Политическая мигрень

Все эти дни из головы не выходит митинг в Ардоне. Не подумайте, у меня нет никакого личного интереса в этой истории — даже родственники в районе не живут. Но, в то же время, я не могу избавиться от мысли, что собрание жителей Ардона на площади рядом с домом культуры почему-то касается и меня лично. Ну, по крайней мере,  больше, чем сто первая VIP-презентация IT-парка, которая проходила аккурат в то же время в 40 километрах от Ардона.

Понятно, что при обсуждении социально-экономических вопросов с Дмитрием Медведевым, который посетил республику в день митинга, ситуацию в Ардоне не обсуждали. Зачем выносить сор из избы? Куда важнее другое: в курсе ли республиканская власть того, что три главных человека в Ардонском районе не могут поделить сферу своего влияния? Если да, то закономерен вопрос: почему нужно было доводить до того, чтобы жители района вышли на площадь? Представить, что во Владикавказе не знают о том, что происходит в Ардоне, сложно. Да и думать об этом страшно, если честно.

Кто  стоит за теми людьми, которые аплодировали обращению к Главе республики с просьбой об отставке главы района Тамерлана Гусова, лично для меня не имеет значения. Судя по количеству митингующих и тому, как проходило собрание жителей, вряд ли за этим событием стоит какая-то политическая сила. Я, скорее, соглашусь с тем, что в этот день ардонцы вышли в защиту Владислава Марзаева, у которого, как говорят некоторые  местные жители, отобрали пульт управления районом. Сам Марзаев это тоже подтвердил, правда, после определенного давления толпы, которая практически вынудила его сказать, что он не только не может добиться аудиенции у Гусова, но и даже дозвониться до него.

Повторюсь, все мои впечатления о событии в Ардоне и людях в нем участвовавших — сугубо субъективные. В своем репортаже я рассказал о фактах. Сегодня больше про то, как это выглядело со стороны. И, как мне показалось, все карты организаторам собрания спутал человек, против которого, собственно, и было направлено мероприятие. Да, за Тамерланом  Гусовым ходили ходоки, но пришли ни с чем — попасть в здание администрации не удалось.  Я был почти уверен в том, что никто и не верил в то, что глава района выйдет к людям на площадь. Но он вышел. Пусть через два часа, но пришел и тихо сказал: «Я готов ответить на все вопросы». И вот тут настал, на мой взгляд, переломный момент.  Люди буквально за рукав хватали молодого руководителя района и рассказывали о проблемах. Своих личных проблемах. Кому-то место в детсад нужно, кто-то хлопотал за участок земли, были жалобы и на низкие зарплаты. Нет, в толпе звучали реплики и о районных напастях в общем, но их Гусов не мог услышать, потому что был в крепких и цепких руках просителей.

Возможно, этому есть такое объяснение — попасть на прием к главе района, говорят, непросто. До прихода Гусова на площадь, все как раз и говорили о недоступности районной власти. И, быть может, увидев, наконец, ее (власть) так близко, личное взяло верх над общественным. И такое поведение собравшихся — лишнее подтверждение тому, что митинг не имел политической подоплеки. Люди просто хотели, чтобы их услышали.

Но, в то же время, я не могу отделаться от мысли, которая меня посетила в тот момент: какое же все-таки влияние на нас оказывает власть и ее носители. Мы можем ее (их) критиковать и даже ненавидеть. Но стоит ей (им) предстать пред наши очи, как мы начинаем, что называется, входить в положение. Ну, никак я не ожидал услышать из рядов собравшихся сентенций типа «мы понимаем вашу сложную ситуацию» или снисходительных оговорок про молодой возраст и недостаток опыта.

А еще я подумал, что, наверное, как раз в этом феномене восприятия власти и кроется главная проблема. Власть знает нашу с вами эту слабость и ведет себя соответственно. Вспомните хотя бы Ирафский район. Был кнут, был пряник, и даже что-то вроде обиды. Хотя, скорее всего, все-таки это был «игнор». Предложение о прямом правлении в районе оказалось обычным пиар ходом. Месяцами положение в районе ухудшалось. А когда совсем стало невмоготу и людям стало совсем все равно, кто возглавит район, лишь бы не копились долги и не ухудшалась ситуация,  о районе вспомнили, заговорили и даже выразили озабоченность. И многие жители  подумали: ладно, лишь бы хуже не стало.

Когда я работал на выборах в Ирафе, я готов был заключить пари, что в случае, если ирафцы усомнятся в результатах выборов, следует ждать народных волнений. Хорошо, что я не азартный человек. И, конечно, хорошо, что волнений не случилось. Но почему же тогда многие жители района считают себя обманутыми?

Вот ардонцы отправили месседж всем ветвям республиканской власти, не хотим, мол, видеть Гусова в кресле главы района. Прошла неделя, а в ответ — тишина. Нет, возможно, у чиновничьей бюрократии свои правила и скорости: бумага с обращением обязана пройти через многие кабинеты, а потом должен быть составлен ответ, который пойдет по тому же пути в обратном направлении. Но, как мне кажется, власть должна была реагировать на произошедшее в Ардоне в тот самый день, когда все республиканские СМИ сообщили о митинге. В самом районе поговаривают, что всех троих — Гусова, Марзаева и Маргиева — вызывали в «город». Но это только слухи, а жители хотят публичной реакции. Пусть даже если она будет сродни показательной порке. Мы же помним о том, как на нас действует власть?

Кстати, о показательных порках. Помните о трех «Б», которыми обозвал руководителей районов Таймураз Мамсуров? Безалаберность. Беспринципность. Безответственность. В принципе, Глава полгода назад говорил о том, что не устраивает тех же ардонцев: беспредел с землей, отсутствие рабочих мест, проваленная коммуналка, перекладывание ответственности на республиканскую власть. Итогом взбучки на самом высоком уровне стал ультиматум: полгода на работу над ошибками или жесткие кадровые перестановки в районах. Свои намерения Таймураз Мамсуров повторил и подтвердил в рамках ежегодного Послания Парламенту республики. Объективности ради стоит заметить, что срок, за который главы районов должны были изменить свой стиль жизни и управления, истекает 10 июля. А тут еще и летний отдых никто не отменял, и, по всей видимости, ждать результатов теста на соответствие занимаемых должностей следует не раньше осени.

А пока же хотелось бы порассуждать над конкретным примером. Ардон нам в помощь. Давайте абстрагируемся от того, кто кому не дает работать в районе, не будем говорить и о человеческих качествах наших героев, а просто посмотрим на, так сказать, расстановку сил. Итак,

Тамерлан Гусов: 31 год, кадгоронец, сын влиятельного человека, получил образование в Европе.

Владислав Марзаев: 56 лет, инженер, коренной ардонец, 11 лет занимает руководящие посты в районой администрации.

Артур Маргиев — тоже коренной ардонец, то, что называется, «из народа», вырос в многодетной семье, воин-интернационалист, успел поработать в колхозе и дал вторую жизнь городскому Дворцу культуры.

Как вы думаете, можно было «запрягать эту тройку» в одну упряжь и ждать командной работы? Я ни в коей мере не умаляю профессиональных и человеческих качеств каждого из них, я к тому, что такой руководящий замес изначально был обречен на провал.

Виноват ли в проблемах района Тамерлан Гусов, который привел с собой свою команду (не будем про качество, только по факту) и постарался на ключевые должности расставить людей, которые близки ему по возрасту и по мироощущению?

Виноват ли в этом Владислав Марзаев,  за долгие годы привыкший к определенному стилю управления и обросший за это время определенными связями и обязательствами?

А, может, виноват Артур Маргиев, который, как мэр Ардона, всегда на виду?

Лично мне кажется, обвинить всех их можно только в одном: руководители не смогли найти общий язык. Но могли ли они это сделать в принципе? Нет. Именно поэтому они так и не пожали друг другу руки во время митинга, как того просили собравшиеся. И, наверное, не случайно люди из толпы кричали: «Или работайте вместе, или уходите все!»

Я не случайно упомянул о месте рождения «главных» мужчин района. О тлеющем противостоянии ардонцев и кадгаронцев знают далеко за пределами района. Правда, как мне кажется,  сами участники многолетней конфронтации уже и не помнят ее истоков. О горячей молодой крови несколько раз напоминали и выступающие на митинге. Но об этом не вспомнили те, кто чертил ардноскую диспозицию сил. Или все-таки вспомнили?

На митинге несколько раз можно было услышать: «Сами же их выбирали». Однако пассаж этот не нашел отклика у собравшихся. То ли от того, что не хотелось видеть своей вины в происходящем, то ли потому, что говорить о выборах сегодня сродни мазохистским разглагольствованиям о веревке в доме повешенного. Похоже, уже никто и не собирается делать хорошую мину при плохой игре: каждый второй таксист и каждая третья бабушка на лавочке у подъезда обсуждает  нового главу Владикавказа, выборы которого только пройдут в сентябре.

Именно поэтому, мне кажется, что ардонцы  ошиблись адресом, по которому они направили свой праведный гнев. В системе координат районной власти нет и не могло быть пресекающихся прямых, только параллельные. И тогда спрашивать надо с тех, кто эти параллели проводил.

Чертежникам, создающим политические чертежи, не позавидуешь, конечно. Решая кадровые вопросы, каждый раз приходится разрываться между объективной целесообразностью (очень надеюсь, что о ней все-таки вспоминают) и другими разными соображениями. Тут вам и партийная дисциплина, и родственные узы, и ущельно-аульные отношения, да и школьно-студенческая ностальгия может побить все остальные аргументы. В общем, сплошная головная боль. Своего рода политическая мигрень, которая, как известно, не лечится. Эту боль можно (нужно?) только терпеть.

А ардонцы, по-любому, молодцы: признание болезни — первый шаг к исцелению. Только вот мне почему-то кажется, что у их головной боли совсем другая этиология.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: