Покидая «Пристань»

О маленькой, но огромной особенности репертуарной политики наших театров…

Если убрать из нашей жизни театр, то ничего существенно не изменится. Просто не будет театра. Но лично я этого категорически не хочу. И буду всегда защищать явление, которое называется театром.

То, что сейчас происходит в московском театре имени Вахтангова, удивляет и заставляет гордиться российской культурой. Большинство спектаклей последнего времени на прославленной сцене, созданной, кстати, нашим земляком, поставлены Римасом Туминасом, творческое кредо которого звучит так: «Актер должен играть небесам». Создания Туминаса буквально за гранью ограниченных (и даже неограниченных) человеческих возможностей. Из последних шедевральных постановок выделю несколько: «Улыбнись нам, Господи!», «Ветер шумит в тополях», «Евгений Онегин» и, конечно, «Пристань». Все они есть в пространстве Интернета. Конечно, лучше живьем, но можно и в записи насладиться, если очень хочется. Спектакли того стоят! Однако речь не совсем о том, что они великолепны. Нет.

«Пристань» – это дань великим старикам Вахтанговского: Владимиру Этушу, Юрию Яковлеву, Василию Лановому, Юлии Борисовой и многим другим. Выстроен спектакль крайне просто: весьма условно и схематично сведены воедино лучшие фрагменты спектаклей, в которых поименованные актеры СОЛИРУЮТ.

Спектакль располагает не к оценочной критике, а к беседе. Даже не стоит упоминать о том, что уровень актерского мастерства выше всяких похвал, но меня потряс уровень человечности Римаса Туминаса.

Когда-то В.И.Немировича-Данченко спросили о том, что необходимо для создания театра. Он ответил так: «Два актера да коврик». В наше время для создания театра, по мнению большинства людей, имеющих отношение к этому виду искусства, нужен прежде всего режиссер. А в этой постановке режиссерской работы совершенно не видно: Туминас позволяет себе остаться в тени, он просто вынужден использовать те способности и придумки, которые предлагаются более опытными, что там говорить, актерами. И возможность просто искренне благословлять своих возрастных подопечных для выхода на сцену — это высшая из возможных цен за такого рода работу.

Один мой очень умный друг не признает театр. Он говорит, что ему полезнее общаться с автором пьесы напрямую (речь шла о Чехове), чем через посредничество актеров и режиссеров, какими бы талантливыми они ни были, но я уверена, что он просто совершенно не учитывает важнейшей составляющей театра как вида искусства: энергетической. Театр – это обмен энергиями. Возможно, эта составляющая даже важнее всех остальных, потому что делает театр живым. Пусть он сиюминутен, пусть спектакль может быть сыгран с наибольшим блеском в какой-нибудь сорок восьмой раз при минимальном количестве зрителей в зале, а не во время премьеры, когда очевиден аншлаг… Пусть. Пусть. Пусть. Но все это делает театр уникальным и прекрасным, настоящим и честным, беззащитным и хрупким. Великолепным, одним словом. По моему мнению, потому что мой упомянутый мудрый друг снова скажет, что я слишком эмоциональна. Театр нельзя воспринимать только умственно, это чувственное искусство. И на этом я всегда настаиваю в спорах. Поэтому именно в театре абсолютно уместны доброта, а иногда даже сентиментальность.

Потребность понять, оправдать и защитить человека – не столько от самого себя, сколько от жестокого мира, просто жизненно необходима театру. В этом смысле театр – место, где говорят о главном. Таких мест сегодня почти не осталось. Римас именно это понимает лучше других. Туминас – не только великий режиссер, но и великий человек. Многие актеры, занятые в «Пристани», скажем так, сильно не молоды. Но создатель спектакля хотел, чтобы они продлили свою сценическую биографию. Для этого сделано все: Яковлев почти всю сцену проводил сидя; Борисова опирается то на молодого актера, то на трогательную палочку; Василия Ланового «толпа восторженных слушателей» поднимает вместе с креслом…

У спектакля нет какой-то внятной концовки, и это очень здорово, потому что это только детали, а все, что происходит на сцене, — про другое. Спектакль до такой степени «живой», что он умирает постепенно: ушел Яковлев, его решили не заменять, а просто исключили из сценического пространства сыгранный им эпизод; не стало Шалевича, и длительность постановки еще сократилась… Хотелось бы, чтобы не очень скоро, но когда-то спектакль станет слишком коротким, чтобы оставлять его в репертуаре… И тогда…

Знаете, это бесконечно мудро. Во-первых, Туминас буквально творит добро; во-вторых, для многих пожилых актеров это практически единственный шанс пообщаться со зрителем еще и еще раз (Борисова в одном интервью сказала, что до «Пристани» 17 лет не получала новых ролей); в-третьих, молодые ребята, работающие в театре, видят, что они не будут забыты в старости, что их не оставят без внимания. А еще, что важно, идет так нужный обмен опытом, потому что актерская профессия крайне специфична: из рук в руки – это один из лучших методов обучения для артиста. Можно еще долго и много говорить о достоинствах репертуарной политики вахтанговцев, но зачем, собственно, если убеждать никого не надо в том, что это ХОРОШО.

И я подумала, что нашим театрам стоило бы перенять опыт москвичей, которых обычно считают более жесткими, равнодушными и сухими, чем нас, обитателей благословенной провинции.

Почему бы намеренно не поставить что-нибудь для наших великих стариков?! Они не обидятся, что я так их называю: они мудры и огромны в своих умениях, в своем опыте и в таланте, который они не растратили. Если господа режиссеры и руководители театров выведут на сцену засидевшихся в тени великих артистов Осетии, то они смогут добавить блеска сценическому пространству владикавказских театров, подарить радость себе и зрителям. Воздастся всем тем, кто возьмет на себя труд это организовать. Не так сложно же! Надо только захотеть.

Я брала интервью у Розы Бароновны Цириховой, очень тонкой и интеллигентной актрисы Осетинского театра. Она не жаловалась, но я почувствовала такую боль из-за отсутствия ролей. Уж она бы сыграла! Я заранее сама себе как зрителю могу только позавидовать.

А в Русском драматическом до обидного мало НА СЦЕНЕ Валерии Вячеславовны Хугаевой, Вячеслава Григорьевича Вершинина, Николая Александровича Полякова, Эллины Константиновны Дударенко, Александры Николаевны Турик… И не надо говорить, что пьес для возрастных актеров мало. Они есть! А если они почему-либо не подходят, то можно обратиться к опыту «Пристани» и создать свою, подобную или оригинальную.

Это будет правильно без всяких сомнений и оговорок. А если правильно, значит, стоит об этом подумать в практической плоскости, помня о том, что все мы, в лучшем случае если крупно повезет, обязательно состаримся…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

На заседании Парламента творилось много странного. Даже больше, чем обычно.

Во Владикавказе стартовал масштабный ремонт дорог

26.04.2017 Gradus Pro

Как минимум одну машину эвакуатор сегодня с Проспекта вывез

Город неконтролируемого строительства, предприимчивых застройщиков и сговорчивых властителей, отдавших на откуп архитектуру Владикавказа

Исторический мост Владикавказа решено снести, чтобы… спасти

25.04.2017 Gradus Pro

Правительство Северной Осетии повысило арендную плату за сельскохозяйственные земли

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: