О новый дивный мир

13.05.2018 Gradus Pro

Стратегия-2030 обещает превратить Северную Осетию в туристическую жемчужину России

«Градус» с большим трудом раздобыл Стратегию социально-экономического развития РСО-Алания, призванную направить Осетию в светлое будущее, хотя по большому счету она должна находиться в общественном доступе и подвергаться дискуссии. Да и презентации от авторского коллектива Консорциума Леонтьевский центр — AV Group, трудившегося над документом, не последовало, хотя долгожданную программу обещали представить миру в прошлом году.

Прямо скажем, ознакомление с текстом Стратегии предполагает значительное умственное напряжение. Но лучше приступить к изучению в щадящем режиме и по нескольким направлениям потому, как нельзя объять необъятное, да и какой резон тягаться с пятью тысячами специалистов?

Применительно к туристско-рекреационному комплексу Северной Осетии авторы выводят стратегическую цель — к 2030 году в республике будет «глобально конкурентоспособный туристско-рекреационный кластер, всесезонный центр познавательного, лечебно-оздоровительного, активного, экологического и культурного туризма, предлагающий уникальный туристский продукт». Республика, как следует из текста должна иметь статус «жемчужины туристского кластера Юга России и Кавказа в целом».

strat

Масштабная задача (цитируем по документу) «развернута в четырех стратегических целях второго уровня в проекции четырех базовых видов туризма (комплексных секторов туристской деятельности)». Первая заключается в том, что Северная Осетия становится «центром культурно-познавательного туризма, обладающего широким кругом уникальных и разнообразных объектов туристского показа, интересных как для жителей России, так и для иностранных граждан, предлагающий качественный экскурсионный продукт».

Согласно второй цели, Северная Осетия через 12 лет превращается во «всесезонный лечебно-оздоровительный центр, эффективно соединяющий имеющиеся бальнеологические и рекреационные ресурсы, традиционные и современные методики и технологии оздоровления, обеспечивающий высокий уровень предоставляемых услуг».

Здесь же упоминается о том, что РСО-Алания обязательно должна быть включена в число ведущих бальнеологических курортов России.

Третья цель второго уровня вводит Северную Осетию в число регионов – лидеров «активного и экологического туризма в России, предлагающий широкий спектр интересных возможностей для всесезонного активного отдыха в горах, комплексно и эффективно использующий уникальный рекреационный потенциал территории». Надо признать, что в плане стилистического изложения третья цель несколько перекликается со второй, и ключевым словом здесь становится прилагательное «интересное». Обозначается и то, что в конечном итоге Северная Осетия должна стать «лучшим из российских горнолыжных курортов круглогодичного функционирования». То есть ставится амбициозная цель, по меньшей мере, подняться выше давно успешно функционирующего Архыза. Хотя тот, кто побывал в Архызе, получив соответствующий набор услуг, прекрасно поймет, какая дистанция даже сейчас пролегает между курортом европейского уровня в Карачаево-Черкесии и старым добрым Цеем. Небольшая ремарка для сравнения и понимания глубины проблемы и сложности задачи.

А по четвертой цели второго уровня идет связка с еще несуществующим Северо-Кавказским культурным центром им. В. Гергиева. Будущий культурный объект «должен на регулярной основе реализовывать широкий ряд уникальных событийных проектов международного, российского и регионального уровня», что, согласно замыслу, неминуемо скажется на количестве туристов. Возможно, здесь авторы Стратегии, то ли по незнанию, то ли из-за скорости исполнения документа, не встроили полноценный культурный блок, способствующий привлечению туристов в республики. К примеру, ни слова о Национальном музее Осетии, реконструкция которого долго и напряженно ведется последние пять лет. А зря, не включили – ведь наши горожане, обладающие приличной памятью, не забыли, как в советские времена на проспекте Мира возле музея стояли два-три автобуса, привозившие иностранных туристов для осмотра уникальной экспозиции. Насколько реально возродить такие радующие глаз и бюджет сцены зависит от рационального характера вложений внушительных денег на реконструкцию, а менеджерам музейного дела предстоит продемонстрировать свою состоятельность в части создания экспозиции, безупречной со всех точек зрения – исторической, археологической и культурной.

Применительно к туристическому разделу Стратегия явно страдает отсутствием конкретики в географическом плане, и если с научно-теоретического уровня спуститься до прикладного и одновременно местечкового, то неясно, где же в Северной Осетии точки роста туристической индустрии? Абсолютно не просматривается принцип, которого надо придерживаться, чтобы жителям России, не говоря об иностранцах, наша республика была бы интересна.

К примеру, задача связана с тем, что нужно обеспечить развитие лечебно-оздоровительного субкластера РСО-Алания, создание и развитие территориальных лечебно-оздоровительных субкластеров (г. Владикавказ, «Урсдон», «Кармадон-Даргавс», «Мамисон» и др.)» вполне очевидна, но ведь каждое наше горное ущелье, будь то Куртатинское, Даргавское или Дигорское, имеет свой неповторимый облик, но как туда привлечь туристов? Нынешнее экономическое положение региона, и прямо скажем, финансовое состояние местных инвесторов, не позволяют вкладывать средства одновременно в каждое горное ущелье, которые могут негласно соперничать между собой по памятникам природы, объектам культурного наследия, истории и археологии.

И после такой сырой Стратегии придется самим додумывать, что развивать в первую очередь, что во вторую, а где может и до 2030 года не хватит просто времени. Ведь и банальную причину «денег нет» нельзя одним взмахом руки отбросить. Если руководствовать нынешними пусковыми объектам, то можно сделать вывод о том, что первой точкой роста является Куртатинское ущелье, где в конце года закончат строить гостиницу для размещения 100 туристов стоимостью 444 млн. рублей (без канатной дороги).

И таким образом, прагматичная экономика показывает, что достойные условия для отдельного взятого туриста обходятся более чем в четыре миллиона рублей. А если учесть, что 40% финансирования обеспечивает федеральный бюджет по программе развития Северного Кавказа, то очевидно, что инвесторов для туризма искать в сегодняшних реалиях крайне сложно. Но авторов стратегии практика не волнует, ведь гораздо проще щеголять яркими фразами вроде «жемчужина Кавказа» и констатировать общеизвестные банальности.

Если прогнозировать вторую географическую точку, то скорее всего, Дигорское ущелье. Но здесь существенная проблема, связанная с отсутствием асфальтированной дороги от селения Мацута и до той же малокомпактной гостиницы «TanaPark», которая вместе с мостовыми переходами и другими техническими атрибутами обойдется, как минимум, в 600 -700 млн. рублей.

Но тогда какое ущелье приобретет статус третьей точки роста? Мамисонское или Кобанское? В Кобанском ущелье, вероятно, с точки зрения экономической целесообразности создание мест для размещения туристов может потерпеть фиаско – легче переночевать во Владикавказе, а за полчаса добраться до Кобани.

Безусловно, можно, но опять-таки советское прошлое настоятельно говорит о том, что у нас, оказывается были совершенно прозорливые специалисты, которые посчитали нужным создать турбазу «Кахтисар», откуда расходился не один десяток маршрутов по упомянутому Кобанскому и Даргавскому ущельям. Причем, самый непродолжительным был маршрут до Даргавского некрополя, являющегося по классификации ЮНЕСКО памятником мирового значения.

По нынешним временам, желающих пожить в деревянных домиках, от которых в «Кахтисаре» остались лишь развалины, не найдется — нужно возводить что-то модерновое и капитальное, но без приличной дороги в горах, где опасностей намного больше чем на равнине, любое строительство обречено. Да и мало найдется смельчаков, которые рискнут что-то возить по нынешней так называемой технической дороге от некогда бывшего бремсберга до некогда действовавшей турбазе. Уникальный путь к такому объекту туристического бизнеса пробит через скальные породы, но в части безопасности –полный ноль. Одно ЧП и руководитель такой стройки, пусть даже он будет самым патриотично настроенным инвестором, окажется под следствием.

Вывод очевиден — развиваем туризм по ущельям, что вполне оправдано. Значит, после принятия Стратегии депутатским корпусом, придется все детализировать, писать и считать. Но это, конечно, полегче, чем деньги найти.

В разделе, где разработчики Стратегии уделили достойное внимание развитию туризма, есть одна занимательная таблица под номером 18, где даются индикаторы стратегической цели (напомним, что цель следующая: Северная Осетия к 2030 году — «глобально конкурентоспособный туристско-рекреационный кластер, всесезонный центр познавательного, лечебно-оздоровительного, активного, экологического и культурного туризма, предлагающий уникальный туристский продукт, жемчужина туристского кластера Юга России и Кавказа в целом»). Но здесь внушает крайне недоверие изложенный цифровой ряд. Согласно базовому сценарию, в 2016 году среднегодовая численность занятых в экономике составляла 24,3 тысяч человек, а к 2030 году составит 37,2 тысяч. Но откуда взялась первая цифра? Если исходить из текста закона от 31.03.08 года под названием «О стратегии социально-экономического развития РСО-Алания до 2030 года», то в 2007 году туристско-рекреационный комплекс состоял из 15 объектов общей вместимостью 1300 мест, обеспечивающих занятость 400 человек.

Каким образом, за десять лет число специалистов в сфере обслуживания туристов увеличилось в 60 раз (!) – ведь для этого, как минимум, у нас количество мест для размещения должно было приблизиться к 80 тысячам…

Кстати, в развитии туризма в нашей республике все же есть небольшая интрига. Еще в ноябре 2013 была принята государственная программа до 2020 года с объемом финансирования для развития туристско-рекреационного комплекса 402,9 млн. рублей. Первым этапом программы должно было быть создание рекреационной карты республики и утверждение перечня приоритетных инвестиционных площадок туристско-рекреационного комплекса. Проектно-изыскательские работы должны пройти в первую очередь на территориях Владикавказской, Урсдонской, Тамискской, Тибской, Цейской, Куртатинской, Уалагкомской и Казбекской инвестплощадок. Следующим этапом должна была стать разработка генеральных планов развития площадок. Принятая тогда программа предусматривала обустройство, сертификацию и популяризацию экскурсионных маршрутов, создание объектов этнотуризма, формирование системы информационной поддержки туристов, а также организацию грязелечения на базе глин-тереклитов в санаторно-курортных учреждениях. Выполнено, прямо скажем, немного, а часть указанных площадок и вовсе не вошли в Стратегию.

В целом, проштудировав часть, посвященную туризму, в Стратегии-2030 не удалось обнаружить существенных отличий от Стратегии-2025, который сочинял много лет назад… тот же AV Group. Правда, будучи без приставки «Консорциум Леонтьевский центр».

Автор Сергей Кудзиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
20.09.2018 Gradus Pro

Во Владикавказе образовалась многометровая яма

Владельцев высотки-долгостроя в Детском парке решили понять и простить

«Замороженный» республиканский маткапитал вызвал огонь ненависти к властям

Кадровый голод оставил Северную Осетию без министра финансов

Владикавказ гулял с чиновниками, минометами, пирогами, пивом и Агутиным

Побывавшие во Владикавказе представительницы современного искусства из Германии рассказали, как полюбить беженцев

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: