Право на вред

«Электроцинк» продолжает доказывать в суде, что черное — это белое

Региональное Управление Росприроднадзора и завод «Электроцинк» продолжают вести борьбу в залах Промышленного суда. Предприятие  пытается обжаловать очередное постановление ведомства. Опыт у предприятия в этом деле внушительный. Более того, пока счет 6:0 в пользу «Электроцинка», ранее успешно оспорившего обвинения в различных экологических нарушениях.

На шести выигранных исках останавливаться «ЭЦ» очевидно не собирается.

Уже на протяжении двух заседаний под председательством судьи Заремы Цопановой разбирается вопрос о привлечении генерального директора Игоря Ходыко к административной ответственности.

Согласно жалобе, постановление Росприроднадзора о привлечении Ходыко к административной ответственности было вынесено без «достаточных на то законных оснований, а в действиях директора ООО «Электроцинк» отсутствуют события правонарушении предусмотренные частью 1 статьи 8.4 КоАП» .

Гендиректор «Электроцинка» обвиняется в том, что предприятие начало вывозить клинкер, не имея проекта рекультивации объекта размещения отходов, получившего положительное заключение государственной экологической экспертизы.

Раунд первый

Представители завода ссылаются на то, что обязанность по восстановлению нарушенных земель объекта размещения отходов возникает только после окончания его эксплуатации:

— Поскольку в силу указанных норм обязанность по рекультивации объекта размещения отходов возникает после окончания его эксплуатации — объект фактически обществом эксплуатируется — то отсутствуют основания для проведения работ по рекультивации, соответственно, разработка проекта рекультивации и получения на него заключения государственной экологической экспертизы. Таким образом, ООО «Электроцинк» не осуществляет рекультивацию названного объекта размещения отходов.

Также отмечалось, что доказательства представленные Росприроднадзором, являются недостаточными, так как «управлением не доказано обстоятельства административного правонарушения»:

— Обращаем  внимание суда, что в качестве доказательств вывода о том, что с июля 2016 года ООО «Электроцинк» начал  работы по рекультивации названного объекта размещения отходов, Управление в акте проверки сослалось только на сведения с сайта УГМК и космические снимки с сайта «Гугл» за 2015-2017 годы. Данные сведения не заверены в установленном порядке и не приобщены, их достоверность не представляется возможным проверить.

Представитель Ходыко на суде, юрист Эрик  Тедеев, заявил, что речь идет о грубейших нарушениях при проведении проверки, превышении «должностных полномочий, как инспекторами, так и самим Росприроднадзором»:

— В соответствии с 294 ФЗ «О защите прав юридических лиц» при проведении проверок не предусматривается продления внеплановой проверки. В соответствии с федеральным законом, проверка проводится не более 20 дней. Продлять эту проверку нельзя. Но что делает Росприроднадзор? Абсолютно идентичные требования, идентичные приказы, но под видом двух разных проверок. В данном случае, речь идет фактически о продлении внеплановой проверки, что законом запрещено.

Таким образом, как считает Тедеев, все доказательства, собранные в процессе второй проверки, незаконны, «ввиду того что сама проверка была незаконна».

— Второе — нарушение сроков привлечения к ответственности. По статье 8.4 ч.1 КоАП, срок привлечения к ответственности составляет не более одного года. Сам Росприроднадзор пишет, что ООО «Электроцинк» ведет рекультивацию с 2016 года, таким образом сроки давности привлечения истекли. Информация о том, что ООО «Электроцинк» ведет отгрузку лежалого клинкера предприятиям-потребителям, Росприродназору была известна с 2016 года. Есть и официальные сообщения на сайте Росприроднадзора.

— Я так понимаю, что сейчас «Электроцинк» озвучивает официальную позицию? уточнил начальник отдела экологического, земельного, водного надзора и охраны недр  Росприроднадзора Сослан Козырев. ― Можно считать ее позицией директора?

Можно считать ее позицией представителя директора, —  разрешил Тедеев.

Козырев спросил, как в соответствии с законом определить проводилось ли одно надзорное мероприятие или два?

И сам же он пояснил, что у каждого из мероприятий были законные основания — требование двух Прокуратур. Есть приказы о проведении каждой проверки.

В последний день, указанный в проверке, надзорное мероприятие считается оконченным, составляется акт:

— От того что требования идентичны, соответственно, и область, которая подлежит проверке, идентична. То есть, Вы сейчас ставите вопрос о незаконности вынесения требования о проведении проверки. Или вы считаете, что управление не должно было выполнить требования прокуратуры республики и не проводить вторую проверку?

— Если вам прокуратура предпишет застрелить человека, вы его застрелите? — спросил представитель Ходыко.

Козырев заявил, что вопрос не имеет отношения к делу, а управление не имеет право не исполнить требования Прокуратуры.

— Вы имеете полное право оспорить в судебном порядке, — заявил Тедеев. Представитель Росприроднадзора отметил, что не считает исполнение требований Прокуратуры нарушением закона.

Козырев не согласился с утверждением, что достоверность доказательств, представленных Росприроднадзором, нельзя проверить:

— Я так понимаю, у представителя генерального директора «Электроцинка» вызывают сомнения данные с официального сайта УГМК и космических снимков? Они визуально, видимо, не видят, что часть отходов они вывезли и место освободилось, требуют нотариального заверения. Я даже о прецедентах таких не слышал никогда.

Также было отмечено, что сам факт вывоза клинкера с объекта размещения отходов — это уже рекультивация.

Процесс проходит без наличия одобренного проекта рекультивации, что расценивается ведомством как правонарушение.

По словам Козырева, основным документом, который регламентирует порядок проведения рекультивации, является Приказ Минприроды РФ N525, Роскомзема N67 от 22.12.1995 «Об утверждении Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы».

В соответствии с приложением к данному документу, «рекультивация земель — комплекс работ, направленных на восстановление продуктивности, народнохозяйственной ценности нарушенных земель, а также на улучшение условий окружающей среды». Как отмечает Козырев, учитывая, что данный объект оказывает негативное действие (это указано в государственном реестре размещения отходов), при его ликвидации условия окружающей среды будут улучшены.

Согласно Приказу, под нарушенными землями подразумеваются «земли, утратившие свою хозяйственную ценность или являющиеся источником отрицательного воздействия на окружающую среду, в связи с нарушением почвенного покрова и образования техногенного рельефа в результате производственной деятельности».

— Отсюда мы утверждаем, что предприятием осуществляется именно рекультивация. То есть убираются отходы, ликвидируется техногенный рельеф, в результате чего будет снижена нагрузка на окружающую среду. А то, что они не вывели его [объект размещения отходов] из эксплуатации — это проблема предприятия. Нигде не написано, что если объект рекультивируется без официального вывода предприятием его из эксплуатации, то это перестает быть рекультивацией.

Тедеев попросил уточнить, с чего Росприроднадзор решил, что данный объект предприятие отнесло к объектам негативного воздействия:

— Вами при инвентаризации объекта размещения 2012 года было указано, что объект оказывает негативное воздействие, это есть в вашем проекте, — пояснил Козырев.

— Уважаемый суд, хотелось бы обратить внимание на данную позицию, потому что объект размещения так называемых отходов, о которых говорит Росприроднадзор, предприятием не инвентаризировался и никакие данные не подавались. Росприроднадзор на свое усмотрение, в нарушение действующего федерального законодательства, внес в ГРРО (государственный реестр размещения отходов) данные об объекте, как объекте размещения отходов. ООО «Электроцинк» заявление об инвентаризации не подавало. Если оно у вас есть, предоставьте суду.

Очаровательно. Первая часть этого монолога откровенная ложь, — отметил Козырев.

Росприроднадзор обещал ознакомить юриста «ЭЦ» с документом об инвентаризации. Этот момент стоит запомнить, так как на следующем заседании вопрос снова поднимался и вскрылись интересные подробности.

Раунд второй

Второе заседание по жалобе состоялось спустя несколько дней. Новое слушание частично дублировало звучавшие ранее аргументы, которыми стороны вновь обменялись. Судья между тем задал любопытный вопрос Тедееву:

— Это же объект размещения отхода? Если клинкер не отход, то это перестает быть объектом размещения отходов?

— Я поэтому и говорю. Если Росприроднадзор привлекает нас к ответственности, то в своих выводах госорган должен быть последователен. Если он считает клинкер отходом, то, наверное, [нужно] говорить о том, что предприятие прекратило использование данного объекта, который, кстати, внесен в государственный реестр размещения отходов. Это, наверное, непоследовательная позиция, —  заявил Тедеев.

Столь же непонятная для несведущих людей мысль озвучивалась в ходе заседания повторно, что ситуацию не прояснило:

 — У нас клинкер — это продукция, которую мы отгружаем на основании технических условий. Но Росприроднадзор его таковым не считает, если он считает его отходом, то, наверное, стоит говорить о том, что объект внесен в ГРРО.

Если объект внесен в ГРРО, то логично предположить, что продукция, расположенная на его территории, является отходом. Быть может, завод складирует свой товар на объекте, предназначенном для размещения отходов?

Росприроднадзор представил свое видение данной ситуации:

— По поводу того, отход это или не отход, и как этот объект попал в ГРРО. На прошлом заседании вы заявляли, что инвентаризация данного объекта — отвала — как объекта размещения отходов не проводилась.

 —  Я сказал, что мне об этом факте неизвестно, — неожиданно заявил Тедеев.

— Второй раз вводите суд в заблуждение, — заключил Козырев.

Судья прервал обсуждение «отходности» и «продуктности» клинкера, вновь спросив, как именно предприятие проводит рекультивацию. Росприроднадзор вновь заявил, что идет ликвидация техногенного рельефа посредством вывоза клинкера, очистки территории.

— А вам известно, куда они вывозят?- спросила судья.

 —  Они нас официально даже не уведомляют, что вывозят. Теперь они говорят, что это не отход, и они не обязаны отчитываться. Если бы это признавалось предприятием как отход, они должны вести определенный журнал отходов, отражать в отчетах ежегодных, — пояснил Козырев.

 — Вы хотите сказать, что судьбу этого отхода не можете проследить?

— Более того, благодаря решению, которое вынесла судья Моргоева, мы вообще перестанем отслеживать движение тех веществ, которые мы считаем отходами, потому что теперь, размахивая решением суда, предприятие будет говорить — это продукция. И в следующий раз мы, наверное, будем обследовать только мусор с территории и из офисных помещений, вот будет объект нашего надзора.

Далее Козырев зачитал характеристики объекта размещения отходов из инвентаризации, которую завод все-таки проводил в 2013 году:

Наименование отхода — клинкер лежалый, то есть предприятие признало, что это отход. Дата проведения инвентаризации — 1 января 2013 года. Это к тому, что представитель завода заявлял, что никакая инвентаризация не проводилась. Есть даже паспорт отхода, составленный предприятием. Думаю, что не было необходимости на продукцию разрабатывать паспорта отходов.

Козырев также пояснил суду, что клинкер, который образовывался раньше, и тот клинкер, который образовывается сейчас, это абсолютно два разных вещества, так как сырье у них тоже разное:

— Сейчас предприятие перерабатывает отходы производств компаний, которые входят в УГМК, то есть все шламы, пыль, которые улавливаются газоочистным оборудованием, львиная часть направляется сюда. Хотя и их отходами они не признают. У нас есть подтверждение того, что содержание мышьяка там сопоставимо с содержанием цинка, в сырье, которое приходит в вельццех. Это подтверждено лабораторией.

— Что касается ваших заявлений о том, что мы перерабатываем чужие отходы, это голословное утверждение. Во-вторых, относительно того, что клинкер, который там лежит и клинкер новообразованный [разные], опять же голословные утверждения, которые ничем не подтверждены, — настаивал юрист «Электроцинка».

Козырев пояснил, что если сырье для определенного цеха поменять практически полностью, то и отходы получаются разные. На вопрос, с чего Росприроднадзор решил, что сырье другое, был дан ответ: «Указано в вашей документации. Может вам экологические регламенты предоставить? С удовольствием».

Дробление тела

Тедеев решил напомнил оппоненту, что рассматривается дело о рекультивации, а также пояснил некоторые тонкости судебного процесса:

— Вы вынесли постановление на основании тех документов, которые имеются в материалах дела, суд оценивает доводы исходя из того, что у вас является приложением к материалам дела. Так вот, приложение к материалам дела, на основании которых вы привлекаете должностное лицо к административной ответственности. Суд рассматривает правомерность и достаточность материалов дела.

Далее Тедеев перечислил материалы приложения, представленные, как подтверждение виновности Ходыко:

— Распечатка с сайта Уральской горно-обогатительной фабрики с информацией о дате начала отгрузки лежалого клинкера и объемах ее отгрузки на 7 листах. Я не знаю, что за сайт Уральской горно-обогатительной фабрики, и не представляю, какое отношение он имеет к ООО «Электроцинк» и его клинкеру.

Распечатка интервью гендиректора ООО «Электроцинк» Ходыко  с сайта информационного агентства ТАСС на 7 листах. Что это за распечатка интервью тоже непонятно, потому что насколько я понимаю, на сайте и в информационной системе ТАСС интервью, в том числе генерального директора Ходыко, достаточно много.

Дальше — космические  снимки предприятия ООО «Электроцинк» с сайта «Гугл» за 2015-2017 годы. Это все, чем подтверждается вина должностного лица, в том числе и «Электроцинка», — они не отличаются. Достаточно ли указанных документов для доказательства вины и было ли их достаточно для вынесения постановления? Я считаю, нет.

Я бы хотел еще обратить внимание, что акт проверки, материалы проверки не являются приложением к данному административному делу. Все приложения, которые есть, я зачитал. Я даже не знаю, что такое Уральская горно-обогатительная фабрика.

Представитель Росприроднадзора заявил, что очевидно речь идет об УГМК, а из материалов дела видно, что территория очищается от лежалого клинкера, который по документам является отходом.

— У вас в тексте проекта указано, что это отход?

 — А если указано, что вы будите говорить? Указано что это отход, который расположен на объекте размещения отходов: «Всего на предприятии находится 4 площадки хранения отходов сроком более трех лет. Площадка отвалов клинкера, который находится на территории завода и существует с момента образования завода. Общее количество накопленного лежалого клинкера составляет  1 млн 567 тыс тонн». Написано, что с 1994 года — это к тому, что вы его не выводили из эксплуатации — объект законсервирован, то есть он не эксплуатировался.

—  А законсервированные объекты вносят в ГРРО? — выдал аргумент Тедеев.

— Вы что, представляли акт о консервации в Росприроднадзор? Вы представили инвентаризацию.

— Не для суда будет сказано, для себя как жителя республики — я не понимаю, в чем проблема в вывозе данного клинкера и почему Росприроднадзор так яро старается приостановить этот процесс.

Козырев пояснил, что могут быть негативные последствия для окружающей среды от разбора тела отвалов клинкера:

 — В этих отвалах содержатся тяжелые металлы и иные загрязняющие вещества. Один из отвалов до сих пор дымит, потому что там происходят какие-то химические процессы внутри этого объекта. То есть неизвестно, какой вред может нанести процесс дробления этого тела на куски. То, что хранится внутри, может попасть в атмосферный воздух.

— Если его отвезут не лучше? — спросила судья Цопанова.

— Прежде чем его вывозить, нужно соблюсти определенный порядок вывоза. Нельзя просто так в таких отходах копошиться и бесконтрольно их вывозить. Составляется проект и оценивается степень воздействия при отгрузке этих отходов на окружающую среду. И этого не было сделано, потому что при прохождении госэкспертизы у надзорных органов возникнут вопросы — а как будете очищать, какое там будет происходить пылеподавление при отгрузке клинкера? Вот, чтобы всех этих вопросов избежать, проект не стал разрабатываться. Хотя устно заявляли, что вот-вот он будет готов. Учитывая, что нам никаких отчетов не поступает, степень и возможность негативного воздействия оценить невозможно, — заявил Козырев.

Решение по жалобе пока не принято. Дело продолжат рассматривать 22 ноября.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Во Владикавказе с аншлагом прошел второй международный турнир по вольной борьбе «Аланы»

10.12.2018 Gradus Pro

Аслан Толпаров, заранее вырывший 12 могил на кладбище Алагира, уволился из-за угроз

На что потратят республиканские деньги в ближайшие три года

06.12.2018 Gradus Pro

Полицейские экипажи больше не патрулируют Проспект Мира

Архитектуру решили лечить новой комиссией

05.12.2018 Gradus Pro

«Электроцинк» и Росприроднадзор продолжают судиться из-за отходов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: