Медстрах

Об ужасах медицины Осетии, миллиардах и смертях

Трагическая смерть дочери депутата парламента Северной Осетии от партии «Патриоты России» Натальи Михайленко сподвигла осетинских парламентариев рассказать новому министру здравоохранения Тамерлану Гогичаеву об ужасах республиканской медицины.

Заседание Парламента традиционно началось с обсуждения и принятия законопроектов и постановлений. За исключением 4 законопроектов из 19, обсуждали и принимали впопыхах, уделяя по 2-4 минуты, практически без вопросов.

Причина спешки стала понятна лишь на последнем пункте повестки «Разное», когда к трибуне вышла «патриотка» Светлана Доева и рассказала подробности смерти дочери своей коллеги.

— Я принимала участие в судьбе ее ребенка. То, с чем мы столкнулись 12 февраля — дня, когда она попала в больницу Кировского района и до 24 февраля — дня, когда она умерла, называется ужасом, а с этим жители нашей республики сталкиваются ежедневно.

По словам депутата, непрофессионализм медиков больницы Кировского района и медучреждения на ул. Титова во Владикавказе стал причиной ухода из жизни девушки, которой не могли своевременно поставить диагноз и назначить соответствующее лечение.

— Неспособность поставить своевременно правильный диагноз, провести обследование, колоссальная загруженность палат, неорганизованная перевозка больного с одного лечебного учреждения в другое, низкая квалификация медперсонала всех уровней и банальное отсутствие врачей в отделениях — именно это все явилось причиной смерти ее дочери.

Она также отметила, что понять возмущение и недовольство жителей республики можно, потому что они часто обращаются за помощью к депутатам, а те, в свою очередь, телефонными звонками стараются помочь решить все проблемы.

Далее Доева подробно рассказала, с чем конкретно пришлось столкнуться дочери Михайленко в больницах.

Во вторник, 12 февраля, она попала в больницу Кировского района с температурой и головной болью. Врачи поставить диагноз не смогли, но начали сбивать температуру антибиотиками, на которые у нее была аллергия, что привело к высыпаниям на коже. Только в субботу больную перевезли в РКБ, где сделали МРТ и поставили предварительный диагноз — ишемический инсульт. В понедельник томография повторилась, а диагноз исключили.

— Мы обратились к Арсену Сулеймановичу (Фадзаеву — прим.), чтобы отправить ее в Москву, но у нее была острая боль и она в слезах обращалась к матери — «помоги, я не могу, сделай что-нибудь». Мы были готовы оплатить коммерческую палату, лишь бы они ее перевели, потому что из-за высыпания больную надо было обрабатывать с головы до ног, а это причиняло ей боль. Нам ответили, что она уже в палате, но четверо больных в коридоре, еще несколько размещены в других отделениях.

Однако уже в четверг позвонила Михайленко и сказала, что их выписали и переводят в больницу «на Титова», при этом девочка уже не могла вставать с кровати.

Доева отметила, что перевозка больной не была организована — пришлось звонить друзьям, которые приехали на машине и спустили больную на коляске. А на территории больницы девушка потеряла сознание, пока стучались в двери неврологического отделения. Здесь и поставили диагноз «ущемление затылочного нерва».

— Позже Наталья мне позвонила и сообщила, что необходимо сделать «блокаду», но ей сказали, что в республике «блокаду» делают всего два врача, а сегодня суббота. Они сказали, что будут их искать, но нужна еще операционная и УЗИ аппарат. А вечером в воскресенье она мне позвонила и сказала, что потеряла дочь.

Миллиарды и смерти

Как продолжила депутат Доева, сегодня система здравоохранения республики — это 9 млрд средств ОМС, которые выделяются из республиканского бюджета, однако в больницах Северной Осетии продолжают брать деньги с инвалидов и беременных женщин.

— Мы с вами проводили модернизацию, прошли централизацию, но от этого же лучше не становится?! Как можно объяснить, что роженице назначено кесарево сечение, а врач только с 12 прокола проводит ей эту процедуру? Как можно объяснить, что онкобольному инвалиду первой группы, более полугода ожидающего очередь на операцию на глаз, провели ее за 29 тысяч, и только после нашего вмешательства вернули деньги. И это все происходит ежедневно.

Она добавила, что по ее информации в течение месяца в лечебных учреждениях республики умерли 116-119 человек.

— Я не знаю, правда это или нет. Это три человека каждый день умирали в наших больницах, а есть еще люди, которых отправляют умирать домой.

Тему некачественной медицины перехватил депутат КПРФ Роберт Кочиев, по словам которого, эта проблема в республике остро стоит уже давно, но «мы [депутаты] начинаем говорить, когда это касается себя или близкого нам человека».

Кочиев предложил перестать преклоняться перед высшим руководством и не «заниматься ерундой»:

— Я не видел нового министра до этого, но, уверен, что у него в душе екает, потому что ему работать не дают. Высшее руководство не дает, потому что кадровую политику решает только высшее руководство. Потому что только один человек должен решить судьбу всех людей, потому что все, кто здесь сидит, преклоняются. Надо просто мужчинами быть и заниматься вопросами и сказать уже один раз – оставьте нас в покое. Только им все надо что ли? Людям как жить в конце концов? А мы здесь сидим и занимаемся ерундой — «приводим в соответствие». Не законы в соответствие приводить надо, а надо пока с коррупцией разобраться.

Полной неожиданностью стало отключение микрофона во время экспрессивной речи Кочиева, который отмечал, что «все здесь занимаются ерундой и покрывают жуликов и воров».

Боги и богини

По просьбе депутатов к трибуне вышел вице-премьер правительства Северной Осетии, министр здравоохранения Тамерлан Гогичаев, который также раскритиковал систему здравоохранения Северной Осетии.

Он отметил, что в республике на 10 тысяч населения приходится 56 врачей и 72 медсестры.

— Ни одна страна мира таким ресурсом не обладает, однако КПД от этого – ноль.

Руководитель Минздрава связывает проблему с непрофессионализмом медицинских работников, с которым ежедневно сталкивается население.

— Заезжая в определенные медицинские учреждения, начиная с сотрудника ЧОПа, который непонятно в каком виде, с сигаретой в зубах, чуть ли меня не обыскивает, при этом зная, кто я. Это ладно, у меня нет короны, но ведь есть указ президента России о запрете курения в медицинских организациях внутри и на территории.

Как подчеркнул министр, в медучреждениях не выполняются функциональные обязанности, этому свидетельствует полное непонимание своей работы медработников.

— Захожу в кабинет травматолога, а там три кровати. Там, где принимают пациентов. На вопрос, с какой целью они здесь стоят, мне ответили — «нам же спать нужно». При этом каждый получает проценты за то, что он оказывает экстренную медицинскую помощь в ночное время, а это означает — без права сна. Есть еще какое-либо понимание, если они себе этого позволяют? И это с разрешения руководителя!

Министр добавил, что просил предоставить историю болезни дочери Михайленко, однако юрист клиники СОГМА убедил руководителя медучреждения «не делать этого, так как это незаконное распространение конфиденциальной информации».

— То есть, я — посторонний человек в этой республике и в системе здравоохранения. Это говорит юрист медицинской организации. Даже этого понимания нет! Что касается данного случая, то, безусловно, мы разберемся. Я уроженец этой республики, я люблю свой народ и не говорю высоко. Я ведь согласился на то, чтобы меня пригласил сюда наш руководитель!

А ситуацию в сфере акушерства и гинекологии в регионе Гогичаев назвал «акушерским бандитизмом».

— Как так может быть, что кесарево сечение составляет 60%? Это каждая вторая женщина в республике, которая больше двоих детей не будет иметь, потому что есть угроза разрыва матки и смерти самой пациентки и ребенка. Я могу сказать, что это моя вина, но лишь все вместе мы можем решить эти проблемы.

— Мы можем строить ФАПы и больницы, но без кадрового оснащения это ничто. Надо повернуться к проблеме, к человеку надо повернуться. А у нас каждый богиня и бог. Я прихожу в больницу и жду, пока эта богиня спуститься и будет со мной так разговаривать! Я представляю, как она с бедными людьми разговаривает. Это нужно исправлять сообща! Я готов встретиться с каждым, никогда я никому «нет» не сказал. Мой телефон всегда доступен.

Бандиты и полицейские

Роберт Кочиев поинтересовался у министра, предпринял ли тот какие-либо меры в отношении главврача Республиканской клинической больницы Асланбека Моргоева.

— Я знаю, что в определенный момент вы вызвали главврача РКБ. Он пришел, вы задержались на 5-10 минут, а он бросил все, повернулся и ушел. Вы ставили вопрос о его увольнения перед главой?

— Безусловно, я обратился к руководителю и было сказано подобрать кандидатуру в связи с чем, мы сейчас объявляем конкурс на его место, — ответил Гогичаев.

Однако депутат выразил сомнение в том, что Гогичаеву удастся уволить Моргоева и рассказал собственную историю, когда дважды, сначала «бандиты», а потом «полицейский», требовали не касаться темы главного врача РКБ.

Гогичаев признался, что выбор главврача является серьезной проблемой.

— Скажу честно, с кем я побеседовал, включая кандидатов из Москвы, везде сталкивался с одним и тем же. Я задаю вопрос: вы пришли в медицинскую организацию и там кредиторская задолженность. Ваши действия? Все отвечают, что им должны дать деньги. На этом все закончено, дальше можно не продолжать собеседование, — пояснил Гогичаев.

В конце диалога Кочиев предсказал будущее министру, сказав, что его судьба предрешена — он проработает два года, его «съедят» и он уедет обратно.

Медики без практики

На заседании и был поднят и вопрос, связанный с прохождением практики студентов-медиков. Так, по словам Светланы Доевой, кафедра «ЛОР заболеваний» сегодня находится в Железнодорожной больнице, где студенты «не видят больных».

Министр поддержал мнение Доевой, сказав, что кафедральные сотрудники должны быть руководителями клинических подразделений и отделений для того, чтобы проводить политику науки нового.

— Студенты должны видеть это в клинических крупных больницах, а не так, что «спасибо больнице за место для кафедры». Количество больных там минимальное и наши студенты ничего не видят на практике.

Камень в Ратманова

Завершил тему медицины сенатор Арсен Фадзаев, который вновь выразил недоумение по поводу деятельности бывшего министра здравоохранения Михаила Ратманова.

— У нас был министр, который недавно ушел, не совсем ушел. Здесь его поддерживали и говорили о том, что он не уходит, а на следующий день он все-таки ушел с должности и стал советником (Ратманов назначен советником Вячеслава Битарова по медицине – прим.)

Сенатор интересовался, чем занимался Ратманов, если медицина в республике сегодня в таком состоянии.

— Медицина — это общая проблема в нашей стране, но, оказывается, великий бывший министр ничего не сделал. Он снял наших лучших врачей с работы и они вынуждены были уехать непонятно куда. Мы его поддерживали. Зачем?!

logo_gradus_newФадзаев добавил, что если принято решение назначить нового министра, то необходимо его поддерживать, и хотя бы раз в три месяца собираться и вместе решать накопившиеся проблемы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
19.06.2019

Бизнесу задолжали по госконтрактам 333 миллиона

Тускаев призвал не тратить деньги «куда не надо»

Министр экономики о рейтингах, инвестклимате, туризме, заводах и о том, когда люди увидят рост экономики

12.06.2019

Жители Северной Осетии жалуются на отсутствие вакцины от бешенства

ПРО госзаказы для избранных, паразитов-победителей и агрессию торговых сетей

07.06.2019

Депутаты намерены отправить в отставку главу Алагирского района

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: