Махарбек Туганов. Великий и неизвестный

Вчера дигорский театр представил спектакль «Художник», посвященный 135-летию со дня рождения Махарбека Туганова

Осознаю, что это только мое мнение.

Понимаю, что оно может быть неверным.

Оправдываю себя только тем, что очень люблю театр и с огромным уважением отношусь ко всем тем, кто профессионально им занимается.

Обещаю говорить правду, только правду и ничего кроме… Или то, что мне представляется правдой?..

Спектакль «Художник», представленный зрителю Дигорским драматическим театром 28 сентября и посвященный 135-летию со дня рождения Махарбека Туганова, назрел. Возможно, он гораздо больше нужен осетинской культуре, чем что бы то ни было еще. Но это не тот случай, когда произведение искусства абсолютно неподсудно, как было с детской оперой «Брундибар», совсем недавно успешно, в аншлаговом режиме отзвучавшей на той же сцене Музыкального театра.

«Художник» состоялся, случился и произошел. Но не благодаря, а вопреки сценарию А.Галаова. На мой взгляд, возможно, ошибочный.

Есть, безусловно, сногсшибательные находки, подчеркнутые режиссером. Это напрашивающееся сопоставление Махарбека с Иисусом Христом: даже Иуда в пьесе присутствует, и он тоже, как в Библии, один из лучших учеников Мастера. Это пунктирность в отношении к биографии Туганова: выбраны именно те моменты, которые особенно важны для понимания его судьбы. Это превращение ученика Туганова в учителя Туганова, то есть такая овеществленная на сцене преемственность поколений. Это молитва в конце, обращение к Богу, но не с просьбами, как мы привыкли, не смиренно, а с претензиями, с гневом, с отчаянным желанием понять причину своих неудач, посылаемых сверху. Это поразившая меня и почти забытая многими «вписанность» Туганова в ряд величайших русских художников. Это, что особенно выпукло получилось, трактовка образа Махарбека как ПРАВЕДНИКА, отсюда и лишение его имущества, семьи, родни, чего у праведника быть и не должно: он принципиально одинок и трагичен.

И всю эту роскошь портит бесконечное и нудное морализаторство. Задумка великолепна, но пьесе не хватает такта и тонкости, которых заслуживает М.Туганов, а еще доверия к осетинскому зрителю, который тоже вполне заслуживает этого самого доверия. Зато в произведении явно избыточное количество публицистического пафоса, доходящего до откровенной фальши. Ну, не может мама с того света говорить страдающему от несправедливости сыну о политической судьбе родины! О том, что он похудел и плохо ест – может. О том, что надо потерпеть – может. Но о политике – нет!

Текст сырой, рыхлый, агитационный, будто автор хочет убедить зрителя в положительности своего подопечного. Но в Осетии нет необходимости говорить о гениальности и благородстве Махарбека Туганова. Попытки делать это в лоб, в декламационном стиле, даже как-то коробят своей неуместностью.

Несколько слов о режиссуре. На мой взгляд, Гиви Валиев на сегодняшний день – один из лучших в плеяде представителей режиссерской профессии в Осетии. Точно!

То, что он сделал из публицистической драмы-фантазии, выше человеческих и профессиональных возможностей. Он превратил неприемлемое в приемлемое.

Попробую оттенить наиболее удачные моменты его каторжного труда над спектаклем.

Первая же сцена, когда видны силуэты мужчины и мальчика, повернутые спиной к зрителю, — это так трогательно, красиво, щемяще. Это задает тон всему тому, что происходит в спектакле после.

Закрытая дверь, которую герой долго не может отпереть, — емкий символ: перед Тугановым действительно закрывались все двери, кроме одной, самой главной: двери к вдохновению.

«Дождь» из конвертов, в которых, как потом выясняется, многочисленные доносы на Туганова, — классно.

Лаконичность декораций (браво сценографу и художнику Л.Валиевой!) – тонко и правильно: чем аскетичнее средства, тем ярче то, чем можно их наполнить.

Текст от автора произносит не один герой, а сразу несколько. Эта же группа актеров исполняет роли коллег, а потом учеников Туганова. Отличная идея! Чумовая!

Очень понравился условно протекающий потолок в мастерской художника. Нарастало напряжение перед несостоявшимся убийством – увеличивался объем текущей с небес воды. Как такая деталь пришла Гиви в голову – ума не приложу.

Трогательной получилась встреча художника с самим собой, но молодым. И такое огромное молчание между ними…

Музыка. Плотная, густая, успешно заполняющая пространство в моменты «затишья» действия на сцене.

И, наконец, главное. Весь спектакль я ждала, что мольберты повернут лицом к зрителю, и мы увидим картины Туганова. И в конце спектакля – ДА. Это похоже на то, что сделал Тарковский в «Андрее Рублеве», но в фильме не было эффекта ожидания, а у Гиви мольберты были так нарочито скрыты от зала, что постоянно хотелось заглянуть с обратной стороны. И потом вдруг – хоп! Как же это хорошо. Будто нам показали, какой тусклой была бы Осетия без этих знаменитых полотен.

Ошибка Гиви, по-моему, лишь в том, что он, уважая авторскую волю, не сократил публицистические монологи и не снизил ненужный агитационный пафос.

Выделю несколько актерских удач.

Взрослый Махарбек – заслуженный артист РСО-А Антон Тогоев. Его трактовка роли — работа большого мастера. Слезы в финале и потрясающе исполненную сцену с разрушением художником собственной мастерской все оценили, но были еще и крайне трогательное отношение к сыну, потрясающе символичные рваные носки (тот, кто это придумал, — почти гений)… Было видно, ощутимо, как рассерженный герой на глазах «оттаивает» от общения с Гацу, соседом и другом детства. В сцене с родственником, который пришел убить Махарбека, актер показал нечеловеческую усталость своего персонажа, которому уже почти все равно, что случится с ним в следующую минуту… Все эти мелочи, выполненные с ювелирной точностью, говорят о глубоком профессионализме А.Тогоева и о его умении проживать, пропускать через себя то, что случается с героем. Станиславский поверил бы. И зрители поверили.

А еще, конечно, монологи. Актер часто оставался на сцене один, никакой поддержки, не за что спрятаться. Я не представляю, как он это смог. У него получилась не еще одна, очередная, а та самая, единственно возможная история жизни гениального художника, который погибает от зависти коллег, ненависти хамов и бесконечного, разрушительного непонимания соотечественников. Только так и может быть со времен рождества Христова. А.Тогоев заставил зал плакать, он вынудил задуматься, он вызвал ВОТ ТАКИЕ мурашки. И не раз.

Молодой Махарбек – Д.Еналдиев. Это ура! Нельзя не отметить, что это уже очередное «ура» молодого артиста! Герой Д.Еналдиева скромен, порывист, стеснителен и страстен одновременно. Талантливы оба: и персонаж, и исполнитель, потому все срослось.

Хорошо получился И.Репин. Прямо захотелось прочитать, таким ли он был на самом деле. У актера А.Кочиева он представлен почти обиженным ребенком, ищущим поддержки у учеников; человеком неровным, а иногда даже истеричным. Художником, одним словом, представителем богемы. А.Кочиев продемонстрировал зрителям еще два ярких образа: рафинированного интеллигента Кандинского и хамоватого рабочего завода «Электроцинк».

Из ребят никого выделять не буду, только не могу не сказать, что непрофессионально прямо во время премьеры цыкать на случайно, от волнения ошибившегося коллегу. Очень было заметно и неприятно. Остальное молодые исполнители сделали достойно.

В пьесе много старых, но нуждающихся в постоянном повторении идей и мыслей. Может, все это и банально, но подумать еще раз не мешает. Что нам хотели сказать? О чем напомнить?

— По-прежнему «нет пророка в своем отечестве».

— Искусство, как и всегда, может быть убежищем от хамства и необразованности.

— «Счастье человека в том, чтобы любить весь окружающий мир». Только достижимо ли такое счастье? А какое достижимо, собственно?

Для меня спектакль получился о том, что в пространстве, где царствует серое, обязательно победит черное. Но всегда есть ОТДЕЛЬНЫЕ, ни с кем не сравнимые, почти святые люди, которые могут это изменить. Подражать этим людям невозможно, идти за ними нереально, быть с ними рядом крайне тяжело. Но надо пытаться ценить их самих и то, что они делают. Надо создавать им условия для того, чтобы они могли реализовать свои замыслы. А после их ухода надо уважать то, что они пытались до нас донести… Знаю, что вполне обыденно и просто, только почему-то мы никогда не умели воплощать это в реальность. Да и не умеем до сих пор…

Фотографии любезно предоставлены Альбиной Кочиевой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
22.08.2019

Родственники уверены в невиновности обвиняемого во взяточничестве сотрудника Прокуратуры Сослана Созанова

Надоело платить за то, чего нет, и никто не знает, когда настанет обещанное, светлое безмусорное будущее

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: