Осторожно, люди!

Многие слышали о резонансном обращении Кобзона к Президенту. Первая реакция: вот сволочь, своими же руками голосовал за известный закон, лишая детей-инвалидов  малейшего шанса оказаться в достойных условиях, шанса на родительское тепло и, самое важное, на адекватное лечение. В голове проносилось: «Какое он имеет моральное право? Пусть лечится в Агинско-Бурятском округе или где-то там в Забайкалье, как и большинство его избирателей». На словах реакция была куда жестче, с использованием ненормативных оборотов.

Прошло немного времени, гнев остыл, мысли упорядочились, и тут-то я представил себе человека, который всеми возможными способами хочет спасти свою жизнь. Будучи приверженцем гуманных ценностей, как бы трудно мне не было,  признал: «Господин Президент, помогите ему попасть в Германию, пусть лечится, пусть живет долго-долго, и пусть «кровавые мальчики» приходят к нему только во сне, когда он будет оставаться наедине с собой».

Почему-то мне кажется, что рано или поздно будет опубликовано другое, подобное письмо-обращение с такой же просьбой, но уже от ребенка-инвалида.  Нет, не отменить закон, а помочь Ёсику, для меня это стало бы верхней точкой происходящего. Это небольшое отступление в начале, так сказать, из наболевшего.

Как- то очень давно, когда интернет только входил в нашу жизнь, а трафик исчислялся ещё в кБит, в поисках новых знакомств, новых ощущений, да и просто чтобы восполнить дефицит живого общения из-за перегруженности на двух работах, я стал заглядывать на сайт знакомств. Думаю, каждый пользователь хоть раз, да и заходил на подобные ресурсы, тем более тогда, когда еще соцсети были слабо развиты. Свою функцию сайт исполнил сполна. Попадались разные собеседницы, понятно, что собеседники мужского пола меня мало привлекали. Разные истории, разные характеры, разные судьбы. Многим, как и мне, не хватало непосредственного непринуждённого общения, в поисках  которого они и попадали на сайт.

Так вот, как-то вечером, засидевшись допоздна, наткнулся я на довольно странную анкету. В ней было мало информации, но заканчивалась она фразой  «ВИЧ-положительный». Первой реакцией было любопытство: кто этот человек, чем он живет, чем дышит? Не задумываясь, написал ему. Им оказалась девушка двадцати пяти лет. Тактично начав общение с общих фраз мы как-то не заметно стали общаться часами. Человек по имени Марина оказалась удивительной личностью, по сути, это я уловил еще в самом начале после упоминания ею в разговоре цитаты из «Я, бабушка, Илико и Илларион» Нодара  Думбадзе. Любая тема раскрывалась легко и непринуждённо с глубоким пониманием предмета обсуждения. Так продолжалось несколько месяцев. Из низкоскоростного интернета мы давно перебрались на мобильные телефоны, поддерживая если не интенсивные, то довольно частые разговоры. К слову, о встрече в реале, на тот момент у нас не было даже намёка.

Конечно же, я ещё в самом начале узнал о причинах её недуга. История эта полна драматизма и в двух словах ее трудно передать. По прошествии  нескольких лет позволю себе открыть суть тех событий, избегая мрачных красок и описания деталей. В семнадцать лет Марину украл некий подонок, который был старше ее на десять лет. Для неё это стало настоящим шоком, так как она была домашним ребенком. В итоге так сложилось, что результатом чрезмерной настойчивости негодяя с одной стороны, слабости и беззащитности героини (она рано потеряла отца) с другой, стал этот союз. Такой брак долго не мог существовать, он через несколько месяцев распался, а насильник оказался в тюрьме за другие злодеяния. Девушка же вернулась домой, высвободившись, как ей в тот момент казалось, из ада, но худшее ждало её впереди.

Прошло время. После окончания института Марина устраивалась на работу, проходила медкомиссию, и вот тут-то и прозвучал тот приговор: ВИЧ «+». Шок, апатия и постоянный вопрос: «за что?» стали вечными спутниками. Никто не знал о её статусе. Отношения с молодыми людьми были просто невозможны . Она частично ушла в себя и замкнулась от окружающих. Единственное утешение она нашла в работе, коллегах, которые не догадывались о болезни, и в маме, для которой оставалась самой любимой и лучшей на свете. Дни сменяли друг друга, душевное равновесие совсем ушло, жизнь перестала иметь хоть какой-то смысл. Вот в этот момент почти полного небытия, и решилась она разместить свою анкету.  Нет, это был не жест отчаяния или последняя возможность, это был автоматический посыл в неизвестность с чётко прописанным диагнозом. На том сайте по стечению обстоятельств оказался и я.

В один из обычных летних дней я заехал в Беслан на работу к маме, когда зазвонил телефон, и на другом конце провода оказалась Марина. Немного поговорив, сказал, что нахожусь на такой-то улице, возле такого-то здания, вдруг слышу в ответ: «Я вижу твою машину (запомнила по фото, которые скидывал ей), я за тобой». Машинально, с телефоном в руке, я вышел из автомобиля, оглянулся и остолбенел: до этого момента никогда не видя её (даже на фото), я узнал ее моментально. В двадцати метрах от меня посреди аллеи стояла хрупкая стройная невероятной красоты девушка в легком развевающемся на ветерке светлом платьице. Волна тяжелых густых волос мягко спускалась ей на плечи, одной рукой она поправляла их, в другой сжимала телефон. Чуть наклонив голову, она улыбнулась мне.
Вокруг кипела жизнь, проходили люди, каждый со своими заботами, куда-то проносились машины, и только солнце щедро одаривало всех своим теплом …

Не задумываясь, быстрым шагом я оказался рядом с ней. После секундного замешательства обнял её. Обнявшись, мы так и стояли, как мне потом показалось, почти целую вечность, не проронив, при этом ни единого слова. Все посторонние звуки как-то сразу умолкли, и только шелест берёз без спроса нарушал нашу тишину.

Очень часто, когда не бывает возможности изменить ход событий, суть происходящего, повлиять на процесс, мозг мой будто отключается, но то, что продолжаю делать, полагаясь на какие-то внутренние инстинкты, как правило бывает самым верным шагом.

Недавно просмотрев один социальный ролик, где финский парень Янне разместил на своей груди плакат с надписью: «Я ВИЧ инфицированный. Дотроньтесь, пожалуйста, до меня» и встал с закрытыми глазами посреди оживленного проспекта, моя история всплыла в памяти вновь, напомнив мне, что даже несмотря на бессилие, нужно оставаться рядом с теми, кому большего от нас и не надо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Наша жизнь в определенной степени зависит от акциза, хотя не всегда можно узреть и почувствовать его на ощупь

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: