Полицейские и воры

25.10.2017 Gradus Pro

Бизнес и правоохранители поспорили о проверках, уголовных делах, маски-шоу, арестованных счетах и БТРах с ОМОНом

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Тимур Медоев открыл обсуждение тонкой темы объявлением о гуманизации уголовного и уголовно-процессуального законодательства, принятых в последнее время. Основной тезис — декриминализация деяний, возмещение ущерба как основание прекращения уголовного преследования.

— Однако при общей тенденции, направленной на общее снижение уголовного преследования в два раза (в 2015 году в Северной Осетии возбуждено 88 дел экономической направленности, а в 2016 — всего 40 — прим.), в деятельности правоохранительных ведомств и судов остаются серьезные проблемы: обвинительный уклон судопроизводства, недостаточно эффективный судебный контроль, необоснованное возбуждение уголовных дел, нарушения при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, избрании мер пресечения.

«Получается, если посчитать, приговором закончились лишь 15% дел. При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес», — Медоев процитировал Путина, указания и прямые поручения которого на местах часто игнорируются или преломляются под удобным углом.

Юрист Заурбек Кесаев, активно отслеживающий проблематику в республике, подтвердил наличие положительных сигналов:

— Проведена огромная работа на федеральном уровне с фирмами-однодневками, и у нас падает количество фирм однодневок, серых схем по обналу. Над схемами, которые с выводом наличности через организованные преступные группы происходят, Центробанк с правоохранительными органами поработали хорошо.

Впрочем, рука об руку с достижениями шагают негативные моменты, пагубно отражающиеся на экономике:

— Другое дело, что преследование касается и действующих фирм, которые реально приносят деньги. В любой фирме есть запятая, за которую можно зацепиться. Но за 16 лет работы ни разу не видел, чтобы органы прокуратуры надавили на налоговые органы. Проверки продлеваются, но в соответствии с законодательством. Сейчас я знаю пару таких дел, когда материал несколько раз вернулся в прокуратуру и пришел обратно. К сожалению, наша палочная система заставляет натягивать эти показатели. К сожалению, правоохранители не реагирует на своих коллег из муниципальных и федеральных органов, которые занимаются сдавливанием бизнеса, начиная с Росалкогольрегулирования и заканчивая Ростехнадзором. Шаг влево и шаг вправо и сразу закрывает счета. Банкам тоже развязали руки. Любая сделка может показаться сомнительной, заносится в черный список и в будущем ни в одном банке предприниматель не сможет открыть счет, — уверен Кесаев.

А президент Торгово-промышленной палаты Северной Осетии Казбек Туганов акцентировал на репутационном ударе, который несет бизнес вне зависимости от исхода уголовного дела.

— Вольно или невольно правоохранительные органы участвуют в конкурентной борьбе. Доведенные до суда дела являются конкретным преимуществом или недостатком. Красивые девушки из пресс-служб регулярно сообщают о задержаниях и уголовных делах. Но насколько я понимаю, человек не виновен, пока не доказано обратное, так гласит презумпция невиновности. А украли или не украли уже бывает неважно — как говорится, осадок остался. Это серьезный репутационный удар. Поэтому называть компании на стадии расследования считаю неправильным.

Мы не говорим о том, что все бизнесмены ангел и наши органы строят им козни. Конечно, есть нарушения со стороны бизнеса, и они должны пресекаться. Вопрос в том, чтобы отношение к предпринимателям изначально не носило карательный характер. Априори человек воспринимается как преступник, еще не став им. Всегда нужно иметь в виду, что от предпринимателей зависит целая группа людей, сотрудники, судьба предприятия. И для следователя это достаточно тонкая работа, когда следуя букве закона, он не наносит вред предприятию. Палочная система проверяющих и контролирующих органов губительна. Мы говорили о задаче президента — проверки должны носить превентивный характер, а первые проверки вообще должны давать возможность исправить выявленные недостатки и не облагаться штрафами. Есть же такое ценное указание президента. Но когда инспекторы приходят, они сразу выписывают штрафы, причем, преподносят так, что могли бы и больше дать, но по доброте душевной делаем меньше. Понятно, что штрафы часто правильны. Но по факту никто не дает устранить нарушение, а многие предприниматели вообще не в курсе такой возможности. Я так понимаю, что политические решения, которые озвучивает руководство государства, не всегда превращаются в документы. А в контрольных и надзорных ведомствах существует система оценки, в зависимости от того, сколько штрафов наложено. И бизнес постоянно находится между Сциллой и Харибдой.

Исполнители изобрели интересную лазейку: делается два предупреждения – одно устное, что укладывается в поручение президента, а другое облагается штрафом. Таким образом, убиваются сразу два зайца – вроде бы и «позаботились» о бизнесе, предупредив об одном нарушении, и одновременно статистику подправили, оштрафовав за второе нарушение.

Безответственные

На вопрос об ответственности прокурора или следователя, если уголовное дело возбуждается незаконно, Прокурор отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры РСО-Алания Заурбек Гутиев ответил достаточно туманно:

— Применяется возмещение ущерба. Мы не можем требовать привлечь к ответственности. Мы предлагаем рассмотреть вопрос о привлечении лица, допустившего нарушение к дисциплинарной ответственности.

Несмотря на попытку перевести вопрос в разряд риторических, к глубокому удовлетворению бизнес-сообщества интересовавшая присутствующих статистика была озвучена: ни одного случая применения статьи «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела» в республике не зафиксировано.

Отстаивая честь флага, представитель Следственного комитета подчеркнул, что процедуры проводятся строго в рамках закона, а обнародование информации об уголовном преследовании предпринимателей выдается деликатно:

— Как правило, осуществляется уголовное преследование лиц, совершивших налоговые преступление. Это подавляющее большинство. Из них большая часть материалов поступает из налоговых органов, системы экономических преступлений. В основном это предприятия-банкроты, у которых нет ничего не счетах, нет имущества. И временные рамки расследования связаны с длительностью процедуры. У нас нет прекращенных дел по налоговым преступлениям.

Количество возбужденных уголовных дел снижается. Есть определенные проблемы в процессе расследования. Был случай, когда обжаловалось решение о возбуждении уголовного дела, тем не менее, решение, принятое следственным управлением, подтверждено. Прокуратура также факты об отмене решения по уголовным делам ни в текущем, ни в предыдущих годах не имела.

Что касается освещения результатов деятельности, старший помощник следователя, отвечающий за работу с официальным сайтом и СМИ, очень корректно выдает информацию. У нас очень внимательно следят за этим.

Истина, вероятно, прячется где-то посередине интересов правоохранителей и чаяний бизнеса, вынужденного бороться не только с экономическими кризисами, но и особенностями надзорных, контрольных и карающих органов.

Зампредседателя регионального отделения общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Михаил Тедеев тоже высказал пожелание, чтобы разговор с бизнесом происходил в более конструктивном ключе:

— Применить полномочия можно деликатнее. Начиная с напоминаний и заканчивая тем, что возбуждение уголовного дело — это финансовое убийство предпринимателя. А за ним стоят сотрудники, семьи. Ущерб бывает намного больше, чем может казаться.

Бизнес не говорит, что надо возвращаться в девяностые. Но нужны единые правила игры. Злость берет за то, что одним можно, а другим нельзя. Мы говорим о повышении налогов, а кто опять будет платить? Те, кто всю жизнь платил, так и будут платить, а тот, кто никогда не платил, продолжит не платить, — резонно заметил Заурбек Кесаев, несколько расширив тематику обсуждения. Но юрист быстро вернулся к заявленной теме. — Можно проследить динамику уменьшения количества зарегистрированных юридических лиц. Если экономическая ситуация доведена до такого состояния, то и ловить некого. За долгие годы застоя, видимо, срабатывает палочная система. В разы снизилось количество юридических лиц и предпринимателей, соответственно, меньше и уголовных дел.

Без суда и следствия

От абстрактных рассуждений из разряда «что такое хорошо, а что такое плохо» Медоев предложил перейти к конкретным фактам. Директор ООО «Алания» столкнулся с уголовным преследованием в связи с неуплатой налогов. Парадокс заключается в том, что фирма не отказывается платить налоги, но банально не может понять суть претензий.

Юрист компании Владимир Айдаров не стал выдерживать политкорретный тон дискуссии и обратился к классике кинематографа и популярным поговоркам:

— Слушая представителей прокуратуры, я вспомнил известный фильм братьев Вайнеров, в котором была замечательная фраза: «вашими бы устами сказки писать, господин начальник». И еще вспоминается другая фраза: то, что вы не сидите — не ваша заслуга, а наше упущение. Да, действительно дела возбуждаются по делу, но зачастую и нет.

Налоговые органы руководителю ООО «Алания» претензии не предъявляли, письменных документов не последовало. Арест счетов происходил за спиной, его даже не оповестили, не пригласили в суд. Мы решение обжаловали, арест со счета был снят, но обвинения до сих пор не сняты. Хотя на сегодня никаких претензий со стороны налогового органа не последовало. Вы представьте документы, озвучьте претензии, мы готовы оплатить налоги, но скажите за что и как?

Следственный комитет держал оборону:

— К нам поступило шесть материалов, и ни по одному не возбудили уголовное дело. Да, обеспечительные меры применяются, чтобы не вывезли оборудование, не сняли деньги со счетов. Это делается для того, чтобы государство имело возможность вернуть долги. А решение об арестах счета выносит суд.

Но и здесь у Айдарова нашлась новая присказка «в тему»:

— Не разобравшись в ситуации, на директора ООО «Алания» завели дело. Установить виновность и не виновность может только суд. Но суд тоже руководствуется известным принципом «ворон ворону глаз не выклюет». Я не раз наблюдал, как к судье заходили и договаривались, чтобы позиция обвинения оставалась в силе. Если бы презумпция невиновности соблюдалась…

Действительно, если дело «гонят» в суд, то сторона обвинения крайне заинтересована в обвинительном приговоре. И здесь надо говорить о системной проблеме, а не личном желании конкретного человека потопить непонравившегося бизнесмена. По данным Судебного департамента Верховного суда РФ, показатели «число отмененных постановлений об отказе возбуждении уголовного дела», «число оправданных и лиц, дела в отношении которых прекращены судом за отсутствием события состава преступления», используются в качестве негативных при оценке эффективности работы должностных лиц МВД РФ. За подтвержденные нарушения при расследовании уголовных дел должностные лица могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности (вплоть до увольнения). А оправдание обвиняемого судом (в особенности, если обвиняемый содержался под стражей) существенно влияет на карьерные перспективы следователя, прокурора.

Впрочем, правоохранители поспешили заметить, что их «полномочия не такие уж широкие» и существует ограниченность приказами, прокурорским надзором и «в первую очередь контролем вышестоящих лиц и прокуратуры». А Заурбек Гутиев не согласился с мнением, что государственные службы «ходят в розовых очках»:

— Мы говорим о том, что проблем меньше, а с существующими трудностями пытаемся разобраться.

Маски-шоу на БТРах

Юрист ООО «Марат» Казбек Теблоев, о бедах которого «Градус» неоднократно писал, тоже привел занимательный пример – незаконно изъятые оборудование и продукция пропали без вести, а решения суда не исполняется.

— Думаю, на сегодняшний день ни одна организация не может похвастаться. Но процентов 90 обжалования действий должностных лиц мы выигрываем. Должностные лица никакой ответственности и наказания не несут. ООО «Марат» столкнулся с одним и тем же 3 раза, и суд трижды признавал действия правоохранителей незаконными, но никто не понес наказания. Закон четко регламентирует порядок изъятия и возврата оборудования и продукции. На сегодняшний день изъятая продукция и оборудование хранятся неизвестно где, никаких документов нам не представили. Судом были признаны незаконными оперативно-розыскные мероприятия, бездействие по невозврату изъятой продукции, но до сих пор ничего не вернули, несмотря на решение суда.

Справедливости ради надо сказать, что директор предприятия Марат Козырев высказал претензии не в адрес республиканских силовиков, а их коллег из Северо-Кавказского федерального округа.

— Почему местные правоохранительные органы никто не извещает о проведении проверок на территории республики? Пригоняют два «КАМАЗа» с ОМОНом. На последнем «маски-шоу» охраннику дали прикладом по ребрам. А до этого БТР пригнали к воротам предприятия. Это вообще нонсенс, у нас что здесь, военное положение? В ответ на наши возмущения достают патроны и говорят «будешь препятствовать, найдем их у тебя».

Адвокат Эдуард Чехоев обратился с просьбой оказать содействия в защите прав руководителя ООО «Дзамараз», указав на незаконные действия сотрудников следственных органов из Северо-Кавказского федерального округа. Уголовное дело, как считает защитник, возбуждено без достаточных оснований, так как факты приобретения земельных участков по заниженной цене прошли проверку в суде, а после судебного разбирательства полагать о противоправных действиях по тем же основаниям недопустимо. На свои неоднократные жалобы адвокат получает формальные ответы. Вышестоящие надзорные органы не приводят мотивов отказа, как того требует действующее законодательство.

***

Некий итог двухчасовой дискуссии можно заключить в финальное выступление Казбека Туганова, предложившего уйти от парадигмы «воры-полицейские»:

— Мы находимся в парадигме обсуждений — воры и полицейские. Мы — воры, они — злодеи, которые нас должны поймать. Так ничего не родится. У всех есть общая цель — развивать бизнес, экономику республики. Главная задача состоит в том, чтобы бизнес комфортно себя чувствовал. Но как изменить атмосферу? Инвестиционная привлекательность создается из ощущений. Предприниматели, которые приезжают сюда вкладывать деньги, не читают статистику, не изучают уголовную хронику. Они ориентируются на ощущения, возникшие в общении с людьми, на какие-то личные восприятия. И одна из составляющих — доверие. Я не возлагаю ответственность за бизнес-климат на органы, но каждый должен посмотреть и понять, что зависит от него. Есть рейтинг «doing бизнес», раньше проводился опрос о впечатлениях о работе МВД, и мнения очень колебались. По документам наши органы выглядели неплохо, а когда спрашивали  у бизнеса, то показатели были не на высоте. Только жесткое, четкое соблюдение процедур и доброжелательное отношение, несмотря на конфликтные ситуации, может переломить ситуацию.

Участники дискуссии выдвинули ряд предложений: разделить понятия «контроль» и «надзор», вернуть Прокуратуре полномочия ареста («судебный контроль не вникает – они напишут, и ничего не поделаешь»), поддержать запрет помещения под стражу предпринимателей в рамках всероссийской акции «Стоп Арест». В связи с жалобой ООО «Марат» обратиться в Генпрокуратуру и дать оценку действиям силовиков СКФО. В связи с жалобой ООО «Алания» обратиться в Налоговую инспекцию. «Предприятие готово оплатить налог, но надо дать расчет. Надеемся, будет положительное решение», — заключил Медоев и поблагодарил стороны за конструктивный, открытый диалог без сглаживания углов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

На Совете парламента яростно поспорили о налогах, защитили борцов с коррупцией и поддержали субсидию на лекарства

16.11.2017 Gradus Pro

Осетия и Италия договорились крепко дружить бизнесами

Бизнесу предложили искать кадры смолоду, а учебным заведениям «точить» молодежь под бизнес

14.11.2017 Gradus Pro

14 ноября — Всемирный день диабета

Иногда следователи превращаются в колобков, а бюрократическая машина в виселицу, на которой неизвестно, кто окажется следующий

12.11.2017 Gradus Pro

Рубрика о ситуациях, когда важны не деньги, а внимательность и неравнодушие ответственных лиц

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: