Марина Мхциева: Учитель, родитель и ученик должны быть в одной лодке

«Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, — он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он — совершенный учитель».

Л.Н. Толстой

«Градус» сегодня исправляет упущение – в будничных хлопотах мы не поздравили Учителей с их профессиональным праздником.

Что значит быть современным учителем? Достаточно ли сегодня учителю только иметь диплом о педагогическом образовании и знать учебную программу своего предмета? Об этом и не только я поговорила с учителем истории владикавказской МБОУ СОШ №26 Мариной Германовной Мхциевой.

Про таких людей, как Марина Германовна говорят – идет в ногу со временем. Она точно знает — чтобы быть настоящим учителем, необходимо развиваться, искать инновационные, современные формы обучения, уметь владеть новыми образовательными технологиями. Однако учитель истории применяет и годами проверенные советские методики обучения, которые также актуальны и для нынешнего поколения школьников.

Ученики называют Марину Германовну модной и современной, но признаются, что она строгий и требовательный учитель. Ведь важно двигаться с учениками в одном направлении и понимать язык детей.

— Марина Германовна, почему Вы выбрали профессию учителя?

— Поздновато задаешь вопрос, потому что, как говорится, учитель, который проработал год и не ушел, значит, он выбрал то, что ему положено, и он уже со школы не уйдет.

— Какой у Вас стаж работы учителем?

— У меня стаж 33 года.

— А что самое сложное в Вашей профессии?

— Самое сложно – это, чтобы учитель, родитель и учащиеся были в одной лодке, и дули в один парус.

—  А сегодня этого сложно добиться?

— Сегодня очень сложно, потому что, по моему опыту, особенно последние лет пять, очень своеобразные ученики появились. Им нужна оценка, к черту знания, а хорошие оценки – любой ценой. И непонимание родителей – в одних случаях, в других случаях – эта сложная жизнь, которая приводит родителей, к сожалению, к тому, что занимаются добыванием хлеба насущного. А уже на вот такие, так сказать, элементы, их просто не хватает.

— Может это связано с новой реформой образования, с введением ЕГЭ? Ведь, только те знания, которая дает школа, недостаточно для успешной сдачи ЕГЭ.

— Конечно, сама система образования тоже негативную роль сыграла. Во-первых, то, что образовательная школа попала в разряд услуг. Как бы цинично это не выглядело, но получается так, что дело утопающих рук самих утопающих. То есть, школа дает определенные знания, но недостаточные, например, по моему предмету. А все остальное на плечи родителей ложится. Учитель тоже в этой очень сложной ситуации. История, по моему глубокому убеждению, это самый сложный предмет на сегодняшний момент для сдачи ЕГЭ. Потому что он требует от ребенка памяти, знания большого объема информации. К тому же, в ЕГЭ по истории нет базового уровня. Только математика у нас поделена на базовый и профильный уровни, все остальное нет.  И далеко не базовый уровень заложен с точки зрения объема. В этом году, например, был такой вопрос, как ревизские списки. Я потом посмотрела все школьные учебники, там такого понятия нет, и в вузовских нет. Задание С7 с аргументами и фактами, такого глубокого социального осмысления требует, что очень сложно бывает и для профессионалов. Стесняюсь спросить, а чем они тогда в вузах заниматься будут? Когда приходили ко мне студенты — мои бывшие ученики, у меня было впечатление, что за пять лет обучения в нашем СОГУ на истфаке, они, по-моему, буквы забывают. Это тоже одна из проблем на сегодняшний день.

— Как вы думаете, почему выпускники вузов не идут преподавать в школы?

— Раньше у нас было уважение, нынче учителя неуважаемы. Я считаю, что Ленин многие вещи все же правильно говорил: «Поднять учителя на должную высоту». Я эту высоту чувствовала, у меня есть с чем сравнить. У меня не было большой зарплаты, но у меня был вотум доверия со стороны родителей детей и глубокое уважение с их стороны.

— То есть вы считаете, что статус современного учителя намного ниже, чем был в советское время?

— Конечно. Я даже готовила как-то на нашем педсовете работу «Права и обязанности родителей и учителей». Равные приблизительно права и обязанности, но родители все сводят к правам, обязанности забывают, к сожалению. А у учителя одно единственное право – иметь обязанности. Он сегодня самый незащищенный.

Сегодня я начала с того, что родители и учителя должны быть в одной лодке и дуть в один парус. К сожалению, бумерангом все вернется к родителям. Потому что на сегодняшний день учитель незащищенный на самом деле, его можно потоптать, и что хочешь сказать. Сегодня надо обращаться к детям «поосторожней, поаккуратней», а то родители прессингуют. У  меня тоже три сына, двое уже работают, самый младший у меня студент, я также плачу репетиторам. Я абсолютно последовательный пропагандист идеи Бэкона Фрэнсиса: «Знание – сила». Это единственный на сегодняшний день ресурс большинства россиян. Например, третьего своего сына я с 8 класса к репетиторам отдавала – химия, физика, английский, математика.

— То есть вы считаете, что прошлая система образования, когда дети сдавали традиционные экзамены при поступлении в вузы, была лучше?

— Конечно, безусловно. Я статью написала, там пишу о том, что в советской системе образования из 100% выпускников должны были поступить 25%. Конечно, некорректно сравнивать тот период и этот, там была экономика, мы исходили из объективных факторов. У нас было очень хорошее профтехобразование. Очень было сложно поступить, но зато легко было учиться в вузах, потому что школа давала отличные базовые знания. Сегодня все 100% поступают, намного легче поступить, но зато, как я уже сказала, во многих вузах забывают буквы, по-моему, очень легко учиться. Не буду даже акценты расставлять, они всем известны. Это вообще отдельная статья – наши высшие учебные заведения. Почему у нас такая внешняя развитая образовательная инфраструктура, почему, например, на юрфак в СОГУ значительно выше баллы поступления, чем в московский вуз?! Я не буду никого и ни в чем обвинять, но все это наталкивает меня на какие-то определенные мысли.

— Мы все постоянно слышим, что бюджетникам повышают заработную плату, Вы на себе это ощущаете?

— Видимо, мы в разных параллельных мирах живем. Я это постоянно слышу, более того, я вам скажу, что есть учителя, мои коллеги, которые действительно говорят, что у них зарплата 25 тысяч рублей. У меня высшая категория, 26 часов в неделю — 12 тысяч зарплата и плюс 3 тысячи стимулирующая надбавка.  Причем, я абсолютно считаю несправедливой систему оплаты ставок, связанную  с  количеством детей в классе. Выходит, что я для меньшего количества детей хуже даю урок, чем для большего количества?  А по самой первой реформе, когда только начались эти шатания, у нас вообще было не больше 25 детей в классе, то есть тогда понимали, что чем меньше, тем больше возможностей их обучить. Особенно на уроках гуманитарного цикла, таких как история, литература. Много обсуждений в интернете у блогеров в сообществах, по сути, дела идет подрыв образования.

— Мы публиковали статью на сайте, где пытались разобраться, из чего состоит заработная плата учителя. Сами учителя вообще понимают, из чего состоит их зарплата?

— Стимулирующая зарплата – это еще из Советского Союза идет, ныне покойный Черномырдин ее ввел. Хотели как лучше, получилось как всегда. Как будто бы мотивирующая составляющая учителя должна подняться. И вот эта стимулирующая зарплата к чему в конечном итоге привела? К тому, что вообще дело доведено не до развития истинных талантов, а до какого-то автоматизма. У меня, например, в период Советского Союза один из учеников Михаил Кампонейцев был призером олимпиады Советского Союза. А сегодня куда деваются эти наши победители «Ступеней науки», которые получают места. Я считаю, что это, отчасти, мыльные пузыри, имитирующие моменты. Стимулирующая зарплата не ответила тем замыслам, которые, в общем-то, на нее возлагались.

— А учителям сегодня удается повышать свою квалификацию?

— В принципе, стараются на пульсе держать руку, хотя я многие вещи по ФГОС (Федеральный государственный образовательный стандарт) не понимаю. ФГОС – это только лишь пока площадка. Ведь каждая реформа должна давать облегчение. А если ФГОС заполняет учителя не в том направлении, в котором надо, тогда необходимо освобождаться от этого. Все время учителя занимают планы, но они же не являются показателем. Бюрократизированность – первый показатель высокой коррупционной составляющей. По моему глубокому убеждению, учитель четко должен выполнять триединую задачу: образовательную, формирующую и воспитательную.

Например, лично я считаю, что раз идет забюрократизирование, а сейчас вы не представляете, какие огромные папки планов нам нужно сдавать. Также в свое время врачей посадили на бесконечную писанину. А теперь они удивляются, почему пациенты без конца жалуются. У меня такое чувство, что идет забюрократизирование, причем ничего нового не изобретается.

Я понимаю и приветствую тоже ЕГЭ, потому что по себе знаю, ЕГЭ заставляет двигаться учителя. Несмотря на то, что я со многими вещами не согласна, но учитель действительно погружен в свой предмет, он должен постоянно сам, прежде всего, ориентироваться в нем. Я отлично понимаю, что требования времени – это знание компьютера, но сводить все к компьютеру – это нонсенс. Ученики как презентацию подготовили, буквально еще на следующий день что-то помнят, а через день нет. И получается опять развитие творческой личности, а непонимание того, что не в этом творчество заключается. То есть какой-то элемент в этом тоже присутствует, но все-таки в основе любой творческой деятельности сначала лежит база, умение применить эти знания, а не то, чтобы заглянуть в интернет.  А вдруг случится обвал Всемирной паутины, и что тогда? Это как в Америке в последнее время говорят о том, что не надо вообще ребенка обучать письму, достаточно набирать на компьютере. В Америке два образования существуют и то, что они предлагают – не надо письму обучаться – это для тех бедных слоев населения, которым достаточно возможно и этого. Но есть же у них элитарное образование, а мы взяли худшее от американской системы.

— История – гуманитарный предмет, из-за ЕГЭ дети не разучились говорить, ведь почти все задания – это тесты?

— Нет. Я не согласна с тем, что говорят — натаскивание идет по предмету. Потому что когда они пишут сочинение, разве это не является выражением монологической речи? В МГУ даже сегодня вступительные экзамены письменные, чтобы ответить на эти поставленные вопросы МГУ, их же надо сформулировать, а это и есть монологическая речь, просто  она письменно передается.

— Как вы считаете, каким должен быть современный учитель?

— Прежде всего профессионалом, он должен знать свой предмет, внешне он должен не отставать, потому что есть классическое чеховское: «В человеке все должно быть прекрасно». И человеческие фактор: любить детей.

— Ваши ученики как раз и считают Вас очень современной и модной.

— Да? Детей я люблю. Конечно, есть столкновение интересов. Был опыт прошлого года, когда родители почему-то решили, что легче всего сдать историю, при этом класс совершенно не занимался. Весь год я пыталась как-то доказать обратное, родители тоже грозились, писали анонимно, к директору ходили. Что в итоге? В итоге мне очень неприятно, двойки свои получили.

Учитель даже самый сверхъестественный, со знаниями, методически подкованный преподаватель, не сможет сделать ничего, если не будет поддержки со стороны родителей. Один родитель мне в прошлом году сказал: нам нужна история. Я ему ответила: «Ну, учите, Ваш же ребенок элементарно на уроках не бывает». И что? Он получил двойку и пошел на физвос.

— Многие жалуются, что современные учебники они сложные и непонятные…

— Это касается особенно всеобщей истории, учебники за 10-11 класс научным языком написаны. Хотя Улуняна мне нравится учебник в 11 классе, а вот Ревякин за 10 класс – очень объемный, с огромным пластом информации. Конечно, я пытаюсь и стараюсь в большей степени учеников проектными какими-то заданиями занять, учитывая, что они должны, в принципе, иметь свое представление, как образованные, интеллигентные люди. Второе полугодие у нас отведено на историю Отечества, там целые пласты абсолютно разносторонние. Ну, как мы должны успеть рассмотреть это за полгода?

— Марина Германовна, получается, меняется время, меняются учебники, меняется сама история? Вот Вы же обучались по советским  учебникам…

— Советские тоже имели свой крен. Конечно, они были излишне идеологизированы, политизированы, но мы и сегодня выполняем социальный заказ государства. В 90-ые годы, например, только не «благодаря», а «вопреки» многие учителя продолжали патриотическое воспитание, потому, как это у нас внутри сидит. Например, я себя считаю полностью продуктом советского времени, я родом из СССР. Я точно знаю, что из того в чем упрекают то время, очень многие вещи несправедливы. Более того, я считаю, что понятие социальное государство подарил Советский Союз миру, потому что там была уверенность в завтрашнем дне.

— А что бы Вы изменили в системе образования, если бы у Вас были такая возможность и полномочия?

— Нас, конечно, никто не слушает. Но я бы в первую очередь поменяла бы оплату труда. В добрые советские времена была оплата по стажу. Мне кажется, это более справедливо, а самое главное – объективно. То есть если ты наработал, что-то показал, то по истечению, допустим, 5 лет у тебя прибавка идет. Можно продумать систему, но чтобы она не зависела опять-таки от административного ресурса и личностного отношения. Еще бы можно было продумать единовременную премию за конкретно сделанную вещь. Я бы ввела 13 зарплату учителю обязательно, по итогам года. Не случайно сейчас смешанный тип экономики, сегодня нигде нет в чистом виде экономики, потому что ни одна из систем себя полностью не оправдала. Многие вещи, которые дал Советский Союз, надо брать. Не секрет, что сейчас многие учителя знают хорошо компьютер, делают чудеса, а элементарно не проводят уроки, такое тоже есть, а внешне все благопристойно. Это нашу школу конкретно не касается, но я знаю такие случаи. Необходимо понимать, что образование на сегодняшний день в условиях рыночных отношений — это единственный ресурс. Классический пример — история Стива Джобса, правда, в стране он другой жил.

— Ваши ученики задают Вам вопросы, связанные с внешней политикой, о месте России в мире, о ее взаимоотношениях с другими странами?

— Да, особенно 11 классы живо этим интересуются. Я очень предельно честно говорю – да, большие проблемы. У нашего лидера Путина внешняя политика неплохая, но внутренняя, я считаю, слабоватая. Потому что за все время его правления экономика так и не появилась, и сейчас постоянно идет кивание на эти санкции — Богом подаренный шанс создать опять все то, что было. Но не создается же опять, экономика так и не развивается. Единственное, что мне понравилось, когда выступал Дмитрий Медведев, мне кажется, он именно на Северную Осетию намекал. Он говорил об инвестициях субъектам. Сейчас же закон такой – инвестиции дают тому, у кого есть проекты. Он сказал так: не буду называть, но два соседствующих субъекта и один во всю инвестиции получает и развивается, а второму ничего не нужно. Это явно я переношу на нашу республику, нам же ничего не нужно, никаких инвестиций не надо.

— Но сейчас у нас новый Глава республики. У Вас есть какая-то надежда на изменения в лучшую сторону?

— Я не знаю. А что нам остается делать? Только надеяться. Понимание того, что надо, прежде всего, с коррупцией покончить, наверное, у него есть. Более того скажу, пусть это не выйдет крамольной вещью, но он тоже возглавлял одну из самых коррумпированных структур не только в Осетии, а вообще, в системе России. И, наверное, не понаслышке знает, что это такое. Я одно скажу: иногда я вот думаю: наверное наши лучшие люди погибли в Великую Отечественную войну. Ну, нет у нас нашего Кадырова. Сейчас посмотрим, время покажет, что будет представлять собой наш Глава.

Я искреннее болею за нашу молодежь. Мы же были в советское время во всей цепи Северо-кавказских округов центром экономическо-культурного развития. Мы были самой читающей и образованной республикой. Я это помню по тому, что я сама принадлежала к этому пласту. Мне очень больно за нашу сегодняшнюю осетинскую молодежь. Под ней я, конечно, подразумеваю всех тех, кто живет в Северной Осетии. Мне очень хочется, чтобы у них массово стало модно опять учиться, потому что, чего греха таить, у всех у них устойчивое мнение – все можно купить. Не купят, потому что надо потом на работу, а в коммерческие структуры не берут уже таких. Нужны знания, нужен конкурс. Всем сердцем этого хочу. А чтобы сознание изменилось, надо изменить сознание и подход родителей. Но и с учителя я абсолютно не снимаю ответственности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Главное с Антикоррупционного форума: порочные госказупки и «элитное» питание

В смерти двухлетнего мальчика не могут разобраться 7 лет

18.10.2017 Gradus Pro

Запретное движение на главной пешеходной улице Владикавказа можно лицезреть ежедневно

ММАшники Северной Осетии просят огня

16.10.2017 Gradus Pro

Полет дизайнерской мысли во Владикавказе скрывают от излишней скромности и чрезмерной халатности, и только «Сердце столицы» открыто и горячо

Битаров испытал в Моздокском районе целую гамму чувств

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: