможно? Утварь, например, предметы домашнего быта…

— Конечно. Мы сейчас потихонечку будем налаживать направление «Liza Gabarati: For Home». Для дома. Подушки, полотенца, постельное белье. Попробуем. Мы уже сделали образцы, интересно получилось. Это полотенца с орнаментами очень хорошего качества. По поводу утвари у меня были пробные варианты работы с людьми, которые вырезают по дереву. Но это все требует больших вложений и финансов. Если Бог даст, то мы это все сделаем.

У нас в планах и косыночки, и шарфики. Сейчас мы уже создаем башлыки. Это традиционные мужские шарфы. Мы делаем и женскую линию. Невероятно красивую. Там много ручной работы, используется натуральная шерсть, все создается по старинным технологиям. Скоро увидите!

Вообще все, что касается этнического, содержит огромную силу и невероятную энергию, это тепло и здорово. Я понимаю, что это настоящее. Очень глубоко чувствую, что именно так и есть. Существуют пустые вещи, созданные без каких бы то ни было идей, а существуют вещи, в которых заложена народная мудрость. И невозможно не ощутить, какая огромная между ними разница. Вот, к примеру, узор, который прошел через тысячелетия, — это же великая энергия. А что в мире важно, если не энергия.

— Употребление, использование этнических вещей с глубокой историей в нашей повседневной, суетливой и торопливой жизни как-то нас меняет?

— Да. У каждого человека есть генетическая память. Каждый ее чувствует. И когда он остается один на один с собой, когда ему не нужно никуда бежать, когда есть время пообщаться с собой, то внутренний голос начинает его спрашивать: «Для чего ты живешь? Что ты оставишь после себя? Кто ты есть? К чему ты причастен?»… Это очень глобальные вещи. Так вот мы помогаем людям немножко приобщиться к этому древнему, огромному сознанию, потому что многие живут в матрице определенных схем: завтрак – обед – ужин – завтрак – обед – ужин… И это все настолько одинаково, что очень утомляет.

В юности я замечала, что иду по улице и обращаю внимание на какие-то узоры, которые во мне откликаются. И я всегда хотела пойти дальше, углубиться в это состояние. Оно всплывает не только во мне, но в любом человеке и меняет его. Во-первых, мировоззрение становится шире. Человек понимает, что существуют не только настоящее, но и будущее с прошлым, что они взаимосвязаны. И из будущего, и из прошлого можно черпать силы, вдохновение, энергию. Это жизненно важно. Это позволяет человеку понимать, что он часть чего-то большого и целого. Тогда одиночество (а современный человек больше всего страдает именно от страха одиночества и страха смерти) отступает. Человек приобщается к глобальной культуре, страхи уходят. Ощущение себя частичкой огромного, дружелюбного мира – самое главное в личности. Только это может позволить ответить на вопросы, задаваемые внутренним Я. И у каждого на эти вопросы находятся уникальные ответы.

— Почему Ваш очень мудрый посыл мужчины больше подхватили, чем женщины?

— Это для меня загадка. Может быть, потому что мужчины в осетинской культуре были основателями законов. Существовал такой свод правил поведения, который называли ᴂгъдау. По ᴂгъдау жили мужчины, женщина была хранительницей очага. Мужчины молились, мужчины составляли идеологическую основу жизни семьи, мужчины определяли курс… Генетически у мужчин это отпечаталось более четко, чем у женщин. Может быть, в этом причина.

Национальный характер в человеке воспитывает женщина и мать, но женщина находится в доме мужчины. Он определяет все. Современные представитель сильного пола соскучились по такой ситуации. Женщины работают, занимаются бизнесом, водят машины, у мужчины осталось немного вариантов: государственная служба, такси или еще что-то подобное… Им часто негде показать свою мужскую энергию.

Я замечаю, что приходят мужчины, не очень уверенные, зажатые, даже сутулые, а когда они надевают традиционную осетинскую рубашку, то выпрямляются, вырастают. Это все генетика! И девушки меняются. Я лично за собой замечаю, что, надевая платье в этническом стиле, становлюсь более женственной, степенной. Это удивительно. Чудеса!

— Вы сказали, что собираете узоры? Может, их надо издать?

— Они все изданы. Когда-то мой педагог сказал, что орнаменты придумывать просто так нельзя. Я поняла, почему он так говорит: узоры, орнаменты – очень древние символы. Теперь один серьезный историк говорит, что можно придумывать осознанно, только надо создавать их из готовых частей, фрагментов. Я именно так поступаю. Когда-нибудь мы и сборник издадим. Есть ведь такое понятие, как социальный разум, социальное сознание, так вот, по-моему, люди пока не готовы. Мы можем издать и получить в ответ непонимание и критику. Когда мы вырастем, когда общество подготовится, то все случится. Я никогда не тороплю время, я слушаю жизнь, а она подсказывает, что необходимо сейчас. Для меня такая позиция самая грамотная.

— С какими клиентами легче работать? С мужчинами или с женщинами? Мужчины капризные?

— Нет. Мужчины деликатные. Нам, женщинам, всегда хочется идеального. Женщины – это чувства, мужчины – это практичность. Поэтому надо четко понимать, кому и что необходимо. Как правило, сюда приходят люди очень хорошие. У них внутри есть настрой на определенную частоту: это люди спокойные, мудрые, думающие, умеющие относиться к одежде так же, как к ней относимся мы. Это наши люди. Для них то, что мы делаем, не просто бизнес, не просто одежда, это что-то большее.

— Был ли у Вас какой-нибудь экзотический заказ, очень-очень необычный?

— Да. Бывает такое. Недавно мы делали костюм для конкурса «Я аланка». Очень интересный, много ручной работы. Иногда клиенты просят придумать что-то нестандартное, как правило, это бывает совместная работа с гостями. Очень творческая.

— У Вас есть любимый мультик?

— Да. Советские мультики. «Ежик должен быть кучерявым», «Летучий корабль», «Пузырь и лапоть». Старые советские мультики мудрые и добрые, люблю их до сих пор.

— Если вернуться в подростковый возраст, то Вы бы выбрали ту же специальность?

— Дело в том, что я еще до школы знала, кем я буду. Это удивительно. Моя мама нашла старые записи, по ним понятно, что я всегда верила, что у меня будет студия, что мы будем заниматься шитьем. Я целенаправленно к этому шла. В школе все мои тетрадки были изрисованы обувью, одеждой. Национальную тематику я подхватила позже. Во-первых, у нас дома очень ценятся традиционные моменты, во-вторых, в университете мне попала в руки книга «Традиции и обычаи осетинского народа», и во мне появилась внутренняя тоска ко всему, о чем там написано. Я понимала, что я это откуда-то знаю, мне было дико интересно. Я увлеклась этим; все, что могла, поглощала…

Мне с детства казалось, что я какое-то важное дело выполняю. Наверное, эта вера помогла мне достичь сегодняшних результатов. Моя первая коллекция была придумана и создана в 2005 году. Получается, что уже 11 лет я в этом русле что-то делаю. И все увереннее понимаю, что еще очень многого не знаю, что мне нужно решать огромное количество вопросов. Когда мне говорят, что я бизнес-леди, то у меня внутри звенит колокольчик: «Ничего ты еще не добилась. Никакая ты не бизнес-леди. Тебе еще надо учиться…» Сейчас я осваиваю правила управления персоналом и азы маркетинга. Обычно люди, которые идут в бизнес, учатся этому с самого начала, а у меня опять наоборот. У всех — от простого к сложному, а у меня — от сложного к простому. Я приняла это в себе и живу по этому принципу. Учусь сама, думаю, что самообразование – наиболее эффективный способ впитывать знания.

— А что Вы закончили?

— Северо-Осетинский государственный университет. Отделение «Конструирование швейных изделий». Я инженер-конструктор, то есть модельер. Потом после конкурса мне подарили стажировку в питерской школе «Образ и форма». Было много возможностей повысить квалификацию в Москве. Я обожаю свое студенчество. Мне кажется, что это была хорошая школа жизни. Мы учились на физмате, в старом здании на Маркуса. У нас были потрясающие педагоги, профессора советской закалки, нас просили мыслить созидательно, планировать, придумывать, быть самостоятельными. Нам многое казалось тогда ненужным, но потом я поняла, что мне все пригодилось, даже физика и высшая математика. Сейчас я точно знаю, что важен общий кругозор, основы мировоззрения. Если база масштабная, широкая, уверенная, то приобретаемые знания и опыт на нее ложатся прочно. Студенчество мое было замечательным.

— Когда Вы встречаете на улице человека в Вашей одежде, то что Вы испытываете?

— Сильные эмоции. Огромную благодарность. Мне хочется улыбаться, желать здоровья. Это какие-то божественные ощущения. Сказочно красивые.

P.S: Я глубоко благодарна Лизе за интервью, за ее работу, за скромность и нежность, за трудолюбие и желание сделать жизнь вокруг более осмысленной и мудрой. Желаю ей удачи во всем. Это частично эгоистичное пожелание. Ее успехи будут приятны и мне, и сотням людей, которые понимают, как много она делает для Осетии. Негромко, смиренно, без пафоса. Связывая прошлое, настоящее и будущее с помощью нитки, иголки, таланта и терпения. Стежок за стежком, стежок за стежком, стежок за стежком… Как творили наши предки десятки, сотни, тысячи лет назад.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
17.11.2018 Gradus Pro

Бюджету Северной Осетии мешает приватизация и помогают «письма счастья»

Народно-правительственная комиссия думала, как закрыть «Электроцинк»

15.11.2018 Gradus Pro

Владелец мебельной фабрики предложил свою кандидатуру на должность директора профтехучилища во Владикавказе

14.11.2018 Gradus Pro

Эта история началась 1 сентября 2012 года, когда мой старший сын пошел в РФМЛИ

Что оставил напоследок скандальный министр — троянского коня или благо для медицины

Чиновничьи камни Любительской футбольной лиги Северной Осетии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: