Медицина катастроф: в Северной Осетии не хватает врачей-специалистов

Слово «врач» в современной России, похоже, стало маркером социального неблагополучия. Или благополучия — в редких отдельных случаях. Вот в главных залах заседаний республики и вспоминают про врачей регулярно. Заботятся.

Недавно в зале заседаний правительства заместитель министра здравоохранения Татьяна Цидаева сообщила, что в республике к концу года ожидается повышение оплаты труда медрабоников. По ее словам, к концу года средняя заработная плата врача составит 22 337 рублей, что на 29% больше средней по экономике региона, зарплата медицинского работника среднего звена будет исчисляться суммой 13 020 рублей, а младшего медицинского персонала составит 8 528 рублей.

Эта безусловно замечательная новость замечательна всем, кроме своей правдоподобности. Трудно поверить, что к концу года в бюджете республики, который обеспечен лишь на 9 месяцев, суммы, предназначенные для оплаты труда врачей, чудесным образом утроятся. Зато понятно, с какой целью делаются подобные заявления и вписываются в отчеты радужные показатели об «экономике региона»: майские указы президента Путина должны исполняться, если это не происходит, должны лететь головы виновных. Чиновники головы свои терять не хотят, поэтому и взялись строчить отчеты и прогнозировать зарплаты «на 29 процентов больше». Схема обмана простенькая, но до сих пор сбоя не дававшая: на бумаге написаны одни суммы, в платежных ведомостях другие. Но врачи молчат, а чиновники отчитываются. Поэтому не стоит удивляться, когда наши медики, получающие зарплату «на 29% больше средней по экономике региона» в реальности получают по 5-7 тысяч рублей в месяц.

Именно эти суммы озвучили недавно сами медики в другом зале заседаний — парламентском, в котором состоялось совершенно неформатное мероприятие. Под руководством председателя парламентского комитета по здравоохранению Александра Реутова главврачи медучреждений республики обсуждали республиканскую целевую программу «Медицинские кадры системы здравоохранения РСО-А на 2013-2017 годы». Разработанную, кстати, правительством без участия заинтересованной стороны.

На реализацию программы за пять лет будет выделен 1 миллиард 256 миллионов рублей. С помощью которых, логично предположить по названию, должна быть решена проблема медицинских кадров.

А проблемы с кадрами такие, что волноваться уже должны не врачи, а пациенты. Потому как именно у пациента случаются проблемы, когда врач нужен, а его нет. И не будет.

Итак. Несмотря на второе место по России, которое Осетия занимает по обеспеченности врачами на душу населения, в республике, как следует из доклада Александра Реутова, не хватает лоров, фтизиатров, челюстно-лицевых хирургов, резкий дефицит педиатров, психиатров, нейрохирургов, неонатологов, травматологов, ортопедов, неврологов…

В этом моменте перечисления Тамара Карсанова, знаменитый акушер-гинеколог, поинтересовалась из зала:

— А кто-то еще есть? Кто остался?

— Дефицит узких специалистов 108 человек, — продолжил анализ Реутов. Не хватает 20 реаниматологов, 8 врачей скорой, 5 онкологов, 3 кардиолога, 7 нейрохирургов. Нейрохирургов осталось в республике всего 2. Надо понимать, что если не хватает уролога в Ардоне, значит, урологии в районе нет. Если не хватает 8 реаниматологов — значит, во всех наших больницах не дорабатывает реанимация.

Другими словами, просто врачей у нас много (чьи-то мамы-пенсионерки и сестры-декретчицы, которым тоже работать надо), а реальных врачей нет. А фонд зарплаты, разумеется, размазывается на всех без дифференциации.

— Сплошные белые халаты, а мани нет. Не нужны мне лишние врачи! — сказала Карсанова.

К разговору подключается еще одна медицинская легенда — Виталий Слепушкин, реаниматолог, врач медицины катастроф. Видимо, пережитые войны и теракты помогают ему смотреть на проблемы гражданской медицины оптимистично:

— Не хватает 50 реаниматологов. Это не страшно, у других соседей хуже, — успокаивает он. — Интернатуры выделяет минздраф РФ. В этом году мы выпускаем 12 интернов: 4 не наши, 2 — родили, 2 ушли — осталось 5. Гигантская нагрузка!!!

Добавляет и Зара Хетагурова, еще один медицинский «тяжеловес»:

— 12 врачей ревматологов не хватает! По районам. Сейчас оголяется все! Врачи не хотят работать за такие зарплаты. Спросила у коллег в районах, какую зарплату они получают. Одна сказала, что получила 5 тысяч, другой еще и надбавку дали. Но завтра же ее не дадут, люди должны знать, что получают нормальные деньги!

— Кто отвечает в Минздраве з аподготовку кадров? — спросил Реутов и посмотрел на Цидаеву, которая была «за Минздрав».

— Естественно, кадровая служба имеет место быть, и мы мониторим нехватку кадров, — успокоила она. — И посылаем, естественно, на подготовку кадров в минздрав РФ за федеральный бюджет. Цифры традиционно высокие — у нас хотят учиться.

— Ага, конечно! — ехидно сказали в зале.

Похоже, решения проблемы с дефицитом специалистов на сегодня нет. Республика не может обязать врачей работать за зарплату в 5 тысяч. Медакадемия не может обязать студентов возвращаться на работу в республику из целевой ординатуры. Главврачи своими силами поддержать дефицитных специалистов тоже не могут. Врачи все это понимают. И не верят ни в какие решения проблем.

— С каких денег надо повысить зарплату? — спрашивает главврач Карсанова. — Повышение нужно вносить в бюджет, иначе никакой главврач не потянет! Есть программа «Земский врач»? Надо давать квартиры, соц гарантии для наших выпускников, они тоже на одной ноге в Москве — без квартир. Если у нас есть Саламов — надо ему условия создать! Очень мы красиво выглядим — раньше ехали к нам лечиться — теперь мы куда только не посылаем.

— Оказывается, есть допфонд оплаты труда, как говорит нам минздрав, — удивляется Виталий Слепушкин. — А главврачи говорят нет? Так где? Дайте надбавку не бухгалтеру, а врачу! Как в КБСП! Там увеличили — и нет дефицита врачей. А в РКБ есть. Вот в Кировском районе дали реаниматологу жилищный сертификат на 1млн. Но это единственный случай!

Кировская больница остальным врачам представляется райским уголком для медиков: у них и муниципальные надбавки к зарплатам, и программа «Земский доктор» в действии, и жилье для молодых специалистов. Но и там свои проблемы.

— Мы выплачиваем повышенную зарплату и стимулирующие, — говорит главврач Руслан Михайлович Айларов. — Иначе невозможно привлекать молодых! Поддержка идет через органы местного самоуправления. Если нужен специалист, его приглашают и делают выплаты. Но в районе изъяты все документы по «земскому доктору» — 12 человек по ней должны были получить жилищные сертификаты. Прокуратура усмотрела сговор. Какое желание будет у меня завтра звать молодых специалистов?

Руководитель Республиканской детской больницы продемонстрировал завидно-философское отношение к проблемам своей клиники:

— У нас идет индексация, выплатили стимулирующие — неонатологам и реанимации 25 процентов, увеличивать тарифы не позволяют… — спокойно поделился Мурат Икаев, у которого лучшие детские врачи не получают и 15 тысяч рублей.

Печальное медицинское сегодня обрисовал Реутов:

— Низкая зарплата, высокая нагрузка, новая форма оплаты не позволяет стимулировать дефицитные специальности, надежды на АМС нет, проблема с выпускниками и их возвращением, диссонанс между оборудованием и качеством специалистов, в программе модернизации было обучение кадров, но этого недостаточно. Ни одна региональная медтехника не сможет отремонтировать томограф.

И вот тут присутствующие вспомнили про целевую программу и миллиарды с миллионами, в ней предусмотренные для врачей.

— Программа нужна, средства есть, но позволит ли она восполнить дефицит специалистов? Как эта программ позволит подготовить 52 реаниматолога? Никак!

У Минздрава свои планы на будущее.

— Планируем продолжать анализ обеспеченности и вывешивать потребность на сайте, — уверенно сообщила Татьяна Цидаева. — Каждый руководитель должен иметь карту. Мероприятия по профориентационной работе. Ярмарка вакансий.

Про зарплаты представитель Минздрава ничего не сказала, но предложила дистанционную форму обучения для врачей и рассказала о разработанной форме кредитов. Вроде на обучение, но я надеюсь, что все-таки неправильно расслышала!

А потом врачи начали вникать, на что все-таки потратят 1 млрд. 256 млн. И сколько из них пойдет на выплаты специалистам, чтобы у нас, наконец, появились реаниматологи и нейрохирурги.

Оказалось, что миллиард как бы есть, но не совсем. Потому что в программу собраны и заявлены в том числе федеральные целевые деньги — на медучилище, к примеру.

— Часть средств, которые обозначены, — уже существующие, просто отнесены к программе, — невнятно пояснили минздравовцы.

Александр Реутов все упорствовал и пытался понять, почему «из миллиарда» нельзя выделить на поддержку необходимых специалистов какие-то средства? И почему, если все понимают приоритеты, деньги направляются на «постдипломное образование» и поддержку несуществующих «социальных работников»?

— Да что вы говорите? — ответили ему создатели целевой республиканской.

Зато в программе предусмотрена даже информационная политика и «обеспечение мер по духовно-нравственному развитию медработников».

— Наверное, выживем, коллеги! — сказал последний из могикан Александр Реутов, завершая обсуждение программы.

От автора: Я не знаю, как эти люди нас еще лечат. Как они еще ходят на работу и не кусают пациентов на приеме в качестве компенсации за то положение, в которое их загнали этими приказами, тарифами, нормами, объемами и программами. И еще я не понимаю, почему Минздрав стоит на баррикаде и держит осаду против своих коллег? Да, Минздрав — часть исполнительной власти. Но не Минфин же они в конце концов! Минздрав хорошо усвоил, что из бюджета нельзя просить больше, чем оттуда готовы дать. Так удобнее. Правительству. Тарифы не позволяют — говорят главврачи. Так эти тарифы определяют здесь, в республике! И пока главврач не скажет о том, что они неприемлемы, Минздрав не будет их менять. А пока Минздрав не поменяет тарифы на наше с вами лечение, Минфин не увеличит финансирование. Тот самый случай, когда дитя должно плакать.

 

 

Очень в тему текст от врача Артема Ижникова:

Люди, это Вы НЕ сберегли…

“Казалось бы, за столько лет работы можно ничему не удивляться — ни скудности оплаты, ни энтузиазму населения, ни зверствам начальства, ничему; ан нет — все равно жизнь, как показывает статистика, гораздо богаче наших представлений о ней.

Вызов — «52 г., Ж, сердце», работаю самостоятельно и получаю его как человек, проработавший уже десятый год. Тем более что анамнез именно этого сердца известен уже всей подстанции — затянувшийся климакс, любовь к бензодиазепинам и редкие монотопные экстрасистолы, иногда мелькающие на ЭКГ и преподносимые, как нечто жизнеугрожающее.

Еду, поднимаюсь на этаж. Неопрятная квартира, худощавая женщина, вытянувшаяся под одеялом, масса неприятных запахов и выражение лица вызвавшей, словно под носом ей мазнули скипидаром.

— Вы какой именно врач?

— Я не врач, — не стал обманывать я. — Я фельдшер.

— Фельдшер?! — сказано было так, что я на миг устыдился этого звания. — Тогда какое право вы вообще имеете меня осматривать?

Пожимаю плечами:

— Дипломом государственного образца и многолетней работой данное. А что?

— Вы знаете, что у меня очень серьезное кардиологическое заболевание?! Вам слово «экстрасистолы» что-то говорит? Какую помощь вы мне можете оказать? Вы даже давление мне не померили!

— Да я, вообще-то, только вошел…

— Что это за безобразие такое? У вас там что, издеваются надо мной? Мне нужна кардиологическая бригада!

— А ее уже год как нет, — радую я подробностями онемевшую от такой наглости больную. — Расформировали.

— Тогда почему мне не прислали врача?

— А где их взять? Думаете, на скорую толпы ломятся?

Дальше пошел долгий разговор ни о чем, который и закончился ничем — т.е. кардиограммой, тонометрией, феназепамом в мягкое место и долгими невнятными угрозами нашей службе за подобную неорганизованность.

Поразительно, честное слово. Милая женщина, откуда же взяться врачам? Тем паче — профильным специалистам, готовым, свесив язык, кинуться кивать в пять утра всем вашим капризам и по поводу каждого чиха устраивать консилиум? Они бегут из медицины, и со скорой — в частности. Возьмите пример дикого Запада — там считается порочной практика доставки врача к пациенту. Врач — это первый после Бога, его голова должна быть забита лишь новыми методиками диагностики и терапии, новейшими разработками и схемами применения новейших же лекарственных средств, глубоким анализом каждого отдельного заболевания у каждого отдельно взятого больного. Но уж никак не должен этот человек, к интеллекту и умственному труду которого предъявляются такие высокие требования, бегать по пятым этажам, таскать носилки, выковыривать бомжей из канав и консультировать истеричек с вечно больными «сердцами» и «головами». Высокий умственный труд предполагает отсутствие низменного труда физического. Говорят, в Древнем Китае врач одной пальпацией пульса занимался несколько часов, вникая в нюансы его наполнения, напряжения, ритма, частоты… Откуда же вы возьмете специалиста, который то же самое вам предоставит, вкалывая при сем, как негр на плантации? А если еще врач гораздо сильнее, чем вашим здоровьем, озабочен мыслями, где бы перезанять, чтобы переотдать, чтобы не протянуть ноги…

Вы не сберегли поколение хороших врачей, люди. Вам его подарило время, как компенсацию за ошибки социалистического прошлого, одно из немногого ценного, что вы могли иметь даром. Вы сгноили этот подарок — жалобами, кляузами, оскорблениями, недовольством, молчанием, равнодушием, ненавистью к тем, кто из последних сил, за нищенскую зарплату, имея огромные обязанности и не имея никаких прав, пытался бороться за ваше здоровье. А теперь это поколение, воспитанное в духе альтруизма, гуманизма и бессеребреничества, благополучно вымерло. Остались лишь крохи. Новые врачи уже не будут такими — они растут в другой эпохе, где в порядке вещей то, что человек человеку волк, что без денег нет работы, что если не ты — то тебя. И, как дети своей эпохи, они не смогут вести себя, как то уходящее во тьму поколение, которое вы добиваете.

Вы молчали, когда врачи жили на нищенскую зарплату.

Вы хором осуждали, когда врач, спасший тысячу, не спасал одного.

Вы доносили, когда врач, дошедший до нервного срыва, ругал вас за необоснованный вызов.

Вы не обращали внимания, что люди, спасающие ваши жизни, живут без социальных льгот, без привилегий, без достойного уважения к своему труду.

Вы предали врачей, люди.

Куда уходят врачи? Подальше от вас, верьте слову. Умирая в нищете, от инфарктов, инсультов и онкологии, забытые всеми спасенными и исцеленными, они уходят в лучший мир, где не будет таких, как вы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

29.11.2019

С начала реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» уделяется […]

Генплан Владикавказа растревожил сердце

27.11.2019

С 2020 года спецрежим для самозанятых изменится

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: