Нагорный Карабах: риски для СКФО

03.06.2016 Gradus Pro

Статья подготовлена в рамках медиа-экспедиции в Армению, организованной неправительственной организацией Go Group Media при поддержке NED. В рамках проекта представлен цикл репортажей.

«Четырехдневная война» в НКР развенчала миф о «потухших» этнотерриториальных и  межэтнических конфликтах и вновь заставила задуматься политологов о хрупкости мира на Кавказе.

Вопросы безопасности в регионе остаются предметом обсуждения в экспертных кругах. Обострение ситуации продемонстрировало хрупкость существующего положения с большой вероятностью повторения боевых столкновений, с существенным риском перерастания их в полномасштабное противостояние. Вооруженныедействия 2-5 апреля на линии соприкосновения в НКР нарушили статус-кво и неизбежно повлияют на геополитическую ситуацию на Кавказе. Какие угрозы Северному Кавказу представляет нагорно-карабахский конфликт? Какие последствия может иметь вооруженное противостояние на Южном Кавказе  для Северного Кавказа и Северной Осетии?

тархановаЖанна Тарханова в рамках пресс-тура  в Армению, попыталась разобраться в проблемах региональной безопасности в контексте изменения баланса сил на Южном Кавказе в результате вооруженных столкновений на линии соприкосновения между ВС Азербайджана и Армией обороны Нагорного Карабаха 2-5 апреля 2016 г.

 

Северная Осетия – приграничный северокавказский регион России, через территорию которого пролегают стратегические автомагистрали — Военно-Грузинская дорога (ВГД) и Транскавказская автомагистраль, соединяющие Россию с Южным Кавказом и Ближним Востоком. Республика является первым российским регионом, куда прибывают граждане Армении через единственную дорожную артерию ВГД, и  через КПП «Верхний Ларс» в Северную Осетию жители Армении приезжают в поисках заработка и трудоустройства. Традиционно сильны исторические, культурные и межнациональные связи армянского и осетинского народов, национально-культурный центр «Эребуни» успешно функционирует в республике многие годы.

Вместе с тем, история Владикавказа имеет богатые страницы, иллюстрирующие и торгово-экономические, культурные контакты с Азербайджаном, весомый вклад в развитие дореволюционного Владикавказа внесли и бакинские предприниматели,  нефтепромышленники, меценаты. Национально-культурный центр «Азери» также играет в многонациональной республике весомую роль в укреплении межнационального согласия и мира.

кавказ 2Несмотря на то, что Республика Северная Осетия-Алания непосредственно не граничит с зоной нагорно-карабахского конфликта, это не исключает косвенного воздействия на институты власти и население Северной Осетии. Немаловажное значение имеет и приграничная Грузия, на территории которой проживают многочисленные общины азербайджанцев и  армян. В период апрельского обострения в зоне конфликта, официальный Тбилиси занял нейтральную позицию, как впрочем, и в предыдущий период вооружённого столкновения между соседними народами.  В экспертных кругах Грузии всерьез опасаются обострения межнациональной ситуации между местными нацменьшинствами, поскольку при вмешательстве третьих сил вооружённые стычки могут произойти в районах с компактным проживанием азербайджанцев и армян. Известно, что многие граждане Грузии – представители двух воюющих этносов – выехали в зону конфликта в качестве добровольцев. В этой связи в случае начала широкомасштабных боевых действий возрастет напряжённость в Грузии – соседнем с Северной и Южной Осетией государстве, что повлечет определенные риски для Владикавказа и Цхинвала. Кроме того приграничный с Азербайджаном российский Дагестан, где мусульмане частично исповедуют  шиизм,  также окажется в зоне риска, поскольку потоки беженцев и мигрантов могут устремиться как в Северную Осетию, так и в Дагестан.

Также следует учитывать религиозный фактор и определённое влияние Азербайджана и Турции на Северном Кавказе, в связи, с чем нельзя исключать вероятности раскола северокавказских народов по религиозному и этническому признакам, в связи, с чем северокавказцы могут поддержать обе стороны конфликта, исходя из приверженности  той или иной мировой религии  – христианства или ислама. Диаметрально противоположные политические симпатии, усиленные религиозным критерием – это еще один внутри гражданский разлом в регионе.

По мнению военных экспертов, вооружённые конфликты по периметру государственной границы Российской Федерации представляют повышенную опасность для государства, в частности, российского Северного Кавказа, а также признанных Москвой южнокавказских республик – Абхазии и Южной Осетии. В этих двух частично признанных республиках расположены российские военные базы, обеспечивающие их безопасность, поскольку сохраняется угроза со стороны Грузии, не признающей независимость бывших своих автономий, и с 2008 года не подписавшей документ о ненападении на Цхинвал и Сухум. Обострение военно-политической ситуации в НКР также будет проецироваться на Абхазию,  с учетом фактора многотысячной  армянской диаспоры.

«Горячие точки» по периметру границ России представляют для нее существенную угрозу безопасности в регионе потому, что основным и комплексным фактором такого воздействия является вовлеченность в той или иной степени и России в конфликтную ситуацию на Южном Кавказе. С одной стороны Россия является стратегическим союзником члена ОДКБ и ЕАЭС – Армении, в Гюмри дислоцируется российская военная база, охраняющая ее южные границы; с другой стороны, Россия поддерживает достаточно дружественные отношения и с Азербайджаном, продает  Баку современное оружие, и Москва заинтересована в возвращении бывшей советской республики в свою орбиту влияния.

Россия как член Минской группы ОБСЕ имеет влияние на процесс урегулирования конфликта, что также позволяет ей усиливать свое присутствие на Южном Кавказе, однако этого недостаточно для предотвращения периодического обострения на линии соприкосновения либо трансформации ситуации в удобный Москве формат – присутствие  российских миротворческих сил вдоль линии разделения.

Важным моментом является обострение отношений между Россией и Турцией, в контексте ситуации, когда Анкара поддерживает Баку в вооруженном противостоянии со Степанакертом. Следует также отметить ожидаемое ослабление рычагов влияния России на соседний Иран в результате улучшения отношений Тегерана с Западом. Нельзя не учитывать и активизацию сил НАТО в Грузии и периодически осуществляющиеся на территории Грузии военные учения сил Альянса, а также военное присутствие российской 58 –Армии  в Южной Осетии. «Игра мускулами» также  создает дополнительную нервозность на Большом Кавказе.

кавказ 1Исторически роль и позиции России на Южном Кавказе были сильны, однако сталкивались с государственными интересами других региональных и мировых держав. В настоящее время Москва на Южном Кавказе может рассчитывать на поддержку только Армении, где на фоне «четырехдневной войны» заметно выросли антироссийские настроения, и наблюдался всплеск русофобии и шквал критики Москвы в связи с поставками вооружения Баку. Рост антироссийских настроений в случае их усиления может подорвать позиции Кремля в пророссийски ориентированных общественно-политических кругах Армении и в целом отразиться на настроениях среди населения страны, несмотря на тесные торгово-экономические отношения, военное сотрудничество и пр. Политические разногласия могут привести к охлаждению на уровне простых человеческих взаимоотношений.

Ослабление влияния Москвы в Армении может быть использовано Грузией, разорвавшей дипломатические отношения с Россией в 2008г., а также Турцией и Западом, организовавшего «санкционную войну» против России, поскольку преследуют также как и Россия, долгосрочные геополитические цели в одном из важных регионов земного шара.

В случае ослабления позиций и влияния России в Армении/Южном Кавказе в регионе усилится присутствие Турции/исламского мира/Запада. Несомненно, с ослаблением влияния Москвы на Южном Кавказе произойдет ослабление позиций Москвы и на Северном Кавказе. Ослабление роли РФ на Южном Кавказе, либо ее уход из региона, в том числе вывод российских баз из Армении, о чем в последнее время заговорили представители некоторых неправительственных организаций Армении,  негативно отразится и на ситуации в СКФО. В случае такого развития событий могут вновь стать актуальными северокавказские межэтнические споры и этнотерриториальные конфликты, в частности, осетино-ингушские противоречия и пр.

Могут предприниматься попытки дестабилизации обстановки террористическими организациями, воюющими в Сирии при поддержке северокавказского бандподполья, что также представляет опасность стабильности на Северном Кавказе. Вновь предметом политологического обсуждения станет проблема уязвимости христианской Осетии в окружении мусульманских регионов. В случае ослабления православной России – Северная Осетия, являющаяся форпостом России на Кавказе, может в поисках православного союзника обратиться к Тбилиси, несмотря на сохраняющуюся опасность для Южной Осетии, исходящую из Грузии.

При вмешательстве третьих сил, в случае начала полномасштабных боевых действиях между НКР /Армений и Азербайджаном, могут «вспыхнуть» ряд северокавказских республик, «проснуться» сепаратистские настроения, поскольку в Армении, также как во многих постсоветских государствах, популярны мнения о праве северокавказских народов на свободу и самоопределение путем выхода из состава РФ.  Не так давно обсуждались и варианты создания независимого от России Аланского государства – союз Южной Осетии и Северной Осетии-Алании при условии выхода последней из состава России. Подобные экспертные оценки востребованы и среди оппозиционно-либеральных политических силах в самой России. Мнение о необходимости предоставления свободы и права северокавказским народам на самоопределение интенсивно обсуждается на фоне возвращения Москвой Крыма и Севастополя и войны на юго-востоке Украины, учитывая, что признала  независимость ДНР и ЛНР Южная Осетия – считающаяся на Западе «оккупированной Россией территорией Грузии». Следует отметить, что Южная Осетия, союзное НКР государство и война с Азербайджаном  потребуют от официального Цхинвала определенных решений в поддержку Арцаха.

кавказ 5Таким образом, полномасштабная война в Нагорном Карабахе  представляет для безопасности России/Северного Кавказа/Северной Осетии – Алании/Республики Южная Осетия следующие угрозы:

  1. В зависимости от развития событий, обострение конфликта может привести к ослаблению влияния России на Южном Кавказе, что неизбежно повлечет и ослабление ее позиций на Северном Кавказе, в том числе в случае дальнейшего ухудшения отношений с Турцией, а возможно, и с Азербайджаном.
  2. Возможно, с этим будет связано и возвращение воевавших в Сирии и Ираке северокавказцев и усилением антироссийских сил на Северном Кавказе. Это, в свою очередь, является дестабилизирующим фактором для всего региона, и тем самым несет с собой определенные риски и для Северной Осетии.
  3. В случае обострения нагорно-карабахского конфликта, в любой его форме, произойдет переброска на юг (возможно и в саму Армению) дополнительных российских военных частей, в том числе дислоцированных на Северном Кавказе с возможной транспортировкой их через Рокский тоннель в Южную Осетию. Это увеличит стратегическое значение РСО-А и РЮО; приведет к росту напряженности в отношениях с Грузией, где также может возрасти численность вооруженных сил стран – участниц НАТО.
  4. Участие России в той или иной форме в конфликте, а особенно вовлечение ее в активное противостояние с членом НАТО – Турцией, может помимо чисто военных и геополитических последствий привести и к дальнейшему экономическому ослаблению России (не только в результате дополнительных западных санкций), а уменьшение ее экономического присутствия на Северном Кавказе приведет к уменьшению финансовых дотаций. Это  также ослабит влияние Москвы в соседних с Северной Осетией республиках, что опять влечет вышеописанные риски для Владикавказа.
  5. Дотационный регион Северная Осетия, связанный с Южной Осетией широким спектром взаимоотношений, переживает сложный период общественно-политического развития, осложняющийся предстоящими выборами главы республики, а также парламентскими выборы в ГД РФ. В связи с этим ответственность региональных властей перед федеральным центром и нагрузка на местные власти возрастает. Местное правительство может не справиться самостоятельно с опасными вызовами, которые могут быть спровоцированы  внешнеполитическими коллизиями, в случае чего не исключен внутриполитический и социально-экономический коллапс, обострение межклановой борьбы за власть в РСО-Алания.

памятник-Уастырджи-2

Таким образом, в широкомасштабных военных действиях не заинтересованы ни стороны конфликта — Азербайджан, Армения, НКР; ни Грузия, ни Россия, поэтому «четырёхдневная война» была прекращена после вмешательства Кремля и 5 апреля на встрече с президентом России Владимиром Путиным лидеры Азербайджана и Армении Ильхам Алиев и Серж Саргсян, несмотря на сохраняющиеся серьёзные противоречия и воинствующую риторику, согласились на прекращение огня и перемирие. Россия последовательно призывает стороны конфликта к возобновлению переговорного процесса и решению многолетнего территориального спора исключительно мирным путем.

Однако несмотря на дистанцированность Северной Осетии от развития событий в/вокруг Нагорного Карабаха, обострение конфликта несет с собой значительные краткосрочные и долгосрочные риски, и тем самым, крайне нежелательно. Руководству Северной Осетии следует оценить эти риски и совместно с федеральным центром разработать систему действий на случай нежелательного развития событий на Южном Кавказе.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Про горящие бомбы, дигорские движения, деньги ЛДПР и грусть коммунистов

20.08.2017 Gradus Pro

«Коммунисты России» отомстили КПРФ, отыскав неправильные документы

Чиновники Северной Осетии обиделись, что люди жалуются Путину, а не им

18.08.2017 Gradus Pro

Народ штурмует Пенсионный фонд Северной Осетии. Пенсионный фонд держит оборону

История о том, как сбросить оковы колониального рабства и молитвой развивать страну

МВД увидело перспективу в деле о приватизации ресторана «Кавказ»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: