Первая волна

Итоги «первой волны» коронавируса: смерти, заболевшие врачи, «бесплатные» лекарства и выплаты медикам

Минздрав со ссылкой на медицинские организации республики сообщил в ответ на запрос «Градуса», что с 1 апреля (дата первого выявленного больного с Covid-19 в республике) по 30 июня в стационарах, оказывавших медицинскую помощь людям с пневмониями и новой коронавирусной инфекцией, умерло 577 пациентов (из них только 66 с лабораторно подтвержденным диагнозом Covid-19).

— Окончательный патологоанатомический и судебно-медицинский диагноз ставится только после получения результатов гистологических, морфологических и серологических лабораторных исследований. По состоянию на 30 июня имеется [диагноз] только по 519 пациентам, — пояснили в Минздраве.

Однако в четырех случаях патологоанатомическое вскрытие не проводилось по религиозным убеждениям (клинический диагноз ― «Внебольничная пневмония»).

Среди 519 умерших, по которым есть данные вскрытия, насчитывается 258 женщин (49,8 % от общего числа погибших) и 261 мужчина (50,2%). Из 519 человек 430 были старше трудоспособного возраста, остальные 89 — трудоспособного возраста (в России трудоспособный возраст начинается в 16 лет и длится до выхода на пенсию).

У 182 пациентов из 519 была внебольничная пневмония (78% пациентов в  этой категории старше трудоспособного возраста).

При этом уточняется, что 46 умерших (или 71,9%) от коронавируса имели тяжелую сопутствующую патологию.

Минздрав уточняет причины смерти 519 человек: в 101 случае причиной смерти явились болезни системы кровообращения; в 193 случаях ― хронические обструктивные болезни легких; в 21 случае ― сахарный диабет; в 13 случаях ― болезни системы пищеварения; в 14 случаях ― болезни почек; в 17 случаях ― злокачественные новообразования; в 6 случаях ― цирроз печени; в 3 случаях ― ВИЧ-инфекция; в 2 случаях ― болезнь нервной системы; в 1 случае ― туберкулез; в 1 случае ― болезни органов дыхания; в 1 случае ― синдром зависимости, употребление алкоголя.

 Получается любопытная статистика: из 519 человек у 182 была внебольничная пневмония и только 64 человека официально умерли от коронавиуса.

Однако все 519 пациентов проходили лечение в стационарах, «оказывавших медицинскую помощь больным внебольничными пневмониями и новой коронавирусной инфекцией Covid-19». То есть, у остальных 273 человек тоже должен был быть коронавирус, раз они проходили лечение в специально отведенных стационарах. Но чтобы подчеркнуть, что причиной их смерти являлся не Covid-19, а хронические заболевания, прямо об этом не пишут. Не исключено, что существует некая установка федерального Минздрава на занижение статистики, но это не более чем логичное предположение.

Врачи

Минздрав сообщил «Градусу» о 892 случаев заболевания Covid-19 среди медицинских работников за весь период пандемии. Из них лабораторно коронавирус подтвержден у 535 человек. Официально в Северной Осетии от Covid-19 умерли 6 медицинских работников.

В середине мая в Минздраве ― со ссылкой на региональное отделением Фонда социального страхования ― отмечали, что 13% врачей, задействованных в «красной зоне» заболели Covid-19 (380 человек из 2 882). Если число медицинских работников, непосредственно контактировавших с больными коронавирурсом не менялось с мая, заболевших медработников уже более 30% (892 из 2 882).

Если общая численность медперсонала все же менялась, процент может быть выше или ниже, но вряд ли принципиально иным. Хотя стоит помнить о том, что далеко не все заболевшие обязательно работали в «грязной зоне»: Covid-19 они могли подцепить от коллег, от прохожих или бессимптомных пациентов.

Превратности статистики

Согласно официальным данным, на 12 августа общее число зараженных в республике достигло 4642 человек, из них выздоровело 4235, умерло 67. Таким образом, за июль и 12 дней августа от коронавируса официально умер 1 человек, учитывая, что с апреля по июнь жертвами Covid-19 стали 66 человек.

Чтобы перевести проценты в абсолютные числа, мы можем посмотреть данные ЗАГСов.

В апреле 2020 года, когда в республике был зафиксирован первый случай заражения коронавирусом, умерло 415 человек (на 254 случая меньше, чем в 2019 году). В мае, когда пандемия начала набирать обороты, умерло 695 человек (на 42 случая больше, чем в 2019 году), а в июне уже 862 человека (на 284 случая больше, чем в 2019 году).

Существуют некоторые расхождения в методологии, применяемой в различных странах. До сих пор ведутся споры о том, считать ли людей, болевших коронавирусом, но скончавшихся от сопутствующих хронических болезней, жертвами Covid-19? Нам неизвестно насколько серьезно болели эти 577 человек, скончавшиеся в нашей республике в период пандемии, и могли бы они еще прожить, если бы не коронавирус.

И хотя в заключении о смерти у большинства указаны различного рода хронические заболевания, пневмония могла стать катализатором, ухудшившим течение сопутствующих болезней.

К примеру, среди умерших трое были ВИЧ-положительными, но при своевременном лечении, данная болезнь не является смертельной и продолжительность жизни инфицированных людей, при соблюдении терапии, не страдает.

Также среди умерших большой процент составляют люди с хроническими обструктивными болезнями легких (это обобщенный термин, подразумевающий ряд заболеваний, таких как хронический бронхит и эмфизема). Сам по себе ХОБЛ — это уже серьезный диагноз (по данным ВОЗ, в 2004 году в мире от него погибло 3 млн человек, и с тех пор цифры растут).

Тем не менее, мы не знаем, насколько тяжело протекала болезнь у этих 193 человек, угрожала ли она их жизни и сколько бы они еще прожили если бы не получили осложнения в виде пневмонии. То же самое касается всех пожилых граждан, которые составляют наибольшую долю среди умерших в период пандемии.

В ряде стран даже если лабораторно не подтверждается ковид, но специфические симптомы на это указывают  — потеря обонянии или вкуса — смело пишут в причинах смерти Covid-19. Тоже самое касается людей с хроническими заболеваниями: считается, что течение болезни ухудшилось из-за Covid-19, а значит он является причиной гибели. В Росcии подход несколько иной.

В целом, в обществе бытует два противоположных мнениях: опасность Covid-19 преувеличена или, напротив, реальные масштабы потерь скрывают. Так, некоторые эксперты в области математики и статистики подвергают сомнению официальные цифры.

Однако другие эксперты, в том числе зарубежные, считают, что реальная смертность от Covid-19 может быть значительно ниже 4%, так как подсчет ведется на основании известных случаев заболевания, а реальное число перенесших корону, в том числе в легкой форме, наверняка больше.

Именно поэтому мы не можем оценить реальные масштабы заражения и летальности от новой коронавирусной инфекции.

Как бы там ни было, предвосхищая народный скепсис, рекомендации ВОЗ по ограничениям перемещений граждан в период пандемии были направлены, в-первую очередь, на  предотвращение коллапса системы здравоохранения, при котором люди умирают не от тяжести болезни, а от нехватки медперсонала и аппаратов ИВЛ.  В данном контексте не столько важна опасность новой коронавирусной инфекции, сколько масштабы ее распространения и нагрузка на систему здравоохранения.

«Бесплатное» лечение

Минздрав в своем ответе «Градусу» заявил о том, что «гражданам, проходящим лечение от новой коронавирусной инфекции амбулаторно, за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования предоставляются антикоагулянтные, противовирусные, антибактериальные, противомалярийные, противовоспалительные и муколтические лекарственные препараты, а также Витамин Д».

Также отмечается, что назначение препаратов и дозировки для каждого пациента устанавливается индивидуально лечащим врачом, а само лечение от Covid-19 проводится в соответствии с Временными методическими рекомендациями Министерства здравоохранения РФ «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (Covid-19)».

Тем не менее, среди граждан были жалобы на нехватку лекарств. И речь даже не о бесплатных лекарствах, а об отсутствии выписываемых препаратов в принципе даже в аптечной сети. О сложностях с поиском медикаментов сообщала Зарина Бритаева в своем материале «Как я болела коронавирусом».

«Врач вновь выдала мне антибиотик, который у них был в наличии, все остальные препараты я приобрела, хотя знала, что больные на дому с подтвержденным ковидом или пневмонией обеспечиваются лекарствами бесплатно. Но я также знала, что врач дает все, что есть — других лекарств у них просто нет, поэтому отнеслась к ситуации с пониманием. В общей сложности лечение обошлось мне в 15 тысяч. У знакомых эта сумма доходила и до 40 тысяч», — писала наша коллега.

Кроме того, во время пика пандемии наблюдалась постоянная нехватка карет «Скорой помощи».

Из личного опыта могу сказать, что ожидание «Скорой» заняло у нас более 6 часов: медики приехали уже после полуночи. Более того, невозможно было совершить даже платный вызов, так как утверждалось, что все машины обслуживают районы и вернутся лишь под утро.

При этом сам процесс определения причины недомогания занял примерно столько же времени, в том числе из-за очередей на КТ.

Через проверку легких проходили все пациенты с подозрительными симптомами. Как оказалось впоследствии, результаты моего КТ «не получились» и мне рекомендовали пройти его повторно. Несложно догадаться, что в очередях на проверку легких ― которая еще не факт, что окажется успешной ― создавались прекрасные условия для распространения вируса.

Забавно, что впоследствии глава республики Вячеслав Битаров заявил, что посетил станцию скорой помощи и лично видел в гараже 16 карет «Скорой помощи», не выходивших на линию. То есть из 32 машин на линии была лишь половина! При этом накануне ответственные лица обещали, что приезжать к пациентам «Скорая» будет в течение часа.

Изменили ситуацию требования Битарова или нет сказать сложно, но с логистикой всю пандемию были проблемы. В районах ситуация также была непростой, так как их бригады перенаправляли на обслуживание  Владикавказа.

Выплаты медикам

В соответствии с нормативными правовыми актами Правительства РФ и Северной Осетии, выплаты стимулирующего характера получили 3 925 медработников. Всего на эти цели выделены средства в размере 504 млн 848 тысяч рублей.

Если вывести среднее арифметическое, то получается 128 тысяч рублей на каждого медика. Однако, как указали в Минздраве, размер выплат может существенно разниться:

— Размер выплат для каждого работника рассчитывается индивидуально в соответствии с должностью и фактически отработанным временем.

Никакой более подробной информации по выплатам ведомство не предоставило. Стоит отметить, что ранее 504 медицинских работника обратились в Прокуратуру с жалобами на нарушения их прав при выплате стимулирующих надбавок за работу с коронавирусными больными. Часть жалоб связана с невыплатой так называемых президентских надбавок, остальные с удержанием подоходного налога (ранее на федеральном уровне отмечалось, что стимулирующая часть освобождена от уплаты НДФЛ — прим).

— Медики жаловались на незаконное удержание НДФЛ, невключение в перечень должностей, имеющих право на получение выплат. Оплата труда медработников до сих пор находится на особом контроле надзорного ведомства, — заявляла пресс-секретарь Прокуратуры республики Юлия Каллегова.

Кроме того, в июне на невыплату стимулирующих надбавок жаловались лаборанты КБСП и диспетчеры скорой помощи. Свои президентские надбавки медики из центра медицины катастроф, санатория «Осетия» и психиатрической больницы смогли получить только после аналогичной жалобы в Прокуратуру.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
19.09.2020

Уполномоченный по правам человека о самом резонансом судебном процессе республики

PRO детали аферы Дзантиева, когда власти Владикавказа сами у себя купили недвижимость за 30 млн

Во Владикавказе открылся Центр ядерной медицины

PRO неприкасаемых чиновников, или самый гуманный суд Северной Осетии

В Осетии восстанавливают краснокнижных животных, однако некоторые уже утеряны навсегда

07.09.2020

Во Владикавказе создают очередную «Карту доступности» для маломобильных граждан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: