Тепличный гуру

«Один день с» агрономом Асланом Джелиевым

О некоторых огурцах нынче или плохо, или ничего, как говорится. Жил себе — поживал Святогор среднеплодный и горя не знал, пока не стал популярным политическим символом для недовольных нынешней осетинской жизнью. О том, как большая политика вторглась в размеренную жизнь огурца обыкновенного, мы отправились узнать к месту его рождения и проживания — в теплицу ГКПД «Бавария». По сути теплица — огромный ангар с прозрачными стенами, в котором уже на входе вы сталкиваетесь с современным оборудованием, и если вы не специалист, то абсолютно все будет вызывать у вас массу вопросов. Вот и я сразу же спутала холодильники с лифтами. Надели бахилы, халаты, вымыли руки и зашли в святая святых в сопровождении шутливых комментариев двух веселых аграриев Чермена и Алана.

— Я думала, агрономы — шустрые дедушки в очках и синих халатах, — сказала я, когда мне представили 27-летнего агронома Аслана Джелиева.

— Он морально старенький, — ответили мне. — Но ответит на все ваши вопросы касательно огурцов, томатов и перцев, в общем, салатов. Аслан Сосланович — ведущий научный сотрудник.

Все, кто мне в тот день рассказывал об огурцах, помидорах и даже болгарских перцах, учились в нашем Горском государственном аграрном университете.

— И как наш сельхоз? — спрашиваю.

— Как видите. Местные продукты образования.

Я имела представление о том, как сажают обычные грунтовые огурцы, но с тепличными все по-другому. Никаких привычных грядок нет, а огуречные стебли упорядоченно растут из стаканчиков с минеральной ватой. Как говорится, все гениальное просто, и агрокультура в этом не исключение. Для выращивания овощей нужно всего ничего: определенный микроклимат, создаваемый в теплице, полезные вещества и забота профессионального агронома, который может чувствовать даже настроение растений.

— Со временем они у нас растут, а мы убираем все вторичные пасынки и плоды, подкручиваем, и таким образом у нас получается технология приспускания. Эта технология позволяет достигать растениям до 15-18 метров в длину. Все работает на автомате — капельный полив, контрОлеры для света, — объяснил Аслан.

— А сорта кто выбирает?

— Сами. У нас сорт Святогор среднеплодный. По вкусовым качествам не горчит, устойчив ко многим болезням. Мы работаем по системе интерплантинг, что дает возможность выращивать в одной теплице и старые, и молодые растения. Таким образом не бывает перерывов в плодоношении. Эти растения мы прищипнули (убрали точку роста) и все полностью уже отдается плодам, чтобы они созрели и мы их получили. Нам нужно сделать так, чтобы они росли не кустообразно, а вверх. Старые растения убираются попланово.

— А сколько времени все это занимает?

— От начала посадки до плодоношения 40-45 дней, от плодоношения до прищипки 90-95 дней — три месяца он будет плодоносить.

Под прозрачной крышей висят желтые дощечки — это мониторинговые ловушки для вредителей. На огурце они бывают очень маленькие, но опасные, и борются с ними с помощью биометода.

—  В желтых пакетиках, которые висят над растениями, живет полиофаг Амблисейус Свирский. Проще говоря, насекомое, способное уничтожать таких вредителей, как трипсы, белокрылки. Мы развешиваем пакетики через каждые 5 растений. Благодаря этому методу, не используем никаких химикатов.

Впервые в этом году баварцы попробовали вырастить болгарский перец, томаты на ветке Мерлис среднеплодный и черри. Как объяснил Аслан, сроки созревания у них почти как у огурцов —  90-95 дней. Я слушала молодого специалиста, который терпеливо и доходчиво пытался объяснить нюансы своей профессии, и у меня появился естественный вопрос:

— Как ты выбрал эту непопулярную у молодежи профессию? Большинство по инерции идут в юристы и экономисты, правда, потом не знают, что с этими дипломами делать.

— Не все, оказывается. Пусть нынешние выпускники лучше думают — нужно отталкиваться от того, что кушать надо будет всегда. Ну, а как я ее выбрал… Учился в бесланской школе №1, к нам приходили на учебу, рассказывали, агитировали, как это обычно бывает. Я хорошо запомнил, как нам красочно рассказали про «эру Сникерсов, которая прошла, а хлеб нужен всегда». Да и дома сказали, что эта профессия скоро станет перспективной.

— Сейчас очень многие говорят о том, что уйдет старшее поколение, и его некому будет заменить. Лет 10-15 назад это была большая редкость, когда кто-то сам интересовался твоей профессией. Молодые люди до сих пор поступают на «мертвые» факультеты, после которых не знают, куда пойти трудиться. Ты рассказываешь о своей работе с азартом, вникаешь, продолжаешь учиться.

— Будущее за сельским хозяйством. Между огородом бабушки, в который меня настойчиво убеждали зайти помочь, и тем, что происходит сейчас в современном сельском хозяйстве — большая разница. Нужно уйти от стереотипов о профессиях.

— А мы можем конкурировать с импортными овощами, которые по многим позициям пока дешевле?

— Можем, конечно! У нас нет химии, нет проблемы долгого хранения и долгой перевозки. С грядки практически сразу на стол. Просто в тех странах, откуда импортируют овощи, естественные тепло и освещение. Им не приходится за все это платить, поэтому фрукты и овощи дешевле. Но мы можем и свои цены внутри сбить, людям достаточно привыкнуть к мысли о самодостаточности, ведь у многих есть огороды, которые годами не обрабатываются. Даже в селах.

— У тебя не бывает такого, что ты зашел в огород к родственнику и начинаешь по инерции давать советы?

— Конечно, бывает. Я уже на автомате вижу, что какому растению не хватает. Я по листу могу узнать, в каком настроении растение.

— Только не скажи, что ты с ними разговариваешь…

— Нет, конечно! Я профессионально смотрю и вижу состояние растения.

— Как ты думаешь, знания агрономов, которые много лет проработали, соответствуют нынешнему времени?

— Время не стоит на месте. Постоянно появляется что-то новое, интересное, и очень важно обогащаться этими знаниями, поэтому нас отправляют в командировки. Одно дело изучать какой-либо вопрос с помощью интернета, а другое — когда видишь все своими глазами, общаешься со специалистами. Я вот недавно был во Владимире на стажировке в тепличном комбинате. Столько нового открыл для себя! Нам всегда кажется, что мы знаем достаточно, но стоит посетить какой-либо научный семинар, лекцию, и начинаешь понимать, что еще многому нужно научиться.

— Из твоих однокурсников много человек работает по профессии?

— Они в основном частники, у них свои земли. Набрали на курс 120 человек, осталось 60, из них только человек 5 работает. Я не знаю, почему так. Не все могут организовать свое производство, для этого много нужно — желание, настойчивость, первоначальный капитал, знания, да много всего. Так везде — дипломы получают 50 человек, а работают 5.

— С чего начинается твой рабочий день?

— С утра смотрю в компьютере, все ли в порядке, какая была температура днем и ночью, смотрю, как проходило зашторивание. Беру анализы воды, почвы, анализ минерального субстрата. Проверяю кислотность почвы, после овощеводы собирают плоды, потом я даю им задание — подкручивать и подрезать. Смотрю на растение и уже вижу, где добавить, где убавить, устраняю дефицит. Потом иду в растворную, замешиваю раствор. Целый день вот так курсирую, наблюдаю за всем.

— Больше похоже на работу в лаборатории. И до какого времени вы работаете?

— Мы работаем до конца мая — начала июня. Начинаем с 1 сентября до начала лета. Убираем все, потом поправляем, делаем ремонтные работы и подготавливаемся вновь к сентябрю.

— А почему выбрали среднеплодный огурец?

— Он рентабельный. Допустим, этот огурец весит около 200 г, короткоплодный — 50 грамм, а развиваться они будут одно и то же время, есть же разница? И по вкусовым качествам — не горчит, сладкий.

— А какие все-таки лучше? Грунтовые или эти?

— Да я не вижу разницы. Там грунт, а тут минеральная вата. Мы также все проверяем в лаборатории на нитраты. Вот, видите, девушка в белом халате, она каждый день приходит и проверяет.

— А когда видишь свои помидоры и огурцы в магазине, как тебе?

— В магазине намного красивее выглядят, чем здесь! Это здесь они разомлевшие от тепла и влажности, а в холодильнике немного «взбадриваются» до продажи и становятся крепкие и хрустящие. Даже в наш сельхозмагазин заходишь, смотришь на свои огурцы, совсем другой вид — не сравнить. А здесь каждый день привыкаешь, обыденность.

В теплице очень влажно и душно, может разморить. Влажность 80-85%, температура от 20 до 25 градусов. От тепличного микроклимата ощущения словно на морском курорте. Но агрономы сказали, что уже давно привыкли и не обращают внимания на расслабляющую атмосферу. Сквозь разморенное состояние вслушиваешься в то, что говорит Аслан. Тепличные огурцы, оказывается, относятся к самоопыляющимся растениям, т.е. без участия насекомых (при помощи ветра или наличия в цветке пестиков и тычинок одновременно).

— Посадив в этом году первый раз перцы и томаты, столкнулись с такой проблемой — у них нет гибридных самоопыляющихся сортов, им нужны пчелы. Но если у нас тут будут пчелы, они навредят огурцам. Просто если самоопыляющийся огурец опылит пчела, он деформируется, станет некрасивым и крючкообразным. Поэтому для того, чтобы опылить томаты и перцы, мы их трясем, чтобы пестики и тычинки встретились. Можете убедиться в этом — если вы сейчас разрежете огурцы, увидите, что в них нет семени, а в перцах и томатах есть.

Цветы огурцов бесподобной красоты, прямо как тропические. На рельсах вдоль грядок на тележках передвигаются девушки-овощеводы и подкручивают растения — если этого не сделать, стебли согнутся и сломаются.

— Получается, у вас нет праздников и выходных?

— Это у растений выходных нет, праздников нет, поэтому мы работаем по графику. Растениям ведь все равно, у них своя жизнь, — отвечает Аслан.

— Аслан, вам интересно с вашими ровесниками, молодой парень, а уже такой ответственный фронт работы, интересы не поменялись?

— Да у меня времени нет думать о новых интересах. Рабочий день с 8.00 до 17.00, иногда могу задержаться до 20.00, если что-то форс-мажорное — еще позже, а вообще никогда вовремя не ухожу отсюда, работа затягивает — то одно, то другое. Выходной один, в этот день хочется полежать, телевизор посмотреть, вечером с друзьями пообщаться.

— В огород зовут помогать?

— Никогда!!!

В растворном узле, где задаются программы капельного полива, удобрения и подогрева, понимаешь, что не в состоянии вообще что-либо соображать от жары.

— Вот наша дренажная канистра, здесь мы узнаем, сколько воды растение в себя берет, а сколько оставляет, чтобы либо увеличить объем воды, либо уменьшить. Здесь идет распределение воды и для полива, и для подогрева. Стекло сильно пропускает холод, спасают зашторивание и трубы-рельсы, по которым двигаются тележки с овощеводами, они несут двойную функцию. А остальное я уже показал — чтобы солнце не прижигало растения, есть зашторивание, для свежего воздуха есть фрамуги.

Аслан показал аппаратную, где через компьютер доводится до нужной температуры поливочная вода и смешиваются минеральные удобрения. Полная автоматика меняет традиционное представление о выращивании овощей. При желании или необходимости все можно перевести на ручной режим. Современные технологии меняют представление о профессии агронома. Досвечивание, полив, температуру — все можно смотреть и менять через центр управления в компьютере. В программе задаются время полива, циклы, PH почвы, кислотность. За всем можно пронаблюдать в графике, стоит открыть нужную дату.

— Из тех знаний, которые ты получил в университете, что тебе здесь помогло?

— Здесь все совсем по-другому. Из университета выносишь только общие представления… На деле все по-другому. Общие знания тебе дают, а специализированные нет. Можно посмотреть, что было вчера. Что как менялось — был сбой или нет. За любое число открыл и посмотрел.

— А сам ты можешь предлагать что-то, как человек, который каждый день сталкивается с той или иной проблемой? Возникают идеи прямо в процессе работы?

— Конечно, могу, здесь это приветствуется. В теории можно все предположить, а на практике могут возникнуть нюансы. Интересно поехать в культивирующую теплицу, чтобы люди давно этим занимались. Если за рубеж, я бы в Голландию поехал. Когда человек углубляется во что-то, он уже сам ищет, смотрит. Но в интернете цельную информацию тебе никто не даст, нужно договариваться, ехать, смотреть.

— К чему мы должны прийти в итоге в сельском хозяйстве?

— К тому, чтобы ни от кого не зависеть. Нужно стараться самим себя обеспечивать, и не от страха, что перекроют в очередной раз кислород. Мы же не знаем, как за границей выращивают, чем питают, как борются с вредителями. А тут ты уверен. На первом месте должен быть свой продукт, кто бы его не производил, «Бавария» или кто-то другой местный.

Все мои гипотетические вопросы Аслан переводил в конкретное практическое измерение. Для него нет никаких «вообще» и «если бы». На мой вопрос о том, как он относится к тому, что Северную Осетию внесли в список регионов, бесперспективных для сельского хозяйства, он спросил, что имеется ввиду конкретно — для выращивания в промышленных объемах — возможно, но для самих себя — можно выращивать все, что можно кушать, главное создать условия и захотеть.

— Можно все довести до такого уровня, что мы сможем все иметь свое, даже апельсины. Нужны реальные действия просто — для молодежи необходима уверенность в завтрашнем дне, материальная стабильность, социальные условия и защищенность. Многие из моих знакомых ребят работают неоформленными — сегодня ты нужен, а завтра нет. А для серьезных физических и умственных затрат, как того хотят работодатели, нужна перспектива профессионального роста, развития. Вообще в республике нужны мощные предприятия. Много разных производителей.

К нам вернулись Алан и Чермен, и перед уходом мы еще немного поговорили об их работе. Я спросила, когда в Осетию перестанут завозить чужие огурцы и помидоры? В отличие от Аслана его старшие товарищи отнеслись к моему вопросу скептически:

— Никогда. Менталитет у нас такой, меньше поработать — больше заработать, поэтому в Осетию всегда все будут завозить.

— А почему ваша профессия раньше была более популярна?

— При советской системе человек учился и знал, куда пойдет после учебы, поэтому конкретных специальностей выбирали больше. А сейчас выпускник оторван от реальной жизни, плавает в мечтах, желаниях, но нет готовности вкладывать силы, учиться дальше, развиваться. Все хотят все и сразу.

Вспомнили агрономы и своих преподавателей — Азата Владимировича Газданова (агрохимия), Юрия Николаевича Запоева (энтомология), Сару Абрамовну Бекузарову (семеноводство), Александра Тимофеевича Фарниева (микробиология).

— Почти всех с теплотой можем вспомнить, очень уважаемые люди, многих не назвали. Очень рекомендуем провести с Сарой Абрамовной свой «один день с», вам будет интересно, она удивительных педагог, специалист. Нашему ГГАУ уже давно нужны современные методики подготовки специалистов, а преподаватели всегда были хорошие. Садоводство, интенсивные технологии, теплицы — это нужно развивать в обучении, а этого нет.

В последнее время часто говорят о малоземельности нашей республики. Возможно для масштабов огромной страны мы не перспективный регион, но почему-то вспомнилась малоземельная и непригодная для сельского хозяйства Япония, где каждый клочок земли ухожен, ценен и приносит пользу.

«Градус» ждет новых героев для рубрики «Один день с…» Заявки можно оставлять на info@gradus.pro

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

История о том, как сбросить оковы колониального рабства и молитвой развивать страну

МВД увидело перспективу в деле о приватизации ресторана «Кавказ»

В горных селах Алагирского района Битаров оставил «аланский след», разговаривал, слушал, обещал, снова слушал и даже испытал стыд

Министр здравоохранения Северной Осетии Михаил Ратманов рассказал об исторических достижениях медицины в минувшем году

11.08.2017 Gradus Pro

Причиной ухода зампредседателя ЦИК Северной Осетии Тимура Караева стала… дружба

10.08.2017 Gradus Pro

Верховный суд Ставрополя снял «Коммунистов России» с выборов в Парламент Северной Осетии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: