Мир? Дружба? Хинкали!

Говорить о вещах, которые действительно тебя задевают, трудно. Мысль деревенеет,  выдавая вместо плавного течения фраз какие-то непечатности.  Слова,  обтекая эти массивы  нецензурщины, теряют пространство для маневра. Становятся неподатливыми, жесткими, как волокна  чрезмерно огрубевших  стручков фасоли,  зажаренных с яйцом в сковородке.

О, фасоль! Здравствуй, бессознательное! Лобиа!

Так вот. Я не хочу, чтобы моя мысль деревенела.  А нецензурщины, как авторитетно подтвердил бы нам Остап Бендер, Заратуштра рекомендует избегать. Поэтому я позволю себе при признаках деревенения мысли и злобного перекашивания рта пускать чертей. Пусть даже их будет в тысячу раз меньше, чем у Боярского.

Итак, лето закончилось.

Как? Лето закончилось, а вы все еще не побывали в гостеприимной Грузии?!   Даже  пункт пропуска Верхний Ларс пожимает в недоумении шлагбаумами.  Уж он -то разбирается в наплывах. Реконструировали недавно, а уже  нужно думать, как сделать так, чтобы пропускал еще больше. Посещайте гостеприимную Грузию, черт побери!

И это немного странно. Эту витающую в воздухе  странность  отмечают даже сами осетинские туристы, побывавшие у соседей.  Свои отчеты о первом опыте грузинского отдыха они  начинают с небольшого отступления.  Мол, понятно, что ситуация странновата. Для себя я еще не решил, как к ней относиться. Ну а пока не решил, вперед — наслаждаться дешевой Грузией.

Понятно, почему ситуация странновата. Коротко ее обозначить можно с помощью одного комментария в  Фейсбуке.  Оставлен он был под фотографией  моего френда в этой социальной сети. Под фотографией, подписанной автором  «Вот я и в Тбилиси!» был оставлен емкий комментарий:  «Там площадь Буша и улица Гамсахурдиа. Есть на что посмотреть…»

Улица Гамсахурдиа и площадь Буша совершенно не смущают многочисленных североосетинских туристов.  Нет, они и патриоты, и, конечно, помнят  обо всех агрессиях этой гостеприимной страны в отношении Осетии. Что вы! Каждый из них за бутылочкой умопомрачительно дешевого грузинского вина  в какой-нибудь батумской харчевне составит вам на салфетке поминутный план своих порывистых страданий 08.08.08.

И когда он на миг прервется, чтобы  продолжить, утерев нежданную слезу, поглощенный рассказом слушатель вдруг очнется в галдящей харчевне, заметит перед патриотом наидешевейшие огромные дымящиеся хинкали, на которые турист косит незаслезенным глазом, и, поведя рукой, удивленно спросит: «Но как же..?»

Досказать вам не дадут. Мир. Дружба. Толерантность. Вековые отношения. Братские народы. Жертвуя своими чувствами ради.. Наведем мосты. Вспомним о бабушке грузинке и Вахтанге Кикабидзе.

И тут о метаморфозах. Спросите у господина, давящегося грузинским пельменем, почему он не поедет наводить мосты дружбы  в Ингушетию? Вон, в курортный Джейрахский район даже заезжают через Осетию. Сел в автомобиль, свернул за Чми налево и наводишь мосты дружбы, толенрантствуешь, сглаживаешь углы, служишь делу мира. И на границе пять часов не надо стоять. Почему нет?

Хотя нет, не спрашивайте. Помилосердствуйте. Он же подавится. Легко предугадать ответ и без этой, ненужной по сути жертвы.  Там к нему плохо отнесутся. Плохо! И разве можно сравнивать уровень сервиса? А цены?! Да что вы, как можно?!

Ну а причем цены и дело мира? А плохое отношение – это ведь главное, ради чего наводятся мосты дружбы?  В этом же смысл. Причем  тут тогда толерантность?

Не будьте наивны. Незачем спрашивать, зайдите в Фейсбук и посмотрите, что обсуждают путешествующие по Грузии. Цены. Цееены! Как деееешево! Как мноооого!  Ммм…  Жирные губы, лоснящиеся подбородки,  полупьяные глазенки, с восторгом оглядывающие новый мир, в котором за меньшие деньги можно потребить  больше.

Кстати, вы заметили, как часто в связи с грузинским отдыхом упоминается Фейсбук? Поправьте, если не так, но мне показалось, что между пользованием Фейсбуком и выбором отдыха в Грузии существует определенная связь. То есть при прочих  равных пользователь Фейсбука скорее ломанется за грузинской дешевизной, чем абстрактный тракторист из Хумалага,  умеющий заводить трактор, но не представляющий процедуру  заведения аккаунта.  А ведь небезосновательно  подмечено, что Фейсбуком  в Осетии чаще пользуются  представители среднего класса, зарождающейся интеллигенции, власти, средств массовой информации.

Честно говоря, не знал, написать просто «интеллигенции» или добавить  «зарождающейся».  Я не знаю, есть ли у нас интеллигенция, или нам остается только надеяться, что она зарождается. Забавно, черт побери! Вспомнился мне давний разговор с моим однокурсником.  Гия, семья которого  в числе многих беженцев в начале девяностых бежала из Грузии,  в отличие от значительного количества других наших сокурсников интересовался не только ставками на футбол в ближайшем тотализаторе.

«Вот в Тбилиси есть интеллигенция. Настоящая интеллигенция!» — подчеркнул он. « Ну, такие, которые  едят с  вилкой и ножом…  У нас тут, кажется,  нет такой интеллигенции?»  – спросил он меня,  как будто я большой специалист по интеллигенции.

Я раздулся от важности и, как  мне показалось,  деликатно начал говорить о том, что судить о наличии и качестве интеллигенции по тому, с каким количеством столовых приборов они едят, не очень правильно. Разные культурные условия, там этикет такой, тут сякой, японцы вообще сидя на полу, менталитет и культурный код , бла-бла-бла…

О, каким же я был напыщенным самодовольным индюком! Как же ты, Гия, был прав! Единственно адекватный ответ на твое воистину гениальное замечание должен был быть таким: «Да, Гия! У нас нет интеллигенции, которая ест вилкой и ножом! Наша интеллигенция все еще жрет руками!»

Я представил, как бы возмутился другой мой знакомый — Сандро, узнав, что я использовал такое нелитературное слово  – «жрет». Сандрик, как и Гия, тоже связан с Грузией. Мать у Сандро осетинка, а отец грузин. Но он в этой истории вовсе не поэтому, черта с два. Мы вместе служили в армии. А Сандро отличался повышенной щепетильностью к словам. Сидим мы однажды в кубрике. На столике работает радио. Бойкая девушка интервьюирует находящуюся тогда на пике популярности певицу Максим. Высокоинтеллектуальная беседа вертится вокруг диеты, которая позволила певице сбросить  некоторое количество килограммов. Почему-то Максим вместо слова «есть» упорно использовала слово «жрать». «Жру», «не жрать», «пожрала» – говорила она, и каждый раз щека Сандрика нервно дергалась. Наконец он, прервав разговор, с ненавистью в голосе сказал: «Налейте кто-нибудь этой свинье ведро барды!»

Сандро, видимо в силу своих грузино-осетинских корней, очень близко подошел к идее блюда дружбы. Я эту идею подхватил и развил. И рад представить  свою интеллектуальную собственность  в безвозмездное пользование всем заведениям в Грузии, куда наведываются наши земляки. Во имя мира, дружбы и добрососедства, так сказать! В большое,  с блеском отполированное ведро, до половины наливается теплая барда.  Это символ водочной культуры гостей. Следом прямо в барду нужно бросить виноградный жмых, остающийся после выдавливания сока. Это символ винной культуры хозяев. Вишенками на торте должны стать три огромных хинкали,  брошенные в смесь. Это хинкали кристаллизации, которые и будут цементировать  дружбу винной и водочной культур.  Блюдо подавать под звуки симда с двумя точащими из ведра флажками. Столовых приборов, половников, мисок  к ведру не подавать.  Чай, не тбилисская интеллигенция кушает.  Обойдутся. Министерству туризма Грузии рассмотреть возможность компенсации  всем заведениям стоимости «Барды Дружбы». Черт побери, ведь задарма наши туристы не  будет воротить нос от дурно пахнущей «Дружбы».

===============

Ну, раз уж кто не успел летом перевалить Верхний Ларс, пускай не отчаивается. Можно и зимой найти в Грузии места, где можно оставить свои деньги. Например, этим местом может популярный горнолыжный курорт Гудаури.  Был и я как-то поблизости от этого притягательного для наших туристов  курорта.  Денег, правда, не оставлял. Да и  ехали мы, собственно, по старой памяти в Гудское ущелье. Возраст у меня был нежный, поэтому я, видимо, настолько остро воспринял высоту обрыва,  на самом краю которого стояли дед, и еще несколько мужчин. Где-то там внизу что-то шумело, а на противоположном склоне,  куда по каким-то непонятным для моего детского разума причинам нам было нельзя, виднелись домики. Мужчины смотрели на противоположный склон. И некультурно пальцами показывали  села, отмечая, кто из них где жил. Впрочем, там и теперь не было безлюдно. Только жили там уже грузины.

Мы уехали. Символично, что тому селу, куда переселились многие семьи из Гудского и соседнего Трусовского ущелья, было суждено совсем скоро стать эпицентром другого — осетино-ингушского конфликта.  На старых землях живут грузины, на новые претендуют ингуши, вот такая дилемма. С помощью этой дилеммы я попытался однажды осветить все тонкости этого запутанного дела одной коллеге. Она зимой побывала на горнолыжном курорте Гудаури и, вернувшись, под впечатлением от низких цен и от красот  горных видов написала в Живом Журнале хвалебный пост, посвященный Гудаури и грузинскому гостеприимству. Там  в комментариях ее немножко погрызли выходцы из Трусовского ущелья. Она расстроилась и стала на них жаловаться. Я попытался ей объяснить на таком, немного неудачном примере. «Вот, говорю, представь, что в 1992 году ингушам удалось захватить Чермен. Они там понастроили казино, наладили игорный бизнес.  И ты бы сейчас поехала туда развлекаться. Я бы тоже на тебя разозлился».  Я очень аккуратно саллегоризировал ситуацию, которая имела место в действительности.  Она задумалась на секунду и сказала: «Ну, если это наши земли, то мы наоборот должны ездить и любоваться ими! Я так считаю!» Хорошо, что она не привела этот довод трусовцам из Живого Журнала. А то бы они ей рассказали о списках прежних жителей, которых пограничники не пропускают на «наши» земли даже в целях любования.

Кстати, этот довод про «любование землями» — еще один пример того, как люди пытаются прикрыть свое потребительство другими, как им кажется, более благородными устремлениями. Иногда такое лицемерие бывает достаточно трудно вскрыть. Кстати, в этом нам может серьезно помочь один эксперт по разоблачению подобных людских маскировочных механизмов. Еще более уместным он становится в этой истории в связи с тем, что местом его обитания является то самое Гудское ущелье, куда ездят наши любители любований. Зовут его Старый Бардуаг  Гудского ущелья.  Говорят, Бардуаг  Хъуда воспылал однажды страстью к молоденькой девушке из ущелья. Какого характера была эта страсть, нам судить трудно — все-таки внутренний мир бардуагов еще недостаточно изучен и загадочен. Однако факт остается фактом — девушка с этого момента стала опекаться Старым Бардуагом, который расчищал перед ней тропинки  от камней и снега, обдувал ее ветерком, когда ей было жарко, и согревал во время  очень суровых ущельных зим. Однако молодость капризна и непостоянна, девушка, видимо, не оценила того, что за ней приударяет  целый правомочный дух. Она влюбилась  в какого-то смазливого паренька и стала с ним крутить шашни. Вот тут Бардуаг и отделил мух от котлет с помощью комплексного применения сверхспособностей и тонкого знания человеческой природы. В один день, когда два любящих друг друга сердца бились рядом,  фонтанируя розовыми соплями на солнечном высокогорном лугу, Бардуаг начал действовать. Для начала он организовал небывалую для этого времени года пургу, заставив только что клявшихся друг другу в вечной любви молодых людей срочно искать укрытия в близлежащей пещере.  Бардуаг, как опытный шахматист,  заставил их сделать то, что ему было нужно. И когда это случилось, он фирменно захохотал, обвалив скальную породу над входом в пещеру. Влюбленных завалило наглухо.

Первое время молодой человек пытался утешать любовь всей своей жизни, согревал ее, шептал слова любви. Однако по мере того, как до него стал постепенно доходить весь ужас их положения, он стал все больше мрачнеть, грубить и, через несколько суток отсев от девушки, только злобно огрызался на нее. А еще через некоторое время, мучимый голодом и жаждой, он вновь подсел, но вовсе не для того чтобы приобнять и утешить. Он собирался ее съесть. Но именно в тот момент, когда, преодолев  сопротивление, влюбленный собирался вонзить в ее шею свои зубы, Бардуаг  торжествующе захохотал еще пуще прежнего,  да так, что разметало не только камни  перегораживающие вход в пещеру. По  всему Хъуду со скал пообваливались каменные глыбы. Их, кстати,  вдоль дороги в любимый Гудаури и ныне могут  разглядеть любители зимнего «любования на свои земли». И  может, кто-нибудь из них, глядя на эти камни, вспомнит и Старого Бардуага, и спасшихся влюбленных. Которые после смехотворного спасения от всей души возненавидели друг друга. Потому что  ясно разглядели то, чем руководствуется человек в действительности, когда в оправданиях вроде «любования на свои земли» уже нет никакой нужды.

Дружба между народами — это хорошо, а вражда  — плохо.  Простые истины. С ними согласятся многие. В том числе и дети из села Чермен. Где осетинские дети на осетинской части села ели тутовник в огородах, прилегавших к сожженным ингушским домам, а ингушские дети в ингушской части села обрывали яблоки в бывших осетинских огородах.  Так вот, не знаю, о чем при этом беседовали ингушские дети, но осетинские, видя, как кто-нибудь залезает на опасные тоненькие высокие ветви, где, по известному закону подлости, всегда больше зрелых и крупных плодов, начинали дразнить смельчака. «Упадешь — скажут, убился из-за своего живота», — говорили они ему со смехом. При этом дети,  конечно,  совершенно не понимали, почему убиться просто и убиться из за своего живота — настолько разные, несопоставимые вещи.  Для них это была просто дразнилка, подобная многим другим детским дразнилкам, которые однако необычайно сильно влияют на детскую психику.  На самом же деле это был жалкий осколок разбитой  и потерянной системы, которая кое-где еще являет кое-что из своих стремительно исчезающих постулатов. Может, те из наших земляков, которые сохранили хоть какие-то осколки из этой раздробленной, исчезающей  ментальности заглянут внутрь себя и задумаются. Действительно ли они хотят продолжать обманывать себя и других, прикрывая  обламывание  тоненьких ветвей национального самоуважения ради собственного живота пресловутой «дружбой народов». А то кто знает, что еще может выдумать не терпящий лицемерия старый Бардуаг Хъуда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Как ни странно, но о школьных поборах говорят больше, чем о результатах реформы образования

Бюджет Владикавказа почти без дефицита, но с большими долгами

19.06.2019

Бизнесу задолжали по госконтрактам 333 миллиона

Тускаев призвал не тратить деньги «куда не надо»

Министр экономики о рейтингах, инвестклимате, туризме, заводах и о том, когда люди увидят рост экономики

12.06.2019

Жители Северной Осетии жалуются на отсутствие вакцины от бешенства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: