Постконфликт

Воспоминания Цара Джанаева о событиях 1992 года

Отгорают заводы. Отцветают митинги. Мигрируют министры здравоохранения. А на постсобытийном пепелище продолжает посверкивать темными глазами обычная жизнь.

Официально осетино-ингушский конфликт длился с 31 октября по 4 ноября 1992 года. Об этих пяти днях много говорят, много пишут. В воспоминаниях этих пяти дней проходят года и десятилетия.

А что имеем «пост»? И когда все это окончательно закончится? Об этом две небольшие и несколько сумбурные истории.

Пост и конфеты

Первую историю мне рассказал один бывший ополченец. Крепонький, без пяти шестьдесят мужичок поведал постконфликтную историю про пост.

Между нашим селом и низенькой холмистой грядой, протянувшейся за административной границей с Ингушетией, стоял пункт контроля. Его выставили сразу после нападения ингушских бандформирований на Северную Осетию.

Место зело стратегичное. По полям от Назрани по правую руку имеешь Чермен. Впереди Октябрьское, Сунжа, Владикавказ. А слева, если что, ингушская граница и Али-Юрт. Как говорится: — «Æмæ Алиуыртты бамидæг».

Чтобы безнациональные бандформирования, состоящие преимущественно из ингушей, не проказничали, поставили пост.

Конфликт стал тлеющим. Власти позабыли, что служивые тоже хотят есть. Постовым пришлось поститься.

Конечно, они жаловались. Но любой японский самурай знает: — «Сёгун не ворошит угли остывшего хайпа».

Тогда ребятки нашли бумагу и грамотея. И написали на имя Руслана Аушева письмо с просьбой включить «Пост у пруда» в состав Ингушетии.

Письмо отправили властям Северной Осетии.

К вечеру несчастный директор какого-то магазина выкладывал к подножью бетонных блоков коробки с продовольствием. Мужик-ополченец вспоминал, что почему-то очень много завезли шоколадных конфет.

История про голодающий пост —типичный образчик постсобытийного угасания.  И еще она рассказывает о том, что если проблему не решать, то найдутся те, кто для своей пользы попытается вдохнуть в нее жизни.

А возможно ли вообще развязать гордиев узел постконфликта?

Об этом наша следующая история.

Стена и коровы

В селе пахло гарью. У нас был длинный, прямоугольный двор. Его узкая грань, увенчанная воротами, упиралась в улицу.

Сразу после того, как наша семья смогла вернуться домой после войны, я отыскал свой велосипед. И стал описывать круги по двору ибо на улицу не пускали. Участок двора у ворот был огражден сеткой-рабицей.

Сквозь нее было видно утыканную обгорелыми домами улицу. Вдоль дороги стены, овдовевшие крышей, взымали к обугленным ореховым деревьям свои кирпичные длани, опороченные потеками сажи. Сквозь сетку даже запах гари казался резче.

Люди обследовали сгоревшие дома как зону стругацкую. Расплавленные провода, застывший серебристыми каплями алюминий. Медь и олово. И запах коровьих лепешек, смешавшийся с благоуханием сажи.

Заметили ли коровы конфликт? Не знаю. Изменили ли свои повадки? Частично. Коровы полюбили сгоревшие дома. В самые жаркие часы дня они заходили внутрь, чтобы возлежать на пепле аки Клеопатры. И этот запах гари, коровьей жизнедеятельности и сырого самана стал для многих постконфликтных детишек запахом детства.

Ситуация с закопченными стенами и запахом гари разрешилась неожиданно и быстро. Какие-то умники сообразили, что даже горелые стены состоят из обыкновеннейшего кирпича. Непонятно откуда стали приезжать целые бригады. За день эти чистильщики разбирали целую улицу. Еще утром все выглядело как декорация постапокалиптичного фильма. К вечеру возле чистых фундаментов стояли аккуратно сложенные прямоугольнички кирпича.

Ушлые предприниматели продавали весь стройматериал. И скоро вместе с закопченными остовами домов, да штабелями кирпича из села исчез запах гари. Его продали на черном рынке.

Теперь, когда меня спрашивают о том, что нужно для окончательного преодоления конфликта, я отвечаю — экономика. Экономика и 50-80 лет спокойствия. Без войн, революций, перекраивания административных границ и подковерных игрищ.

И ради этого стоит использовать ну даже очень много шоколадных конфет. Потому что будущее должно быть сладким.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
14.12.2018 Gradus Pro

Гордума Владикавказа одобрила продолжение строительства «суицидальной высотки» в Центральном парке

14.12.2018 Gradus Pro

Битаров и Махмудов заключили соглашение об остановке работы «Электроцинка»

13.12.2018 Gradus Pro

Мэрии Алагира приходится брать лампочки в долг из-за заблокированного счета

Основатель «Евродона» Вадим Ванеев откровенно рассказал о банкротстве индюшачьей империи

11.12.2018 Gradus Pro

В Северной Осетии на месте перестрелки найден пистолет прокурора

Во Владикавказе с аншлагом прошел второй международный турнир по вольной борьбе «Аланы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: