Николай Кабоев: Где бы мы не выступали, про нас говорят: «осетинский джаз»

Впервые услышать джаз в живом исполнении мне довелось несколько лет назад на концерте оркестра им. Кима Суанова здесь, во Владикавказе. После того концерта я составила список своих желаний и убеждений:

Пункт №1: джаз нужно слушать в живом исполнении, это феерично.

Пункт №2: интересно было бы пообщаться с Николаем Кабоевым.

И пункт №3: послушать еще раз наших джазменов, потому что они не только отлично играют джаз, но и радуют глаз: они всегда в белых костюмах, в бабочках и сверкающих туфлях.

Весну 2014 года я решила начать сразу со 2 пункта и познакомилась заслуженным деятелем искусств РФ, главным дирижером и художественным руководителем Государственного национального эстрадного оркестра им. Кима Суанова, композитором Николаем Кабоевым. К счастью,  джазмен нашел в своем плотном предконцертном графике время, чтобы рассказать подробнее о «путешествии» джаза по Осетии, об ожидающих нас сюрпризах, о блюзе и о репертуаре оркестра.

кабоев1Более того, Николай Александрович отмечает в этом году свой юбилей, ему исполнилось 60 лет, поэтому нас с вами ждет особенная и вкусная программа под названием «Джаз 2014 Париж-Кавказ».

Почему джаз, в отличие от других видов музыки, раскрепощает сознание, делает человека более свободным и открытым?

— Вы знаете, самым международным языком на сегодняшний день является не эсперанто и не китайский, а язык джаза. Афроамериканцы, которые были завезены в качестве рабов и в Южную, и в Северную Америку, и на острова Карибского бассейна, теряли свои корни и впитывали другую культуру. Единственным светлым явлением в их жизни было обращение к Господу Богу, чтобы попросить свободы. И эта свобода выразилась в джазе, в искусстве свободных людей. Критерием выражения этой свободы, я считаю, является отношение к людям.

Я не отрицаю ни один из видов музыкального творчества, я отрицаю только его разрушение, а все, что связано с созиданием — правильно. В этом плане джазовая музыка, как один из ручейков живительной, жизненной силы, помогает людям быть добрее и честнее. Джаз – это свободная музыка, у вас есть свобода выбора, и вы играете, как хотите и что хотите. Мне это импонирует очень сильно, потому что это глубоко народная философия. В каждой деревне поют по-своему, в каждом районе говорят по-своему об одном и том же, в каждой фразе блюза есть боль, тоска, радость и надежда.

О чем тоскует человек в блюзе?

— Блюз – это удивительное явление, такого ни в одной музыкальной культуре, ни в одном народном языке, творчестве не было. Во-первых, не квадратная форма стихосложения. Во-вторых, это всегда обращение от первого лица. Блюз — это всегда смех сквозь слезы. Я смеюсь только для того, чтобы не плакать. И вот в этом выражается свобода выбора.

Как джазовым музыкантам удается понимать друг друга в атмосфере полной свободы и абсолютной импровизации?

— Если встречаются два, три, пять, двенадцать джазменов, то они всегда договорятся. У нас есть «закон трех Т» — тема, тональность, темп. Мы говорим, какую тему играем, уважающий себя джазовый музыкант знает хотя бы 5000 мелодий, мы должны знать тональность, мы договариваемся, в каком темпе играем, и начинается действо, которое никто не предскажет. Но джаз пошел дальше. В 1960-е годы появился свободный джаз или free jazz – это джаз свободный от темы, от тональности и от темпа. Собрались несколько музыкантов и, не смотря друг на друга, начинают играть. Что они играют? Сложно ответить на этот вопрос.

В 1993 году во Владикавказе Кимом Суановым был создан первый профессиональный эстрадный оркестр, а сегодня оркестром управляете вы. Расскажите о том, как началось путешествие джаза по Осетии?

— Я преклоняюсь перед гением в культурной жизни Осетии Кимом Суановым. Он смог сделать то, что на протяжении многих десятилетий никому не удавалось. Он смог создать государственный оркестр.  Люди, которые любят музыку, хотят ее играть за это еще и получают зарплату… Это – чудо. Но чудо началось раньше, когда открылся факультатив «инструменты эстрадного оркестра» в Училище искусств в 1979 году, а в 1981 году открылось эстрадное отделение. В один из самых тяжелых годов для нашей республики – 1992-ом, в разгар самых неприятных событий, межнациональных конфликтов, вдруг такая милость и счастье – организовался Государственный национальный эстрадный оркестр. У нас были идеи и, самое важное, эти идеи осуществились. Роль Кима Суанова в этом настолько велика, что, наверное, пройдут годы, десятилетия и мы еще будем долго вспоминать не только его волшебный голос и творчество, но и его главное детище – оркестр.

Как происходит работа в оркестре, в котором представлены разные музыкальные инструменты, люди разного возраста? Что вообще означает «управлять оркестром»?

— Не знаю, что такое управлять оркестром. Управлять? Что им управлять? Работают и работают. А вот, где разные люди… В основном, у меня в оркестре работают педагоги и их студенты, студенты студентов. Хотя оркестру всего 20 лет, но я с гордостью говорю, что в биг-бэнде играет джаз старейший музыкант на Северном Кавказе, боюсь, что скоро уже и в мире, Народный артист нашей республики Анатолий Александрович Абаев, ему 79 лет. А дальше, кто заслуженный артист, кто народный — это ребята, которым тоже уже немало лет. Есть у нас еще такой замечательный мальчик (мне так и хочется их всех  мальчиками называть), композитор, дирижер, аранжировщик, первый саксофон моего оркестра, народный артист нашей республики Олег Диамбеков. Он состоялся в оркестре, не было бы этого оркестра, он занимался бы чем-то другим.

Действительно ли ваш оркестр является единственным эстрадным оркестром на всем Северном Кавказе?

— К тому времени, когда мы образовывались, мы были единственным эстрадным оркестром, государственным профессиональным коллективом на Северном Кавказе. Каждый музыкант в оркестре у меня сегодня на особом счету, это штучный товар, каждый уникален. Спасибо, что они помогают, поддерживать ту традицию, которую заложили наши старшие композиторы. Сейчас я могу к радости своей сказать, что появились коллективы в Махачкале, в Краснодаре, Ростове, Ставрополе, Минводах. Зачем же ограничивать-то милость Господню? Надо, чтобы нас было больше.

Расскажите о репертуаре вашего оркестра в целом, и о произведениях осетинских композиторов в частности?

— В программе оркестра на сегодняшний день около 400 произведений. Если мы начнем играть концерты, то нам надо как минимум в двух отделениях играть дней пятнадцать без остановки, чтобы все переиграть. Но мы – Государственный национальный эстрадный оркестр. И поэтому вся музыка, которую мы играем, всегда проникнута нашей национальной ритмикой, мелодикой, гармонией. Все эти годы мы пытаемся красоту той музыки, которую писали наши старшие, пронести в новом качестве и звучании, но, ни в коем случае, не ухудшая. Как нам это удается? Я думаю, что сегодня мы самый профессиональный коллектив на Северном Кавказе, который сохраняет традиции своих композиторских школ.

кабоев2

Можно ли сказать, что в Осетии сложился свой собственный стиль в джазе?

— Не первый год мы говорим, что у нас есть своя джазовая школа. Джазовая школа – это что? Поначалу – это интерпретация джазовой классики американских и европейских композиторов, потом ее переосмысление на каком-то уровне, потом это обработки народных мелодий в джазовом стиле. И вот тут мы подступаем к следующей ступеньке пирамиды построения искусства – мы слышим интонации осетинской мелодики, кавказской ритмики, новое переосмысление. И нас понимают не только в Осетии,  нас понимают во всем мире. Мы много работаем за пределами республики и везде, где бы мы ни бывали, есть такая фраза «осетинский джаз». Раз появилась эта фраза за пределами Осетии, значит, он есть.

Нужно ли специально готовиться, читать литературу, чтобы понимать и чувствовать ритмы джаза?

— В этом и уникальность языка джаза, ты сразу слышишь, тебе честно говорят или лгут. Каждый человек, каждая импровизация может рассказать тебе какую-то байку, возможно, это правда, а, возможно, это шутка. Почему ты моментально веришь рассказам Чехова с первого слова? Я к Антону Павловичу иногда возвращаюсь потому, что верю ему, но не скажу, что верю каждому слову Льва Николаевича, у него со временем менялся стиль. Я не лингвист, но, например, музыка языка творчества Коста Левановича фантастически гениальна.

В чем заключается миссия джаза, который играет ваш оркестр? Какой посыл вы несете обществу?

— Я хотел бы, чтобы то поколение, которое сейчас приходит в жизнь, поколение людей активных, интерактивных, которые могли бы и могут, наверное, сделать мир другим, немного честнее, добрее. Я думаю, это самое великое, что может сделать мой оркестр.

Кого вы можете назвать ведущими джазовыми музыкантами современности?

— Вот этим и прекрасен наш жанр, что у нас нет лучших музыкантов, я имею в виду жанр джазовый, мы или музыканты или немузыканты.

Почему большой концерт вашего оркестра бывает только раз в год во Владикавказе — «Джаз 2013», «Джаз 2014»?

— Джаз – это та любимая всем нашим оркестром музыка, которую мы не можем расплескивать. Поэтому мы собираемся в джаз один раз в год. Мы могли бы играть много джазовых концертов, но понимаете, кто-то любит икру черную… Помните «Белое солнце пустыни»? Там было «черная икра, черная икра, хлеба бы кусок, надоела уже эта черная икра!». А мы хотим, чтобы эта «черная икра» в виде нашего джазового концерта была вовремя и красиво подана так, чтобы и нам, и слушателям ее хотелось отведать.

Приближается ежегодный концерт вашего оркестра «Джаз 2014», какие музыкальные сюрпризы ждут слушателей в этом году?

— Такой забавной программы у нас еще никогда не было. Согласился приехать Жан-Лу Лоньон, один из величайших музыкантов Европы, и в середине марта мы будем объединены в едином стремлении сделать музыкальное шоу, которое называется «Джаз – 2014. Париж-Кавказ». Мы выезжаем на первый наш концерт 14-го марта, который будет проходить в Государственном концертном зале в Нальчике, а 15-го марта в Доме культуры в Моздоке, все-таки я хочу, чтобы Осетия больше знала о том, что происходит в джазовом мире. Мы выступим перед воинами 58 армии 16-го марта, чтобы они знали, какой бывает джаз не только на Кавказе, но и в Париже, ну, а 17-го марта наш концерт будет в Русском академическом театре.

Теперь пункт №2 я могу вычеркнуть из своего списка  и готовиться к встрече с осетинским джазом. А весь оркестр, как обычно, достанет парадные костюмы и начистит туфли до блеска специально для того, чтобы сыграть именно для нас этот зажигательный, ритмичный и трогающий душу джаз.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Наша жизнь в определенной степени зависит от акциза, хотя не всегда можно узреть и почувствовать его на ощупь

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: