Нестратегическая стратегия

20.03.2019 Gradus Pro

Режиссер Аслан Галазов об авантюризме и муляжах Стратегии развития Северной Осетии-2030

«Будущее любого народа определяется уровнем постановки образования и воспитания растущих поколений»

Ахсарбек Галазов

Проект «Стратегии социально-экономического развития Республики Северная Осетия-Алания до 2030 года» вызвал большую дискуссию и всплеск социального напряжения в обществе. В основном это было связано со 118-й страницей документа, где было записано буквально следующее: «Основной задачей рассматриваемого этапа стратегического планирования является нормализация и активизация межрегиональных отношений между Республикой Северная Осетия-Алания и Республикой Ингушетия. Первоочередная задача текущего этапа – формирование ЕДИНОГО центра принятия ПОЛИТИЧЕСКИХ решений (координационного органа) и мониторинга реализации мероприятий».

Данный пункт вызвал возмущение. Во-первых, непонятно, почему «экономисты» Леонтьевского центра, которых пригласили для разработки стратегии социально-экономического развития Северной Осетии, взялись лихо, по-кавалерийски «порешать» заодно и крайне сложные «ПОЛИТИЧЕСКИЕ» вопросы. Кроме того, люди справедливо увидели в такой «стратегии» угрозу суверенитету республики, что просто логически вытекает из процитированной формулировки.

В результате под давлением общественности пункт о создании «ЕДИНОГО центра принятия политических решений» был удален из проекта Стратегии.

Авторы заявили, что пресловутый пункт — это недоразумение, а также пригласили всех желающих к широкому обсуждению текста, положений Стратегии, внесению предложений и замечаний.

Пользуясь возможностью, хочу поделиться своими впечатлениями от прочитанного документа объемом в 300 страниц. Тем более, что несколько лет назад я уже размышлял над стратегическими материями в статье под названием «Осетинский язык в условиях глобализации: стратегия выживания» («Дарьял», 2013-3). В этой статье вопросы национальной стратегии рассматриваются с гуманитарных позиций, что изначально предполагает некую социальную ориентированность и преемственность в развитии, а для анализа и прогноза используется культурологический инструментарий, сопрягающий прошлое и будущее и дающий таким образом подлинно стратегический взгляд.

Обсуждаемая Стратегия, написанная командой Леонтьевского центра, подходит к вопросам социально-экономического развития Осетии прежде всего с позиций рыночного мировоззрения, экономического империализма, поэтому стратегия развития Северной Осетии замкнута в узких рамках рынка, категориях «конкуренции», «полюсов роста», «кластеров», «непрестанного обновления», где таким образом исчезает реальный человек, декларативно заявленный в Стратегии как «высшая ценность». Подлинным бенефициаром реализации Стратегии оказывается не человек, житель Северной Осетии, и не республика в целом, а обезличенный экономический рост и глобальный рынок.

Читаем, к примеру, пункт 2. 1. Стратегии. «Ценности, приоритеты  и главная стратегическая цель Стратегии»«…Высшей ценностью Стратегии является Человек. Республика Северная Осетия-Алания сконцентрирует свои ключевые ресурсы на вопросах создания благоприятных условий для развития и совершенствования, привлечения и удержания человеческого капитала. Будут системно создаваться условия для сохранения культурного наследия осетинского народа и развития осетинской национальной культуры, развития талантов и компетенций жителей и гостей республики, а также жителей Кавказа в целом.»

На первый взгляд, все хорошо: трудно не согласится с такими благими намерениями.

Если же вчитаться внимательнее и вспомнить, что речь идет о стратегии развития республики на 12 лет (а это один школьный выпуск и два поколения ВУЗовских выпускников), то бросается в глаза декларативность и неопределенность ценностей и приоритетов.

Если понимать процитированный абзац таким образом, что главным приоритетом является развитие человека или «человеческого капитала», а «Человек» (почему-то с большой буквы) объявляется «высшей ценностью», то в своих конкретных планах реформ, в подходах к развитию республики в целом Стратегия никак не оправдывает заявленные ценности.

«Человек», конечно, «звучит гордо», но в Стратегии нет никаких механизмов, системы мер, даже намеков на то, каким образом человек в действительности может стать «высшей ценностью» в либерально-экономической модели мира, которую, собственно, и представляет данная Стратегия, и в которой человек изначально является «капиталом», а не «ценностью». То есть, уже изначально, на уровне терминологии, человек лишается значительной части своих основополагающих, метафизических характеристик — прежде всего духовных, культурных и социальных, которые собственно и делают его человеком. Человек мыслится в категориях капитала, экономического ресурса.

Абзац, следующий непосредственно за утверждением, что «Человек» является «высшей ценностью Стратегии», на мой взгляд, явно противоречит такому утверждению: «Одним из основных приоритетов Стратегии является обеспечение опережающего социально-экономического развития, предполагающего экономический рост на уровне 4,9% …» То есть, экономический рост («на уровне 4.9%») является одним из основных приоритетов Стратегии?

Мы имеем дело опять же с узколобым «экономическим империализмом», исходящим из гиперболизированной роли экономики, хотя очевидно, что сама экономика, ее характер и конкретные формы, являются производным от доминирующей идеологии, культуры, политики.

Экономический рост не может быть приоритетом подлинной стратегии. Экономический рост может быть важной задачей стратегии, но ни ее приоритетом, ни ее целью. Стратегия не может быть бухгалтерским расчетом. Стратегия исходит из определенной идеологии, философии жизни, из определенной цели. Стратегия должна мыслить стратегическими категориями, а не экономическими. Здесь имеет место явное смещение ценностей, приоритетов, целей и задач. Если высшая ценность – это человек, то логически рассуждая, одним из основных приоритетов Стратегии должно быть его, человека, благополучие и всестороннее развитие. Экономический рост в данном случае – это лишь одна из задач, которую требуется решить для достижения этого приоритета.

Кроме того, в тексте Стратегии настораживает налет романтической мечтательности, когда дело касается образа будущего.

«Главная стратегическая цель Стратегии (видение целевого состояния): ГСЦ «Алания – сердце Кавказа»:

  • многонациональный центр государственности и международного сотрудничества в сердце многомиллионного Кавказа;
  • культурно-творческий, образовательный и спортивный центр Кавказа с высоким качеством жизни и лучшими условиями для развития молодежи;
  • конкурентоспособный центр развития умных экономических комплексов: агропрома, промышленности, возобновляемой энергетики и туризма, бережно использующий уникальную природу».

Отметим вновь декларативность и откровенную демагогию в формулировке «стратегической цели Стратегии». Что еще за «многонациональный центр государственности и международного сотрудничества в сердце многомиллионного Кавказа»? Очень сомнительная формулировка. Государственность у нас российская вроде. Важно отметить, что в этой громоздкой и туманной формулировке странным образом исчезает субъектность республики, сама республика трансформируется в некий «центр».

Хочется также спросить: о какой Алании идет речь? Куда пропала республика Северная Осетия-Алания, субъект Российской Федерации? Солидно ли для Стратегии использовать фантомы? Следует также отметить желание авторов документа так или иначе польстить гипотетическому тщеславию малых народов. Поэтому упор делается на то, что мы будем «центром», мы будем «сердцем», у нас будут «лучшие условия».

Поскольку «Леонтьевский центр» пишет стратегии всей стране, допускаю подобные формулировки и в других Стратегиях. К примеру: «Адыгея — сердце Кавказа». Или «Чечня – сердце Кавказа».

Как говорится в известном фильме, «пожалуйста: Стамбул – город контрастов». Все это больше напоминает маркетинг, нежели подлинную стратегию.

Общая драматургия обсуждаемой Стратегии очень проста. Сейчас мы живем плохо, а в 2030 году будем жить хорошо. Примерно так. В обсуждаемом документе есть неутешительная констатация текущего состояния социально-экономического развития нашей республики; дан общий контекст развития СКФО, анализ конкурентных преимуществ республики, ее потенциала, слабых и сильных сторон, некий обзор тенденций, угроз и вызовов мирового глобального развития (весьма спорных, больше похожих на неолиберальные проекты, чем на объективные тенденции), — при этом реалистичного анализа внутренних вызовов и угроз, более актуальных для жизни республики, по сути нет. Далее предлагается некая программа, система мер, которая должна быть принята, чтобы через двенадцать лет республика расцвела и стала «краем успешных предпринимателей».

В Стратегии также презентован флагманский проект «Новая Алания». На мой взгляд, название проекта звучит достаточно авантюрно, вызывая невольные ассоциации с Нью-Васюками. Но это дело вкуса, хотя говорят: как корабль назовешь, так он и поплывет. Для меня тут важнее другое – упор на бездумную новизну, на обновление ради обновления.

Возникает вопрос: а проект «Старая Осетия» куда девать? На помойку? И что это за идея «непрестанного обновления», принимающего характер самоцели?

Далее в целях создания «края успешных предпринимателей» обосновывается необходимость структурной перестройки системы управления в республике, а по сути создания не просто параллельных, а сверхструктур, переподчиняющих себе де факто местные власти и использующие их как инструмент реализации своих проектов:

«7.6. В рамках системы стратегического управления развитием РСО-Алания создается система органов, обеспечивающих процесс реализации и обновления Стратегии и, в частности, мониторинг, координацию и стимулирование действий всех заинтересованных сторон…. Реформа исполнительной власти республики включает:

  • создание новой структуры исполнительной власти республики;
  • разработку системы горизонтального и вертикального взаимодействия.
  • модернизацию бюджетной системы;
  • полноценное развитие АНО «Агентство развития Республики Северная Осетия-Алания» и Проектного офиса Республики Северная Осетия-Алания;
  • создание Инвестиционного фонда (под управлением АНО «Агентство развития Республики Северная Осетия-Алания);
  • создание Фонда устойчивого развития (под управлением АНО «Агентство развития Республики Северная Осетия-Алания»).»

Это буквально то, о чем пишет доцент МГИМО Ольга Четверикова в статье «Стратегическое расчеловечивание», рассуждая об АСИ: «Агентство стратегических инициатив (АСИ) является активным протагонистом «инновационной экономики» наряду с другими агентами перемен, которые выступают одновременно в качестве и разработчиков проектов, и оперативных штабов, поделивших между собой конкретные функции. Это НИУ «ВШЭ», Московская школа управления «Сколково» и инновационный центр «Сколково». Эти центры фактически создали систему параллельного управления образованием и наукой России, независимую не только от гражданского общества, но и от законодательной и исполнительной власти, которая используется как технический канал реализации уже принятых решений. В свою очередь сами вышеперечисленные центры являются лишь ретрансляторами тех идей и разработок, которые осуществляются в аналитических центрах ведущих зарубежных фондов и корпораций. Их миссия — воплощать эти идеи в конкретные проекты и пробивать их реализацию в России».

Как известно, АСИ и Леонтьевский центр объявлены у нас «столпами» социально-экономического развития республики, но хорошо бы понимать, на чем стоят сами эти «столпы».

Обсуждаемая Стратегия, на мой взгляд, это попытка внедрения в тело нашей республики параллельных систем управления, незаметно, как фокусник, похищающих реальный суверенитет.

Глава и правительство республики превращаются таким образом в технических исполнителей. Важно отметить, что речь идет о коммерческих негосударственных структурах (в частности, Леонтьевский центр — это ЗАО), пытающихся присвоить себе государственные полномочия, оставаясь при этом в тени и уходя от всякой ответственности за результат.

Неолиберальные программы и стратегии в России всегда имеют западное происхождение и западных кураторов, и за прошедшие 25 лет они ничего не принесли стране и ее людям, кроме разрушения, обнищания, резкого социального расслоения, всеобщего развращения и деградации. Зато было написано великое множество подобных социально-экономических программ с заумными словами, работающими как НЛП. И в обсуждаемой Стратегии тоже избыток «умных» слов, повторяемых как гипнотические мантры: «кластеры», «точки роста», «полюсы роста», «прорывной», «инновационный», «модернизация». Все эти приемы, всю эту риторику мы помним еще со времен Гайдара и Явлинского: программы «500 дней», «шоковой терапии» и так далее.

Итак, несмотря на социально ориентированную демагогию, Стратегия написана в парадигме неолиберального мировоззрения и экономического империализма, поэтому все разговоры о человеке как высшей ценности, о создании системных условий для «сохранения культурного наследия осетинского народа и развития осетинской национальной культуры» — это не более чем «бабусины сказки», как говорят в Осетии.

«Край успешных предпринимателей» — это очень редуцированный, убогий образ будущего для нашей республики, которая традиционно славилась высоким уровнем образования, науки, культуры, здравоохранения, профессионализма, экономического развития. А что такое «край успешных предпринимателей»?  Край успешных торгашей? Край «эффективных менеджеров»?

Кроме того, на одного «успешного» предпринимателя приходятся тысячи «неуспешных». И что с ними делать?

Самое интересное, что это мышление в логике либеральной экономики, этот экономический империализм переносится абсолютно на все сферы: образование – это услуги, медицина – услуги, культура – услуги, и мы опять видим, как отсекаются социальные, гуманитарные и этические аспекты жизни человека рыночной моделью мира. Если образование низводится до уровня услуг, то значит миссия учителя– это извлечение прибыли, а не образование и воспитание детей. Миссия врача – извлечение прибыли, а не излечение пациента. Миссия чиновника или политика – извлечение прибыли, а не забота об общественном и государственном благе.

Какое-то царство всеобщего лицемерия.

Мы гонимся за модными панацеями, волшебными таблетками в виде модных «экспертов», но не хотим думать собственной головой и не замечаем, что у нас на глазах происходит подмена образования, здравоохранения, реальной экономики, социальной сферы, культуры, самого человека — муляжами.

Это и есть «выученная беспомощность», когда мы не хотим думать, не хотим брать на себя ответственность. Так мы никогда не преодолеем свою «дотационность».

Одно из принципиальных возражений, повторюсь, состоит в том, что обсуждаемая Стратегия не предполагает (несмотря на риторику) ни человека, ни республику, ни его народ – в качестве субъекта развития, но скорее рассматривает определенную территорию и населяющих ее людей как объект, подлежащий трансформации согласно некоему плану. Чей это план? Кому он будет служить? Стратегия должна изнутри опираться на общенациональные долгосрочные интересы. Можно привлекать каких угодно специалистов, но, если мы отказываемся от собственного образа будущего, готовые принять, что называется «не глядя» (в нашем случае, не читая и не вникая) тот образ или тот «кластер», в который нас хотят втиснуть, то это конец идентичности, конец субъектности.

В самом начале документа авторы ссылаются на теории западных экономистов, которые априори признаются прогрессивными, продвинутыми, современными, хотя это все теории прошлого века довольно узкой направленности, рассматривающие системные и структурные проблемы капитализма, корпораций, финансовых институтов. Почему именно эти теории взяты за абсолютную основу – совершенно непонятно.

Удивительно, что людям, которые писали Стратегию развития Северной Осетии до 2030-го года, не пришло в голову учесть тот опыт, который уже был у нас в республике.

Очень странно для стратегов не учитывать ту огромную практическую работу, которая была проведена в республике в советское и постсоветское время.

Но все же: что такое стратегия? Я слышал, что когда люди основали селение Сурх-Дигора, то первым делом они построили школу. Мне кажется, это простой и очень наглядный пример стратегического мышления. Стратегия – это обязательно определение «угла атаки», акцента, вектора изменений, правильное определение приоритетов, концентрация ресурсов на приоритетных направлениях. Приоритетов не может быть много. А в обсуждаемой Стратегии получается, что работает принцип «всем сестрам по серьгам»: и туризм, и «Электроцинк», условно говоря.

То, что Стратегия 2030 написана по шаблону, по болванке, плохо в первую очередь потому, что у повторяющей, догоняющей стратегии нет шансов на успех. Нужны ассиметричные стратегии. Такой ассиметричной стратегией в век «умных технологий», незаметно или уже вполне заметно отнимающих этот самый ум у человека, мог бы стать акцент на фундаментальном образовании, «гербе нации» по определению Расула Гамзатова, создающим у растущих поколений не только прочную основу знаний о мире, в том числе и этическую основу, но и, как ни странно, более высокую пресловутую «конкурентность» в век информации.

Говорить о недостатках обсуждаемой Стратегии можно еще долго, потому что и в конкретной, содержательной части очень много откровенной демагогии и, мягко говоря, недоработок.

К примеру, в разделе «Культура» совершенно не предусмотрено развитие кинематографа и кинопроката. Как такое возможно в 21-ом веке?

Я призываю граждан нашей республики внимательней отнестись к обсуждаемой Стратегии и не принимать то, что плохо проработано, непонятно или противоречит подлинным долгосрочным интересам республики Северная Осетия-Алания как субъекта Российской Федерации.

Автор — Аслан Галазов, режиссер

Иллюстрация — «Люблю Осетию»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

29.11.2019

С начала реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» уделяется […]

Генплан Владикавказа растревожил сердце

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: