От слова «раб»

08.07.2018 Gradus Pro

На «Открытом диалоге» с молодежью осенило — готов терпеть любые лишения ради высокой зарплаты!

«Открытый диалог» Главы Северной Осетии с молодежью. Все действительно открыто и доступно для любого желающего, причем независимо от возраста.

Посчитал нужным узнать, как Вячеслав Битаров общается с молодежью, и никто не чинит тебе препятствий — проходи в зал, садись, внимай, слушай и делай выводы.

И первый вывод очень кстати появился в процессе получасовой дискуссии по первому вопросу, а именно по трудоустройству молодежи.

Тогда меня просто осенило – оказывается, готов пойти на высокооплачиваемую работу. И пусть она будет тяжелой, катастрофически нелюбимой, пусть будет непростой морально-психологический климат в коллективе, и пусть надо мной будет начальник, извините, «самодур», но я готов терпеть любые лишения ради высокой зарплаты.

Вот нужно мне платить в течение 15 лет по 20 тысяч рублей за двухкомнатную квартиру, взятую в ипотеку, и за счет вышеуказанной работы я смогу рассчитаться за три года – чем не выход из ситуации? Через три года стану независимым человеком, и это будет моим первым достижением в жизни, значит, есть к чему стремится.

Да спросите любого, кто был в этом момент в концертном зале СОГУ, хотел бы он в 26-30 лет иметь собственное жилье, и не скитаться по чужим квартирам?

Конечно, хотел, но другое дело, что в Осетии нет такой работы, где безболезненно, без ущерба для семейного бюджета, можно выделять по 100 тысяч рублей для оплаты ипотечного кредита.

Не скрою, что еще в бытность существования комсомола в состояние ступора неизменно вводила фраза «работа с молодежью», и от этой фразы, звучащей из уст функционеров, отдавало некой аморфностью. Но прошли годы, и уже четверть века, как нет ВЛКСМ, но ощущение этой же аморфности всегда присутствует, как только речь заходит о молодежной политике. К молодежи должны быть иные подходы и термины.

В чем ее суть? Если нужно «шерстить» ныне существующее республиканское или федеральное законодательство с точки зрения того, как оно отражает интересы молодежи, то особых подвижек в этом направлении не наблюдается. Будет ли польза для безработной молодежи, если, к примеру, законодательно ввести норму, согласно которой работодатель не имеет права предлагать через службу занятости вакансии, где ежемесячная зарплата ниже средней по экономике? Очевидно будет, но где брать качественные вакансии, когда промышленности кот наплакал, туризм по-прежнему на словах, а бизнес едва выживает?

Даже поверхностный анализ ныне существующих 1275 вакансий, свидетельствует о том, что заработная плата варьируется от 10 до 15 тысяч рублей, и вряд ли такой суммой кого-то можно привлечь.

Понятно, что нужно с чего-то начинать, нужна какая-то стартовая позиция, но где гарантия того, что терпение и труд все перетрут и через год работодатель поднимет зарплату до среднереспубликанской в размере 22 тысяч рублей, хотя и эти деньги невозможно назвать достойным мерилом труда в 2018 году.

Если указанная норма с точки зрения права несостоятельна, можно попробовать ввести квотирование рабочих мест для молодежи в возрасте от 18 до 35 лет – допустим, на предприятии с численностью до 100 человек, молодых должно быть от 20 до 30% от штатной численности. На первый взгляд, некая благостная «изюминка» здесь есть, но что делать с теми, кому от 35 до 50 лет, а это извините, какой-никакой, но опыт — жизненный и производственный. Вроде есть желание что-то поменять в пользу молодежи, но неожиданно возникает ущемление прав другой категории граждан, а тем более, по возрастному принципу, что тоже недопустимо.

В вопросах трудоустройства исключительно молодых специалистов прослеживается крайне возмутительный момент, о котором пишут и говорят, но решения не находят. Не единожды приходилось слышать от выпускников вузов о том, что работодатель отказывает им в месте по одной причине – отсутствии стажа. Но откуда взяться хотя бы годовому опыту работы при таком подходе?

Замкнутый круг можно разорвать, если принять закон/указ, согласно которому отсутствие стажа не может быть препятствием при приеме на работу. Хотя на практике эта норма будет применяться с колоссальным трудом, ведь наличие закона в России нивелируется его неисполнением. В идеальном варианте нужно будет снабдить молодого соискателя места диктофоном, провести инструктаж, разработать сценарий предстоящей беседы с работодателем, чтобы в конечном счете последний раскрыл истинную причину своего отказа. Но все это громоздко и глупо. Совершенно нелогично трудоустраиваться на стройку при непосредственной помощи правоохранителей. Кому нужен такой «старт-ап»? Разве что для полицейской отчетности, свидетельствующей об эффективности деятельности с обращениями граждан.

С точки зрения пользы трудоустройства молодежи можно завершать поиски на правовом поле. И здесь становится очевидна одна вещь – без финансового стимулирования работодателей вопросы трудоустройства молодежи не решить. Не кто-то, по принуждению, указке или просьбе, а только государство будет обязано (!) компенсировать возможные риски при трудоустройстве молодого человека. Плюс только государственный бюджет должен предусмотреть финансовые средства, необходимые для возрождения наставничества.

А теперь собственно о проводниках молодежной политики в лице многочисленных молодежных организаций, которые, по идее, должны отражать широкий спектр умонастроений, увлечений и тенденций своих сверстников.

Однако здесь, имею ввиду на «Открытом диалоге», поджидало полнейшее разочарование: может, в зале и находились лидеры этих общественных молодежных организаций и их соратники, но о своем присутствии путем постановки острого вопроса они так и не заявили.   Красноречивое молчание, провоцирующее нехорошие мысли.

Анонсы о предстоящем «Открытом диалоге» разошлись, как минимум, за три-четыре дня до события. Значит, молодежных организаций вполне хватало времени для того, чтобы выработать конкретные предложения, которые бы позволили не только ощутить современное дыхание молодежной среды, но и составить целостную картину того, в каком направлении должна развиваться молодежная политика в республике.

Но вместо этого полная тишина, и такое ощущение, что лидерство в отдельно взятой молодежной организации призвано тешить самолюбие исключительно ее председателя и узкого круга его соратников, сваливаясь в акции, флешмобы, перфомансы и прочую мишуру в попытке распилить очередной жирный и бессмысленный «грант».

Впрочем, другая, как принято говорить в молодежной среде «печалька», возникла от того, что до сих пор в республике не нашлось аналитически настроенной группы людей, способной по полочкам разложить все, что связано с итогами участия делегаций из Северной Осетии в информационно раскрученных образовательных форумах типа «Машук».

Проекты из Северной Осетии получили на форуме «Машук-2014» гранты на сумму 8,2 млн. рублей, в 2015 году – 6,4 млн. рублей, в 2016 году господдержка составила 10, 5 млн. рублей. А в прошлом году делегация республики завоевала грантов на сумму 10,8 млн. рублей. Но реализованы считанное количество проектов, основная масса оказалась «прожектами». В одном предложении, надерганном из разных источников, есть только сухие цифры, на основании которых ежегодно давались новости, но у информационной стороны дела обязательно должна быть и оборотная.

И в первую очередь, это перечень проблем, с которыми столкнулись инициаторы проектов, и остается лишь догадываться в чем их суть. Отсутствие помещений, бюрократические препоны на местах, неожиданно подорожавшие материалы, низко упавший курс рубля к доллару, волокита при подключении к инфраструктурным сетям, многодневное стояние в очереди к должностному лицу, от которого что-то зависит в плане выдачи разрешительной документации.

Кто должен был заняться таким анализом (или организовать его) и озвучить выявленные, а может и до сих пор нерешенные проблемы перед Главой Северной Осетии? Комитет по делам молодежи, Молодежный Парламент или масса общественных организаций, в названии которых так или иначе присутствует слово «молодежь»? Не слишком ли много вопросов только по одному небольшому направлению – форуму по Северному Кавказу. Нереализованный проект – это не просто «минус» в какой-то чиновничьем отчете. Странно, что такой негатив до сих пор никого не заинтересовал.

И не нужно удивляться тому, что отсутствие указанного взыскательного, а, может, и крайне нелицеприятного анализа во время «Открытого диалога» заняло время откровенным и бросающимся в глаза перекосом в сторону просьб о строительстве спортивных комплексов в населенных пунктах нашей республики, многочисленными личными просьбами и благодарностями от тех, кому помогли.

Созидание в виде нового объекта – это прекрасно, но ведь спортивный комплекс — не панацея от замылившей глаза регулярной сцены сбора молодежи на углу сельской улицы или где-нибудь ближе к центру села.

Автор — Сергей Кудзиев

Материалы по теме:

Секс, наркотики, арака

А ля Путин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
11.12.2018 Gradus Pro

В Северной Осетии на месте перестрелки найден пистолет прокурора

Во Владикавказе с аншлагом прошел второй международный турнир по вольной борьбе «Аланы»

10.12.2018 Gradus Pro

Аслан Толпаров, заранее вырывший 12 могил на кладбище Алагира, уволился из-за угроз

На что потратят республиканские деньги в ближайшие три года

06.12.2018 Gradus Pro

Полицейские экипажи больше не патрулируют Проспект Мира

Архитектуру решили лечить новой комиссией

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: