Объять и простить

Несмотря ни на что ведь может собственных Эйнштейнов российская земля рождать

Были времена, когда Ломоносов, бедолага, боролся с засилием иностранных ученых в Российской Академии наук и в Московском государственном университете. Тогда все хотели служить России: это было престижно и выгодно. Сегодня российские ученые вынуждены сражаться за чужеродный нам индекс Хирша и пытаться опубликоваться в зарубежных изданиях или засветиться в иностранных базах данных. Это еще понятно в области точных и естественных наук, но когда речь идет о гуманитарных дисциплинах, которые имеют дело с менталитетом народов, слава Богу, пока еще не ставшим окончательно космополитической категорией и имеющим национальные особенности, то совсем страшно, обидно, если не сказать, что унизительно! Но люди науки поставлены в такие условия и вынуждены к ним со смирением или с чувством протеста, но все-таки приноравливаться.

Я голосую за то, чтобы импортозамещение, модное сейчас применительно к экономике, и к науке тоже начало иметь самое непосредственное отношение. Пусть ОНИ, забугорные, рвутся в наши базы данных и мечтают о публикациях на русском языке! В конце-то концов, у нас есть свои традиции, свои великие ученые и мыслители, свои достоевские и толстые, соловьевы и розыновы, афанасьевы и веселовские… Да мало ли кто еще!

Конечно, современный ученый не может в наше время потратить жизнь на какую-то одну идею. Был в советские времена знаменитый профессор Сергей Константинович Шамбинаго, который десятилетиями корпел над несколькими страничками «Слова о полку Игореве», пытаясь найти цитаты из этого памятника в других исторических текстах и доказать таким образом, что «Слово…» – подлинно. При этом он неплохо зарабатывал, будучи профессором, ел и пил, отдыхал в хороших санаториях… Сейчас такая жизнь для ученого нереальна: нужно быть мобильным, шустрым, все время выдавать «на гора» какие-то результаты в виде статей, монографий, учебников, грантов и так далее. Делает ли это науку более фундаментальной и глубокой? Нет, конечно. На дотошные изыскания времени не дают, все бегом, чтобы соответствовать предъявляемым требованиям. И помочь тут могут не усидчивость, не скрупулезность, не въедливость, привычные качества ученого, а только озарения, похожие на то, что овладевает поэтами, художниками и музыкантами. Такое тоже бывает в науке! Только для современных представителей этой профессии озарения должны случаться достаточно часто, регулярно, чтобы успевать писать так необходимые для упомянутого соответствия материалы. Честь и хвала тем, кого оно, ОЗАРЕНИЕ, посещает. Но основная масса ученых все-таки – люди, которые умеют и любят трудиться изо дня в день, выискивая какие-то доказательства, проверяя версии, опытным путем находя подтверждения. И это огромный труд, нужность которого все чаще вызывает сомнения даже у тех, кто им занимается непосредственно.

С днями науки, господа ученые. Терпения нам всем!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

ММАшники Северной Осетии просят огня

16.10.2017 Gradus Pro

Полет дизайнерской мысли во Владикавказе скрывают от излишней скромности и чрезмерной халатности, и только «Сердце столицы» открыто и горячо

Битаров испытал в Моздокском районе целую гамму чувств

Дмитрий Анатольевич, благословите, мы нашли за что держаться — биоэтанол

Спасут ли растущие налоги республиканский бюджет?

Во дворах Владикавказа и Алагира прошла инспекция: одни довольны, другие нет

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: