НеЧАЙные церемонии

 

Чудны дела твои, Господи! Чего стоит судьба одного человека или даже целого народа, когда на кону стоит доброе здравие государства? Ничего не стоит – люциферы от политики так прямо вам и говорят открытым текстом: «Думать надо о большом, о стране, о ее светлом будущем! А вы все о еде да удобствах. Э, ребята, а не предаете ли вы национальный гранд-интерес? Немедленно сплотитесь вокруг великой Цели!» Люди виновато расшаркиваются, отгоняя шальные мысли с решимостью молодого бычка, что отшивает назойливых мух на альпийском лугу: «И подумать о плохом не смели! Все против нас, но враг не пройдет!»

В этот самый момент с вами случается то, что происходит с зазевавшимся пенсионером, которого подловили наперсточники у метро – вы попали, вас «обули». Причем, настолько ловко, что, с одной стороны, и полицию звать не с руки – вроде как сам остановился, сыграл и проиграл, а с другой – условный страж порядка еще утром хлопнул с тем самым шулером пива у ларька, а теперь лениво барражирует пространство неподалеку, предвкушая приятный шелест купюр в кармане вечером.  Чистая теория идеального шторма.

 

К чему такая предельная концентрация аллегорий, спросите вы? А к турецкому нашему «гамбиту», конечно. К нему, родному. К чему же еще? Церемониймейстеры от пропаганды едят свой хлеб не зря: наваять и материализовать яркий образ нового врага страны за 72 часа дорогого стоит. Само собой, что с огромной невольной помощью турецкого президента, но факт остается фактом – общество однородно в своих оценках, претензиях и заключениях не меньше, чем во время выборов главы страны. Сухая цифирь от ВЦИоМ или «Левады» только дополняет яркое наскальное творчество разношерстных воинов Света – от обилия коллажей с турецким флагом и сопутствующими хэштегами натурально рябит в глазах.

Но оставим на мгновения политику и поговорим о сугубо меркантильной стороне дела – экономике. Пресловутый денежный вопрос играет в нашей истории вторую скрипку уж как минимум – вы ведь помните, что еще несколько дней назад Турция была одним из крупнейших торговых партнеров России?

Что же происходит сразу после падения СУ-24?  Ростуризм  сначала настоятельно «рекомендует» туроператорам прекратить продажи туров в Анталию с Кемером, а затем и вовсе разражается уже официальной резолюцией «Не пущать!». Роспотребнадзор со товарищи мгновенно обнаруживают некачественные турецкие яблоки да сомнительный турецкий же текстиль. Отечественные футбольные клубы в едином порыве гордо рапортуют о невозможности проведения зимних сборов на берегу Средиземного моря. Далее – везде.

Владимир Путин в это же время играет показательную партию с филигранностью биллиардиста экстра-класса. Он не знает за собой склонности к скоропалительным решениям и каждой драматической паузой и недосказанностью вынуждает своего турецкого визави мучительно гадать, каким станет следующий ход того, чей образ Реджеп Эрдоган нещадно эксплуатирует в своей собственной вотчине.

Впрочем, полноте о мировом закулисье, мы ведь договорились все больше об экономике размышлять сегодня. На фоне обмена дежурными дипломатическими любезностями премьер Медведев анонсирует принятие целого пакета «антитурецких» ограничительных мер (или санкций), которые могут затронуть практически каждую индустрию. Глава кабинета министров неспроста педалирует сослагательное наклонение – до финальных консультаций у Президента точный масштаб мер неясен. Дмитрий Медведев запросил пару дней на формирование пакета предложений. Это означает, что официально санкционный casus belli никак не наступит раньше понедельника. Ограничения и запреты могут коснуться всех видов российско-турецкого сотрудничества, а могут быть фрагментарными.

Запомните это «могут», потому что мы переходим к самому интересному – реакции властей Северной Осетии на санкционные угрозы, которыми с щедростью загулявшего в порту моряка сыплют их федеральные сюзерены.

Теперь следите за руками – мы возвращаемся в чудесный мир наперсточников и облапошенных игроков.

В четверг, 25 ноября, первый заместитель председателя правительства Республики Северная Осетия-Алания Таймураз Тускаев заявляет «Известиям» буквально следующее: «По нашему мнению, Турция должна была как минимум высказать официальные извинения, однако даже этого не произошло». Пока никакого криминала в словах вице-премьера нет. Напротив, первый зампред предельно дипломатично ретранслирует позицию федерального центра.

И здесь начинается интересное. Господин Тускаев продолжает: «Все деловые отношения с Турцией мы приостановили до нормализации конфликта». Возникает законный вопрос: для чего публично декларировать «заморозку» деловых контактов, если никакого окончательного решения по санкциям официальная Москва не вынесла? Почему «охотник» раньше времени пугает «добычу»? С деньгами в Осетии совсем негусто, об этом и глава республики Тамерлан Агузаров, и премьер Вячеслав Битаров не устают говорить, попутно исследуя все новые и новые возможности привлечения капитала. И вдруг «мы приостановили». Деловые отношения Северной Осетии и Турции не настолько тесны как, например, у Татарстана (в Казани нынче форменная паника в определенных кругах), но и не на «эмбрионной» стадии – уже несколько лет власти республики много и упорно работают с турецким бизнес-истеблишментом. Результатом этих мудреных в хорошем смысле слова телодвижений становятся не только форумы и семинары (самый последний закончился во Владикавказе буквально днями и увенчался подписанными соглашениями), но и самая, что ни на есть конкретная и благодатная почва для инвестиций.

Самый хрестоматийный пример — турецкий чайный колосс Caykur. Эта крупнейшая в своей индустрии компания оборачивает немногим менее полумиллиарда долларов, крепко завязана с государством (не в коррупционном, прошу заметить, смысле) и собирается строить очередную фабрику не где-нибудь, а в Осетии. Переговоры с хваткими потомками янычаров были сколь сложными, столь и долгоиграющими (уверен, что непосредственные участники двухлетней баталии с содроганием вспоминают силу и мощь бюрократических машин обеих стран), но вырулили, наконец, на конкретику – власти Северной Осетии должны были предоставить землю под строительство к началу декабря.

Но случилась отвратительная трагедия  в небе. Случилось заявление отцов государства о возможных санкциях в отношении Турции. И случилось интервью первого заместителя председателя правительства Северной Осетии Таймураза Тускаева, под конец которого тревожная рваная мелодия перешла в крещендо — с финальным посылом вице-премьера вечер и вовсе перестает быть томным: «Мы пересмотрели соглашения с турецкой стороной после инцидента со сбитым российским самолетом. Земли под строительство завода мы выделять не будем!» Занавес…

Я неспроста просил вас запомнить глубокую сослагательность риторики Президента Путина и премьера Медведева. Оба подчеркивают, что санкции могут коснуться всего российско-турецкого сотрудничества (вплоть до гуманитарного), а могут быть точечными. Хитромудрые федеральные политики не спешат раскрывать карты в этой партии международного покера высшего уровня. Казалось бы, четкий сигнал регионам – не суетитесь, спокойнее, не делайте резких шагов до тех пор, пока дорожная карта мер и ограничений в отношении Турции не будет задекларирована официально.

Ан, нет. Регион решил сыграть наверняка и забить последний ржавый гвоздь в крышку воображаемого турецкого гроба с решительностью младогвардейца, распевающего патриотические песни где-нибудь на Селигере. «Мы подадим всем пример верного служения Родине и задушим турецкую деловую гидру прямо на южных рубежах страны» — словно отрапортовали «на местах» и быстренько «пересмотрели» и «приостановили». Кто бы сомневался?

У меня есть несколько вопросов важным государственным мужам, посчитавшим сослагательное наклонение за призыв к действию – что вы будете делать, если санкции, принятые против Турции, станут секторальными и не коснутся запрета на инвестиции в российскую экономику? Как вы объясните ненужную поспешность федеральному центру? Есть ли у вас план привлечения капитала из альтернативных  источников, коль скоро «турецкий» проект был свернут одномоментно и бесповоротно («земли не дадим»)?

Наконец, вопрос риторический – для чего нужна была декларативность? Бизнес любит тишину и спокойствие. Приостанавливайте, замораживайте, ждите отмашки из Москвы, но не заявляйте об этом во всеуслышание – велик риск оказаться в неудобном положении постфактум.

А покуда слоны и другие животные много мельче калибром громят посуду в лавке, большой чайной церемонии Северной Осетии не видать.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: