Любезный зритель еще не устал…

Артистам нужна искренняя лесть. Она творческих людей окрыляет, а очень творческих приподнимает от земли

Совершенно случайно я попала на концерт в нашей распрекрасной теперь филармонии: подруга пригласила, спасибо ей огромное. Это был творческий вечер Ибрагима Хугаева. Можно я сразу сама себе разрешу говорить без званий и регалий, потому что дело совсем не в этом? Программа, заявленная в афише, не показалась органичной: осетинская национальная традиционная музыка и Д.Верди? Ну, ладно, пошли посмотреть не столько на артистов, сколько на обновленные интерьеры (блеск, кстати!) филармонии. И случилось «вдруг». Да-да, то самое «вдруг», о котором так любят напоминать разного уровня одаренности авторы художественных текстов.

«Вдруг» происходило на каждом шагу, то есть на каждой минуте концерта, но чтобы не запутаться окончательно, я постараюсь по порядку.

Вела мероприятие интеллигентная, искренняя, обаятельная, обладающая тонким чувством юмора и умением не поучать зрителей, а именно разговаривать с ними Зарина Хубаева. Я ее раньше не видела в качестве хозяйки концертов, хотя часто хожу в музыкальный театр. Возможно, она эксклюзив филармонии. И я бы сказала, что с ней коллективу повезло. Фраза, которой я назвала этот материал («любезный зритель еще не устал»), была сказана ею бенефицианту ближе к концу мероприятия. И слова эти в точности выражали настроение зала, почти заполненного. Почти. Конечно, хотелось бы, чтобы желающих посмотреть и послушать было больше, но ведь мы не научились пока еще ценить свое, родное. Приедет кто-нибудь столичный – тогда до отказа заполним зал, еще и дополнительные стулья потребуются. А свои… Куда они денутся?!

Первое отделение – осетинская музыка. На сцене Оркестр народных инструментов под управлением улыбчивого, немного стеснительного, но явно увлеченного и профессионально безупречного Олега Ходова. Знаете, я давно не видела одновременно столько прекрасных, одухотворенных, умных и светлых молодых лиц. Оркестр практически юн. А уровень мастерства ни у кого, даже у искушенных и разбирающихся в музыке зрителей, не вызвал никаких нареканий. Но не это удивило, а то, с каким настроением работали молодые артисты. Они излучали такой заряд позитивной энергии, что народная музыка, песни осетинских композиторов в их интерпретации получили какие-то дополнительные доброжелательные и возвышающие импульсы, чувствовавшиеся в зале. Умнички просто. Молодые оркестранты напомнили, что искусство – это когда вы говорите про себя «ах» и замираете. Я теперь поклонница этого коллектива.

Дирижер, наверное, передает оркестру некую телепатическую энергию. Мы этого не видим, потому что он стоит к зрителям спиной, но когда он поворачивается для поклона, то кусочек этой теплой энергии попадает в зал. И случается уникальный диалог.

Под стать оркестру талант Ланы Нартиковой, обладательницы теплого тембра, в котором много солнечного света и уюта. Она украсила выступление коллектива.

Мужской хор национальной песни под управлением Ольги Джанаевой. Я честно признаюсь, что раньше, когда по радио или телевидению передавали осетинские героические песни в исполнении подобных коллективов, я выключала источник звука или выбирала другую программу. Не вру! Но, видимо, до такой музыки надо дорасти. Или, что мне кажется более вероятным, подобные произведения нужно слушать живьем. Вышли на сцену во все черное одетые мужчины, стали в ряд. Каждый – гора Казбек. Каждый мог бы за собой повести несколько десятков, а то и сотен людей. А когда запели! Мама дорогая! Слезы из глаз, без преувеличений. И я такая была не одна. Многие плакали. Пробирает до костного мозга, до молекулярного уровня. Пробуждает какие-то генные механизмы. Мурашки – это очень мягко сказано. Просто какие-то физиологически ощущаемые реакции на это пение. Я теперь понимаю, почему предки осетин так стремились стать героями народных песен, все за это отдавали, в том числе и жизни свои. Это нельзя описать словом «красиво», это что-то другое, крышесносное. Такая музыка – это иная цивилизация, совсем за пределами привычек и норм. Самое сложное в пении – оставаться простым. Не форсировать, не выпендриваться, а задействовать только чувства и голос. Именно это происходило. И трогало именно это.

Если бы существовало звание «Национальное достояние Республики Северная Осетия-Алания», то Оркестр народных инструментов и Хор под управлением хрупкой Ольги Джанаевой следовало бы этим званием одарить. Ух, какие!

Во втором отделении пели классику: известные арии и итальянские песни, узнаваемые, прекрасные, завораживающие и не потерявшие с годами своего обаяния.

Удивили девочки-красавицы, солистки нашего Музыкального театра: Марина Нетребина и Анастасия Шаповалова. Голоса ОЧЕНЬ разные, но не менее ОЧЕНЬ чистые, непосредственные, свежие. И с профессионализмом все в порядке, и с артистичностью тоже.

Чуть слабее мне показались Амир Рахимов (он молод и талантлив, обязательно многого добьется) и Вадим Дудаев, который, видимо, не распелся как следует до первого выхода на сцену. А голос хорош: с таким приятным «песочком», что не так часто услышишь.

Гвоздем программы стал Вано Бекоев, которого Зарина Хубаева охарактеризовала как человека «южного». Эти южные! Голосище – виноградный, бархатный, вкусный. Темперамент – наверное, горы свернуть может и реки остановить. Покорил с первых нот. В нем есть такое очаровательное пижонство, он хорошо знает, что великолепен, но чувство юмора, ему присущее, явно не позволяет ему быть высокомерным и надутым. Замечательный парень, далеко пойдет. И слава Богу. Если увидите в афишах его имя, рекомендую сходить и послушать. Надеюсь, что разочарования не будет. Он и вас, как меня, заставит любоваться своим голосом.

Ну, и, конечно, главный герой – Ибрагим Хугаев. Мне показалось, что он более органичен в осетинском репертуаре. Но я высоко оценила его умение собирать вокруг себя таких замечательных музыкантов, что, безусловно, говорит о душевной щедрости. И он не выпячивался, охотно уступал место коллегам. Тоже, знаете ли, не часто среди талантливых артистов встречается такое. Что сказать о голосе? Голос большой, сочный, бальзам на душу зрителя. Южный тенор! Существуют ли более яркие характеристики? Могут ли существовать? Говорят, что высокие ноты теноров очень сложны, они не свойственны человеческой природе, они достигаются чисто технически. И это невероятно трудно. Но именно за высокие ноты мы так любим теноров. А у нас их было четверо! Мушкетеры вокала. Умеют же! Я их назову, чтобы вы мне позавидовали еще разочек: Ибрагим Хугаев, Вано Бекоев, Амир Рахимов и Вадим Дудаев. Кстати, все, наверное, хоть раз слышали выступление трех самых известных в мире теноров. А наши четверо кааааак запели! Мы боялись, что крыша не выдержит, ей Богу.

Обновленная концертная площадка Владикавказа обладает удивительной акустикой. Звук будто отталкивается от стен, пола и потолка (неземной красоты) и обволакивает тебя со всех сторон. И в этом звуковом музыкальном коконе эмоции удваиваются, утраиваются, что-то волшебное происходит, какие-то процессы запускаются. Выходишь лучше, светлее и полнее, чем заходил. Желаю вам тоже это испытать. Следите за афишами филармонии. Давайте не только футболистов, борцов, но и артистов наших, родных, любимых поддерживать аплодисментами. Не потому что они наши, а потому что молодцы. И еще потому, что артистам нужна искренняя лесть. Она творческих людей окрыляет, а очень творческих приподнимает от земли. Пусть летают! Они же и нас за собой увлекут в эти свои парения. Хорошо же!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Главное с Антикоррупционного форума: порочные госказупки и «элитное» питание

В смерти двухлетнего мальчика не могут разобраться 7 лет

ММАшники Северной Осетии просят огня

16.10.2017 Gradus Pro

Полет дизайнерской мысли во Владикавказе скрывают от излишней скромности и чрезмерной халатности, и только «Сердце столицы» открыто и горячо

Битаров испытал в Моздокском районе целую гамму чувств

Дмитрий Анатольевич, благословите, мы нашли за что держаться — биоэтанол

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: