Продается дом в историческом центре. Можно под снос

— 34 миллиона, – сообщил мне приятный женский голос в телефонной трубке, наконец ответивший на звонок после месячного отсутствия.

— Здание стоит на 10 сотках земли, 700 м.кв. площади.

— А есть ли на него какие-то ограничения?

— А вы что, собираетесь его сносить? Вообще-то у нас есть судебное решение о его сносе, но мы бы хотели его продать тем, кто его сохранит.

Такой разговор состоялся сегодня у меня с представителем владельца старого особняка на углу улиц Миллера и Некрасова. Такая похвальная забота о сохранении исторического наследия, конечно, не может не радовать, однако вся ситуация, разворачивающаяся вокруг этого здания уже не первый год, все еще вызывает некоторое опасение.

История этого дома до сих пор вызывает споры среди архитекторов и краеведов. Единственный достоверный факт, который подтверждается документами, связан с годом постройки – 1910. Остальное лишь версии. По одной из них, этот дом принадлежал Чермоеву Тапа Арцуевичу, сыну известного генерала Арцу Чермоеву, чеченцу по происхождению. Тапа Чермоев окончил Владикавказское реальное училище и Николаевское кавалерийское училище (1901г.). Служил в кавалерии, в том числе в «Собственном Е. И. В. Конвое» Николая II, имел чины хорунжий, сотник. Вышел в отставку в 1908 году. В период 1-й мировой войны (1914—1918 годы) офицер «Дикой дивизии». После Февральской революции 1917 стал одним из создателей контрреволюционного «Союза объединенных горцев Кавказа» и руководителей Терско-Дагестанского правительства. В ноябре 1918 года был участником вторжения турецких войск в Дагестан. Вследствие приказа по Вооружённым силам Юга России от 25 октября 1919 года, подписанного А. И. Деникиным, Т. Чермоев эмигрировал за границу, где также занимался общественно-политической деятельностью. Многие эксперты сходятся на том, что это был доходный дом. Точку в этом вопросе поставить практически невозможно, потому что документов, которые бы пролили свет на данный вопрос, не существует, точнее, они не сохранились. Весь советский период в этом доме были коммунальные квартиры.

В 90-е годы во время водочного бума дом был приватизирован, куплен частным лицом, и жильцы его были расселены.

Дальше особняк менял владельцев, как перчатки. Начатый было «ремонт», который привел к окончательному уничтожению всех интерьеров, которые могли сохраниться, так и застопорился на уровне снесенных межэтажных перекрытий, оставив от здания по сути один фасад.

И все бы ничего, если бы в начале прошлого года градозащитное сообщество не взорвала новость — дом собираются сносить! Тут надо объяснить, почему эта новость вызвала не просто резонанс, но шок безысходности. Дело в том, что закон 73-ФЗ, регулирующий статусы объектов культуры и, соответственно, документацию по постановке памятника на учет, появился только в 2007 году. До этого момента действовало старое законодательство, в котором памятник оформлялся небольшим набором документов и принимался на охрану общим распоряжением правительства или другого руководящего органа. По закону 2007 года все это отменялось. И теперь все памятники надо было перерегистрировать по новой, но это не главное. Главное, что в списке документов для постановки на учет теперь нужна была историко-культурная экспертиза, проведенная ЛИЦЕНЗИРОВАННЫМ экспертом. Каковых у нас в республике не имеется. И стоит это от 20 до 80 тыс. рублей на 1 экспертизу, то есть на 1 объект. А у нас их только федеральных 400 с лишним штук. Так вот, изначально перерегистрировались только федеральные и региональные памятники согласно спискам 67 и 95 годов, но ни там, ни там этого дома не было. Потому что он болтался в списках под названием «вновь выявленный памятник культуры». До 2007 года этот список имел столько же охранной силы, сколько региональный список памятников. Но закон 2007 года это дело отменил и ввел новое название — «выявленный». По идее, объекты из этого списка, если они обладают исторической и архитектурной ценностью (а перечень черт прописан в законе), должны плавно перекочевывать в список региональный с соответствующими охранными свидетельствами. НО! В этом списке «выявленных» 1099 объектов. И перекочевка эта идет очень медленно — опять же из-за необходимости проводить пресловутую экспертизу, на которую у Комитета по охране просто нет денег. То есть этот дом фактически стал заложником закона об охране памятников. И это была первая казуистика.

Вторая казуистика — это зоны охраны.

По законодательству зона охраны памятника не является автоматическим приложением к памятнику и должна определяться отдельным набором документов и отдельным свидетельством. То есть даже если памятник оформлен по всем правилам, то зона охраны у него может быть не оформлена. Что мы сейчас видим с Цымыти (Цмти) и Дзивгисской крепостью. Зона охраны этих памятников хоть и определена была в 70-80 годах, но на деле от нее все время «отщипывают» куски. И если в данном случае здание на ул. Миллера входит в охранную зону Проспекта, то это вовсе не защищает его от «судебного решения о сносе». В этом можно убедиться, посмотрев на коверканье фасадов самого Проспекта.

Дальше последовал ряд судов, которые владелец здания выиграл у Комитета по охране и использованию культурного наследия. Надо сказать, что снос дома, равно как его охранные обязательства, не были предметом судебных разбирательств, как пояснили позже представители суда. А посему у Комитета по охране появился небольшой люфт времени на оформление охранного обязательства на данное здание, что и было сделано 20.11.2012. То есть, говоря о том, что на руках у владельца есть решение о сносе и ничем дом не обременен, продавцы откровенно лукавят. На сегодняшний день дом является выявленным памятником архитектуры, который хоть и имеет охранное свидетельство и входит в перечень охраняемых государством объектов на основании 73 –ФЗ, но все-таки от сноса, как показывает общероссийская практика, этот статус вряд ли кого-то может защитить. Для полноценного оформления охранного обязательства необходима экспертиза, то есть около 20 000 рублей, денег этих, пусть даже не очень больших, ни у кого из градозащитников, в том числе и Комитета, к сожалению, нет.

По 44 статье Конституции РФ забота о памятниках культуры является обязательством каждого гражданина. Пока, к сожалению, градозащитному сообществу остается уповать на законопослушность наших граждан.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
12.12.2019

Новый глава Владикавказа рассказал о планах развития города на ближайшие пять лет, о желании пересадить чиновников на общественный транспорт и о закрытии «Электроцинка»

Фундук, яблоки и форель ради спасения учителей

06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: