Митингующая Осетия

Если против коррупции, то за Навального?

Антикоррупционного митинга 12 июня во Владикавказе не будет. Администрация города не дала соответствующего разрешения, ссылаясь на проведение торжественных мероприятий ко Дню России «с участием большого количества детей». Правда, взамен предложила провести «круглый стол». Организаторы согласились, и определили дату — 7 июня. Оставим за скобками то, что городские власти нарушили закон, так как обязаны были предложить другие площадки, свободные от массовых гуляний. Речь пойдет об инициаторе митинга, которого одновременно и «побратали» с Навальным, и обвинили «в прогибе» под власть за согласие сесть за стол переговоров.

О митинге, Навальном и истинных целях активности в социальных сетях и в реальности «Градусу» рассказал предприниматель и общественный активист Асланбек Камаров, выступавший одним из организаторов антикоррупционного митинга.

fx2s1wi_23i

— 12 июня вам не разрешили провести митинг, но предложили альтернативу — «круглый стол». Для более полноценной подготовки вы решили собраться предварительно. Каковы результаты прошедшей встречи?

— На наш клич откликнулось только 14 человек из 200, на тот момент присутствовавших в группе по митингу. К сожалению, встреча прошла не очень продуктивно. Только у меня на руках были факты, подтверждающие справедливость нашего недовольства. Что касается конкретики, по договоренности с администрацией Главы и правительства я их раскрывать не могу, потому что сейчас мы их прорабатываем, ищем способы пресечь нецелевое расходование бюджетных средств. Также обсуждались какие-то общие вещи, но даже более важные: безработица молодежи, поборы в образовании (связанные, в том числе, с низкими зарплатами преподавателей), отсутствие препаратов и медикаментов в некоторых больницах. Но люди, которые непосредственно владели информацией, побоялись присутствовать, и, фактически, свидетелей у нас не набралось.

На встрече прозвучала информация, что Глава республики давал ряд поручений по борьбе с коррупцией, давал конкретные задания найти людей, которые столкнулись с ней в жизни, на работе. Исполнители общались с прокуратурой, дали объявление по радио, по ТВ, выступали с интервью, но за два месяца ни одного звонка так и не поступило.

На всех уровнях люди сталкиваются с коррупционными схемами, но они не готовы об этом говорить. Я отчасти их понимаю, разные бывают ситуации. Я сам в принципе с опаской шел на подачу уведомления в нашу администрацию, потому что были инциденты в соседних республиках. И сам столкнулся с непониманием. Но не со стороны официальных властей, которые отрабатывали довольно профессионально, встретились с Рустемом Келехсаевым (руководитель администрации Главы и правительства РСО-Алания — прим.). Но многие жители республики восприняли это все, в частности, желание провести митинг, как продвижение чьих-то интересов. Нас восприняли как агентов Госдепа, со всеми вытекающими последствиями, поэтому я имел множество неприятных бесед на прошлой неделе, хотя они все разрешились мирно.

— То есть вас восприняли как последователя широко известного в массах Навального, которого подозревают в работе на Госдеп США?

— Да. Якобы получаю от него деньги и команды из Москвы и Питера. С этим недопониманием я сталкивался как среди обычных людей, так и среди официальных лиц. Были записи в социальных сетях, что мы продвигаем интересы «защитника нацистов и гомосексуалистов» Алексея Навального. Какое-то мизерное количество людей замечало, что мы изначально строили свою повестку вокруг возможности позитивных изменений в республике, поэтому мы и пошли на контакт с властью. А митинг 12 числа был хорошей возможностью объединить людей.

— Какова ваша цель минимум, какой эффект ожидаете и хотели бы получить по итогам встречи 7  июня?

— Минимальный эффект — отработка тех конкретных фактов нарушений при расходовании бюджетных средств, которые мы обнаружили путем нехитрого исследования госзакупок, происходящих в Северной Осетии. Плюс хотелось бы, чтобы был отработан механизм, в результате которого, мы бы смогли привлечь больше компаний к участию в республиканских государственных закупках, потому что сейчас бизнес страдает тотальным недоверием к этой системе. Я лично сталкивался с такой ситуацией, когда в тендерной документации есть отдельная строка, в которой говорится, что если предлагается несколько марок материалов, то они должны быть отделены запятой, а не пробелом, на основании этого тендерная заявка компании отклонялась.

Как примерно происходят нарушения? Предварительно запрашиваются две-три компании, их предложения обезличиваются, указываются в тендерной документации как рыночный анализ. Грубо говоря, вы хотите купить машину, спрашиваете трех поставщиков. Один вам дает цену в рубль, другой — два, третий — три, соответственно, средняя стоимость по рынку получается 2 рубля и максимальная стоимость закупки, которую вы можете вывесить на сайте госзакупок — 2 рубля.

Я сталкивался с тем, что есть три условных поставщика, и цена либо вообще не отличается в их предложении, либо отличается так, что средняя стоимость оказывается ровной. Например, закупка коммунальной машины. Миллион рублей тендер, открываешь обоснование цены и смотришь, а там три поставщика: 972 тыс. рублей, 1 млн и 1 млн. 28 тысяч, получается ср. — 1 млн. Эти три предложения очень странно выглядят. Это тот случай, когда закупочная стоимость очень занижена, и есть подозрение, что будет закупаться старая машина, ветхая, со скрученным счетчиком километража.

Достаточно много ситуаций, когда закупка осуществляется у единственного поставщика, или закупка непрозрачна — просто не вывешиваются документы как входные, так и выходные или доступ к ним затрудняется. Это то, что касается конкретно моей деятельности, я в этом очень долго варился.

То есть вы имеете опыт работы в сфере закупок или продаж?

— Я предприниматель, пять лет с 2011 по 2016 проработал в Москве в фирме, которая занималась проектированием, инжинирингом, поставкой оборудования.  В последний год был техническим директором и занимался как закупками, так и продажами, в том числе, мы принимали участие и в государственных закупках, и в частных коммерческих закупках, а также выступали в качестве покупателя. То есть какой-то мизерный опыт имею, и отличить настоящую закупку от заточенной под кого-то конкретно вполне способен. Большое нарушение есть по сметной стоимости. Существует смета на типовой объект. В соседних республиках он стоит, скажем, 1,80 рублей, а у нас — 3 рубля. Кто считает эти сметы, почему такая разница? При том, что проекты рядом друг с другом положи и отличий не найдешь? Отличие только в коммуникациях: нужно проложить больше труб для подачи воды, больше линий электропередач, длиннее газопровод, но это не стоит разницы в N-ую сумму денег.

— Такие инициативы из народа, попытки борьбы с коррупцией могут быть эффективны?

— Чем больше людей будет осуществлять контрольную деятельность, чем больше людей будут за нами в качестве опорной силы, тем больше шансов на то, что мы добьемся своей цели, больше вероятность того, что мы не будем раздавлены системой. Не в том плане, что нас конкретно какие-то лица хотят убрать, просто в любой системе и в Америке, и в Европе, и в России есть всегда несколько противоборствующих лагерей. У нас обычно за один лагерь 99 процентов ресурсов и людей, а за другой — с гулькин нос, поэтому у нас не получается конкуренции, скорее противоборство. Вот когда у нас будет конкуренция, когда будет организация, не привязанная ни к одному из полюсов, то, думаю, можно будет о чем-то говорить.

Конкретно мне поступило два предложения. Первое — создать общественную организацию по контролю, которую наше правительство наделит соответствующими полномочиями за счет присутствия там людей от власти, способных продвигать какие-то законопроекты, решать вопросы и прочее. А второе предложение от политической партии, не будем пока называть, дабы не рекламировать. На текущий момент в Осетии нет власть имущих людей, заинтересованных в ее продвижении. То есть партия свободная, и можно развивать ее в любом направлении в зависимости от того, какими людьми она будет наполнена. Есть предложение вступить в нее и брать под свое начало людей, мыслящих так же, как и мы. И на этой платформе участвовать в парламентских выборах в сентябре, в целях подготовки и уже более активного участия в муниципальных выборах в следующем году.

— Не является ли человек, который дает взятку, равно соучастным к преступлению? У нас разное отношение к тем, кто дает взятку и тем, кто ее берет.

— Наверное, ответ кроется в том, что я рассказывал ранее. Когда искали людей, готовых освидетельствовать факты коррупции, их не нашлось. Все считают более приемлемым дать взятку, чем сообщить о ней, чем попытаться найти справедливость. Есть у нас такая проблема — при получении полиса ОСАГО, как правило, страховые компании в республике навязывают страхование жизни. Это совершенно незаконное действие, обжаловать его можно по щелчку пальцев. Более того, страховая компания не является государственной, а, значит, проблема эта решается на уровне менеджера, который вам предлагает такой полис. Если люди даже в такой ситуации, когда им ничего не грозит, когда это ударяет по их карману, не хотят решить вопрос по закону, коррупция будет процветать и дальше. Хотя есть и те, кто обратился ко мне с этим вопросом, и успешно его разрешил.

Коррупция в плане взяткодателя — очень большая проблема, в том смысле, что она у нас общественностью не порицается. Изменить такое положение дел — наша ключевая задача. Мне бы хотелось читать лекции в университетах или школах, если, конечно, будет такая возможность. Нужно менять сознание. Так как пока никто не считает дачу взятки зазорным действием, скорее необходимым и неизбежным. А тех, кто не даёт, могут даже воспринимать как “белых ворон”, с соответствующим отношением.

У нас люди зачастую себя оправдывают тем, что у нас такой высокий уровень бюрократии, что легче бывает дать 100 рублей, чем проходить через все ее круги.

К примеру, стоите вы в очереди и хотите получить свою услугу поскорее. Есть первая проблема — очередь создается искусственно, чтобы у вас такая мысль возникала. И есть вторая проблема — у вас такая мысль возникает, и с большой вероятностью вы ее реализуете. Вместо того, чтобы дать взятку, чтобы вам быстрее предоставили услугу, необходимо мыслить в другом направлении и написать коллективную жалобу, чтобы сама процедура изменилась, так как в следующий раз вы с ней вновь столкнетесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
18.12.2017 Gradus Pro

Татьяна Шрамко уверена, что реформы в санатории «Осетия» приведут к хаосу

Депутаты подсчитали доходы и расходы Северной Осетии и определили самое слабое звено в пополнении казны

«Дом Деда Мороза», народные гуляния, концерты и интерактивный фейерверк. Как Владикавказ встретит Новый год с «нищебродским бюджетом»

Без света и газа — к процветанию и успеху!

13.12.2017 Gradus Pro

В 21 веке семья из Северной Осетии вынуждена топить дом шишками

Хрюша, Степашка и Каркуша подарили маленьким пациентам Владикавказа улыбки и новое оборудование

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: