Молочные реки

PRO превратности статистики

Северная Осетия по итогам 9 месяцев 2020 года вошла в тройку регионов с наибольшим снижением производства товарного молока до 8,5 тыс тонн (-3,4 тыс тонн) в крупных, средних и малых сельскохозяйственных организациях. Об этом сообщает профильное издания Milknews.

Однако во время недавней встречи Вячеслава Битарова с министром сельского хозяйства РФ Дмитрием Патрушевым отмечалось, что в республике намечена позитивная динамика в сельском хозяйстве, в том числе в молочном животноводстве. Так, производство молока в 2019 году выросло до 167,9 тыс тонн (+8,4%). Положительная тенденция сохраняется и в 2020 году: за 9 месяцев производство достигло 136,7 тыс тонн (+3,1% по сравнению с аналогичным периодом 19 года).

Как же это возможно? Дело в том, что правительство республики апеллирует валовыми надоями, а Milknews пишет только о товарном молоке.

― Молоко подразделяется на две части: первая ― которую выпускают сельскохозяйственные предприятия (СПК ― сельскохозяйственные кооперативы, ООО и бывшие колхозы). Другая часть ― это крестьянско-фермерские хозяйства и индивидуальные предприниматели. Раньше считали молоко каким образом — каждую часть отдельно. А сейчас итоговый подсчет по рейтингу, по данным Росстата и по производству всего по республике. Теперь считают общее количество надоенного молока по всем видам хозяйств, — пояснил «Градусу» замминистра сельского хозяйства РСО-Алания Ибрагим Рубаев.

По словам чиновника, Северная Осетия является лидером по темпам роста в животноводстве, в том числе молочном.

— Общий итог производства молока ― [Северная Осетия] один из лидеров на Северном Кавказе по темпам роста. Вы можете где угодно это все просмотреть.

Заместитель министра абсолютно прав. Однако если посмотреть данные за 2018 год, можно заметить, что за 9 месяцев в Северной Осетии наблюдалось снижение производства молока на 9%. А если учесть, что в осенне-зимний период надои снижаются, можно предположить, что по итогам года показатель остался отрицательным.

То есть отчасти рост, который фиксируется в 2019-2020 годах, является компенсационным: покрывает снижение показателя в 2018 году и в итоге дает небольшой плюс в динамике.

Падение 2018, со ссылкой на фермеров, объяснялось  «техническим периодом производства» и по всей видимости мы наблюдаем выход из этого технического периода.

Такая разная статистика

По итогам той же встречи с Патрушевым, пресс-служба правительства писала о том, что наш «регион опережает среднестатистические российские показатели по самообеспеченности зерном, фруктами и молоком».

Полагаю, что этот вывод об уровне обеспеченности молоком был сделан на основании тех же валовых показателей по надоям молока. На фоне такого громкого заявления вспоминается мое интервью 2017 года с Аланом Абаевым, занимающимся переработкой молока (компания «Молоко Осетии», — прим):

― В Осетии доится тысячи тонн молока в месяц. Вы можете узнать об этом, открыв сайт Росстата. Я всегда говорю: дайте тех, кто доит это молоко! Где это молоко? Его нет, по крайней мере, для переработчиков.

Как так получается? Дело в том, что переработчики используют то самое товарное молоко, о котором пишет Milknews. Выходит что из 136,7 тыс тонн молока, надоенных в республике за 9 месяцев текущего года, до переработки дошло лишь 8,5 тыс тонн. Этот объем примерно в 16 раз меньше того, что мы видим в общей статистике.

По этой причине многие специалисты считают именно рост объемов товарного молока главным индикатором развития подотрасли, так как оно идет на нужды промышленности.

Кроме того, именно цифры по товарному молоку являются наиболее прозрачными, так как на основании отчетной документации они могут быть учтены в полном объеме без дополнительных расчетов и оценочных показателей. По этой причине, например Союзмолоко (Национальный союз производителей молока) настаивает на том, чтобы учитывать в статистике только товарное молоко.

Почему же в республике наблюдается снижение показателя по товарному молоку? По словам другого замминистра сельского хозяйства Алана Кусраева, среди сельхозорганизаций некоторых форма собственности (СПК, ОАО) наблюдается спад в производстве.

Так, СПК «Горянка», которая занимается и растениеводством и животноводством, сократил поголовье сельскохозяйственных животных.

― Но вот сейчас они ведут переговоры по закупке нового поголовья. Это серьезное, солидное хозяйство и, я думаю, они продолжат свою деятельность в подотрасли молочного скотоводства, — считает Кусраев.

По словам Рубаева, бывшие колхозы и СПК получают субсидии только за литры молока, сданные на переработку, а гранты (на покупку поголовья, создание предприятий и т.д.) идут крестьянско-фермерским хозяйствам, где и фиксируется наращивание молокопроизводства:

―  Если хозяин СПК хочет, то они будет заниматься [животноводством]. У СПК отдельно идет снижение производства [молока], так как им выгоднее заниматься растениеводством: для них на сегодняшний день производство молока убыточно. То, что им выгодно, то они и делают. Есть общий рост производства молока в Осетии: куда мы деньги вкладываем, там и есть рост, а заставлять человека-частника заниматься этим никто не будет.

Акцент на КФХ делает и Кусраев. По его словам, в течение последних трех лет серьезная поддержка оказывалась малым формам хозяйствования: за счет грантов удалось серьезно повысить поголовье сельхозживотных, в том числе крупного рогатого скота:

― За 2018-2019 годы государством в малые формы хозяйствования вложено свыше 400 млн рублей. Как приоритет при предоставлении грантов были выделены молочное и мясное скотоводство. Мы серьезно увеличили поголовье коров мясного и молочного направления. В этом году эта практика продлилась — 220 млн отведено [на поддержку], и опять приоритет отдается животноводству.

При этом, акцент идет на приобретение маточного поголовья, чтобы в республике началось собственное воспроизводство сельхозживотных.

― В целом в стране возник большой дефицит с маточным поголовьем коров. Понимая, что этот дефицит может усугубляться, на воспроизводстве поголовья делается акцент.

Ранее министр Казбек Вазиев заявил, что в республике также оказывалась финансовая поддержка проектов в сфере переработки молока: в Унале Алагирского района и ст. Лугавской Моздокского района. За счет этих объектов до конца 2021 года правительство обещает увеличить в 2,5 раза переработку молока и довести до 100 тыс тонн в сутки.

Впереди США и Европы

Но куда же делось остальное, не товарное молоко ― свыше 120 тыс тонн? Министерство сельского хозяйства при разговорах о надоях молока не делает особого акцента на ЛПХ (личные подсобные хозяйства), но они составляют значимую долю в общей статистике.

Молоко от личных подсобных хозяйств почти никогда не становится товарным, его сложнее подсчитать и предполагается, что основная его доля потребляется самим производителем. Отсюда и высокий уровень обеспеченности молоком.

Но в 2016 году Центр изучения молочного рынка (ЦИМР) поставил под сомнение не только целесообразность учета надоев ЛПХ в статистике, но и сделал вывод о возможных завышениях в показателях. На основе данных Росстата центр составил ТОП-10 регионов по производству молока в ЛПХ на душу сельского населения (то есть исходили из идеи, что сельское население производит молоко и оно же его потребляет). В исследовании использовались данные за 2015 год.

Северная Осетия в этом списке на почетном 10 месте с показателем 661 кг молока на душу сельского населения. Еще одна Северо-Кавказская республика ― Кабардино-Балкария, вообще на третьем с фантастическими 806 кг.

— Если верить официальным данным, то российские регионы, вошедшие в данный рейтинг, значительно опережают многие страны мира, известные высокими показателями производства и потребления молока и молочной продукции, — отмечается в анализе ЦИМР.

И действительно, опираясь на данные центра, выходит, что в 2015 году сельское население нашей республики потребило больше молока за год, чем и городское, и сельское население США (294 кг), Норвегии (306 кг), Швеции (308 кг), Германии (400 кг), Франции (402 кг) или Финляндии (436 кг).

При этом нужно понимать, что эти страны значительно опережают Россию по уровню потребления молока и молочной продукции ― в 2015 году этот показатель по стране равнялся 163 кг. Для сравнения в 2019 году тот же показатель равнялся 158,5 кг.

― Нужно скорректировать систему учета произведенного молока. Сейчас не всегда корректно указываются данные по объемам полученной продукции в личных подсобных хозяйствах, иногда эти цифры превышают реальные, — цитирует гендиректора ИКАР (Институт конъюнктуры аграрного рынка) Дмитрий Рылько издание FNW.

Стоит отметить, что на протяжении последних 5 лет наблюдается снижение доли ЛПХ в общих надоях по регионам и рост доли сельхозорганизаций.

В целом к 2019 году в России удельный вес ЛПХ снизился с 51% до 38%.

В некоторых крупных регионах они вообще перестали играть значимую роль в статистике из-за оттока людей из сельской местности и укрупнении/переходе в другие формы хозяйствования.

— Причина в том, что число людей, проживающих в сельской местности, снижается. Следовательно, ежегодно в ЛПХ падает объем получаемого молока в среднем на 3%. Кроме того, ЛПХ не получают господдержки. Поэтому они все чаще объединяются в фермерские хозяйства, которые имеют подобные привилегии, — пишут «Известиям» со ссылкой на исполнительного директора Национального союза производителей Артема Белова.

Но роль ЛПХ в общей статистике по молоку, в таких регионах как Северная Осетия, все еще значительна. Хотя общероссийская тенденция характерна и для нас. Для этого достаточно посмотреть данные Росстата.

Так, в 2019 году из 167,9 тыс тонн молока 17,3 тыс тонн приходилось на сельхозорганизации, а 14,6 тыс тонн на КФХ и ИП. Остальное молоко — 136 тыс тонн было произведено хозяйствами, то есть ЛПХ.

Давайте сравним эти показатели с цифрами за предыдущие годы, чтобы посмотреть динамику. В 2018 году КФХ произвели 9,5 тыс тонн, а в 2017 — 7,7 тыс тонн молока, то есть наблюдается рост. Но самые большие надои в этой категории были с 2012 по 2015 года, когда цифра понималась до 16 тыс тонн.

Тоже самое наблюдается и среди сельхозорганизаций, и среди ЛПХ: в последние годы идет постоянный рост, но уровня надоев 2011-2015 годов достичь пока не удалось.

В целом, согласно статистике, роль личных подсобных хозяйств остается доминирующей в объемах годовых надоев молока.

Сколько бы эксперты ни указывали на зарубежный опыт, сколько бы ни говорили о том, что в общей статистике ЛПХ не место, а деление производителей на КФХ и сельхозорганизации является нонсенсом (во всем мире это все — фермеры, вне зависимости от размера хозяйства), в целом мало что меняется.

Регионам выгодно показывать положительную статистику, так как это влияет на объемы выдаваемых федеральным центром субсидий, которые идут на поддержание подотрасли.

Зачем это федеральным властям, понять сложнее. Возможно, в основе то же стремление показать красивую статистику. На XI Съезде Союзмолока замминистра сельского хозяйства РФ Оксана Лут заявила, что если в статистике не учитывать ЛПХ, мы получим дефицит молока по стране в 15 млн тонн.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

PRO превратности статистики

Начальник УФСИН об инциденте с Теховым, правах заключенных, «проносах» и переносе изолятора из центра Владикавказа

или куда уходят деньги за обслуживание многоквартирных домов

05.11.2020

Многомиллиардный проект «Алания-парк» ждут к 2024 году

03.11.2020

Вопросы с пятью домами обманутых дольщиков обещают решить до конца года

02.11.2020

Почему осетинской воде тяжело конкурировать на мировом рынке

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: