Просто добавь маржи

Осетия ищет инвесторов, инвесторы ищут высокую добавленную стоимость

Для республики, устремленной в надежное и достойное будущее, на протяжении еще 20 лет нужно следовать девизу: «Больше инвестиций – хороших и разных». Хорошие  — это исключительно новые технологии и передовое оборудование, с которыми внешний инвестор заходит в регион и вкладывается в реальную экономику, а точнее в те сферы, где самый высокий показатель добавленной стоимости. Иначе нельзя – если фаза инвестирования растянется до неприличия, то это уже — обман людей, для которых владелец капитала создал рабочие места.

Обещал сначала платить 30-40 тысяч рублей в месяц, но со скрежетом в зубах платит 20 тысяч, а это уже подрывает веру в смысл предпринимательства.

Действующий ТЦ «Метро» и будущий «Леруа Мерлен» — устойчивые мировые торговые бренды, которые состоялись прежде всего из-за высоких стандартов привлечения и обслуживания клиентов, до мелочей «вылизанной» логистики поставки товаров. Чуть ниже по упомянутым критериям находятся федеральные торговые сети — «Магнит» и «Пятерочка». Однако перенять эти новации не под силу владельцу маленького продуктового магазина, размещенного на первом этаже отдельно взятой владикавказской высотки. По-прежнему в ходу тетрадка, где аккуратно описывается отпущенный товар и его цена, и нет никаких идей в плане компьютеризации поставок того, что продается – ему бы подешевле разжиться онлайн-кассой, чтобы проверяющие не доставали.

«Бином» постепенно становится площадкой для новых инвестпроектов — ремонт военных «КАМАЗов» и выпуск светильников, что при удачном развитии событий можно назвать выход из многолетнего производственного мрака. Военпреды (представители заказчика) — специалисты российского оборонного ведомства – люди серьезные, и в этой серьезности для республики есть прекрасный шанс заполучить престижное стендовое и диагностического оборудование, солидный инструментарий, на фоне которого классический старый разводной ключ будет выглядеть музейным экспонатом.

С точки зрения увеличения количества рабочих мест сборочное производство тех же светильников – идеальная вещь, потому что нарастить численность можно за счет максимального уплотнения рабочих мест на отведенной площади. На одной тысяче квадратных метров можно разместить до 150 человек, правда, с хорошей вентиляцией – приточной и вытяжной. Таким образом, есть возможности для устойчивого роста количества рабочих мест.

Однако о высоких технологиях при выпуске светильников пока вести речь преждевременно. Ставить сборочный конвейер для синхронизации пяти-шести операций равносильно тому, чтобы забивать гвоздь стенку брендовой кофемолкой – ущерба будет больше, чем эффекта.

Нарастить показатель добавленной стоимости на электротехническое изделие удастся только при штамповке металлических компонентов, хотя такую вырубку трудно отнести к высокой технологии. Можно попробовать во Владикавказе изготавливать корпуса светильников: здесь нужен термопласт-автомат и немного инженерной фантазии. Как в рифму шутили в советские времена конструкторы, «матрица да пуансон (составные узлы пресс-формы в упрощенном смысле) дадут тебе любой фасон».

Забота об экологии, конечно, — это показатель зрелости гражданского общества, и уверенный взгляд в будущее. Однако сей позитив вошел в противоречие с идеей реализации инвестиционного проекта производства кремния в Северной Осетии. Завод стоимостью 20 млрд намеревались строить недалеко от Беслана, но даже ни одного колышка не забили на будущей площадке.

Если по большому счету, то в плане высоких технологий и уникального оборудования, причем это должны были быть штучные экземпляры, аналогов такому производству в России точно бы не было.

Читая материалы, содержание которых шло в жесткий противовес кремниевому производству, приходилось впадать в некрасивое чувство зависти. После советской школы и вуза можешь без запинки написать и одновременно произнести формулу этилового спирта, тем не менее становится стыдно перед теми среднестатистическими пользователями социальных сетей, которые легко владеют знаниями о том, какую опасность представляют химические реакции с трихлорсиланом, и могут на бумаге изложить состав тетрахлорида кремния.

И все же не стоит огорчаться по поводу внешних инвесторов, которые до сих пор не принесли с собой высоких производственных технологий. Ведь мало кто знает, что и как повернется с проектом «Мамисон»? А если вдруг в республику придет структура, способная развернуть все, что связано с производством комплектующих узлов для канатных дорог, начиная с металлических конструкций и сидений, и кончая автоматикой? «Застолбить» бы за республикой статус производителя подъемных устройств для горнолыжных курортов, тогда будет действительно уникальный экономический прорыв.

С местом размещения проблем точно не возникнет – в промышленной зоне Владикавказа, естественно, за исключением неработающего «Электроцинка», концентрация оборудования на единицу площади нижайшая – один современный станок на один гектар, в лучшем случае.

В плане денег такое производство легко прогнозируется – если три миллиарда рублей планируется потратить на канатные дороги и сопутствующие им объекты, то это, как минимум, один миллиард рублей в виде фонда оплаты труда, и около 150 млн налогов на доходы физических лиц – чем не показатели, к которым нужно стремиться?

Из высокотехнологичных отраслей остается лишь переработка сельскохозяйственной продукции, но здесь предполагать появление внешнего инвестора затруднительно. Дело в том, что пока нет внятной стратегии в области переработки. Пора, наконец, определиться в своем «кайфе» — или нам нужен гигант, способный конкурировать с тем же «Махеевым», его миллиардными объемами и внушительным ассортиментом, или в республике нужна сеть небольших перерабатывающих производств, максимально приближенная к местам культивации сельскохозяйственных культур и животноводческих ферм.

Переработку нельзя рассматривать в отрыве от ситуации на рынке исходного сырья — здесь подчас происходят явления, которые не поддавались прогнозированию. Где это видано, чтобы килограмм баранины стоил во владикавказском магазине от 480 до 500 рублей, что намного дороже говядины и свинины? Стоило иранским бизнесменам проявить интерес к северокавказской баранине, как под нож пошло поголовье, восстановление которого займет, как минимум, четыре года.

Стоило Турции проявить интерес к зерну, так сразу активизировалась соседняя Грузия, и в прошлом году вереницы тентованных «КАМАЗов» с нашим зерном потянулись к государственной границе.

Что будет этим летом — совершенно неясно, особенно в свете последних событий. Возможно, такая неясность может отпугнуть тех, кто бы пришел в республику в слабо развитый сектор переработки.

Кирпич риска

И все-таки, инвестор, независимо от того, местный или пришлый, должен отвечать и на социальный вызов. Когда средняя зарплата в республике на одну треть меньше стоимости квадратного метра жилья на первичном рынке, это и есть серьезный вызов, требующий «расшивки».

В зависимости от реализуемого проекта, суммарные расходы на цемент, кирпич, металл, щебень, песок и лес занимают от 20 до 30% стоимости жилья.  Если говорить об удешевлении новых квартир в Северной Осетии, то инвестор должен вложиться в создание мощных производств строительных материалов, ведь в республике индустрия стройматериалов пока еще не состоялась.

Ниша – почти пуста, но не всякий рискует заходить в этот рыночный сегмент.

С собственным цементом мы опоздали, как минимум, на 11 лет, когда в феврале 2008 года при большом стечении народа уложили символический камень в основание фундамента нового завода, который хотела построить УГМК. Впору конкурс объявлять на поиск того самого камня, затерявшегося на равнинных просторах в нескольких километрах от Алагира. Знамя борьбы за экологию одним мощным протестным движением сумело развеять саму возможность появления цементной пыли.

С кирпичом, имеется ввиду, «черновым», тем,  что для кладки стен и перегородок, ситуация складывается сложно и напряженно. Здесь потери во времени составляют пять-шесть лет. Дело в том, что два-три года инвестор может потратить на строительство кирпичного завода. Примерно столько же времени нужно для того, чтобы выйти на проектную мощность и занять подобающее вложениям место — сначала на республиканском, а затем и северокавказском рынке. Но в 2013 году и в последующие годы крупные предприятия, которые бы обеспечивали местных строителей недорогим черновым кирпичом, в республике не строились.

Усредненная цена за единицу такой продукции (один условный кирпич) составляет от 5,5 до 6,5 рублей, и чтобы нАзиз строителей отвадить от прежних контактов с партнерами-изготовителями кирпича из регионов Северного Кавказа, местному заводу пришлось бы только просто демпинговать. Но это невозможно — вышеуказанные цены и без того минимальны, дешевле кирпича и не найти, и не произвести.

Любой профессиональный строитель знает — прежде чем побороться за государственный подряд или же выйти на площадку жилого дома, нужно с точностью до одной тысячи рублей просчитать расходы на материалы. Просчитывает и принимает единственное верное решение в части приобретения кирпича – он знает, где, у кого и по какой цене его брать, чтобы не только свести концы с концами, но и себе что-то оставить в виде прибыли.

Утверждение о том, что за счет кирпича, производимого, к примеру, во Владикавказе или в Зильге, можно было бы сократить транспортные расходы и, как следствие, себестоимость строительства, несостоятельны. Наши строители, сумевшие пережить полный развал отрасли и кризис, что, безусловно, делает им честь, сумели нарастить мускулы, уже имеют свой транспорт, и без посторонней помощи сокращают издержки, связанные с доставкой материала.

В ситуации с черновым кирпичом есть еще один существенный момент, обусловленный введением с 1 июля 2019 года так называемых «эксроу-счетов» в жилищном долевом строительстве. К слову сказать, система «эксроу-счетов» в определенной степени напоминает ситуацию с ЕГЭ.  Как известно, ввели этот ЕГЭ ради того, чтобы побороть коррупцию при поступлении в вузы, и в итоге получили первокурсников, от которых вузы стонать еще не перестали. То же самое, и с указанными «эксроу- счетами» – их внедрение обезопасит кровные деньги дольщиков, но гарантирует повышение цен на жилье. Надо понимать, что есть банки, для которых маржа так же сладка, как для человека халва.

С большой долей вероятности можно предположить, что застройщики могут пойти на применение материалов, которые будут дешевле традиционного кирпича – иначе есть шанс получить новое и одновременно неликвидное жилье.

Как свидетельствует практика, после каждой новации ситуация на рынке за пару-тройку лет все же «устаканится», но если в республику зайдет инвестор кирпичного завода, то это будет крайне рисковый бизнесмен или владелец приличной финансовой подушки.

Что касается металла, без которого и железобетонных конструкций быть не может, то здесь все просто: чтобы республика располагала своей, дешевой, арматурой, нужно новое металлургическое предприятие уровня «Электроцинка».

Единственное, что способно пролить бальзам на сердце, так это щебень.

Впрочем, жилья это не касается, но все же действия инвестора в лице предприятия «Прогресс», сумевшего выйти на изготовление шпалеров для интенсивного промышленного садоводства, вызывают одобрение. Здесь чувствуется умение «прощупать» конъюнктуру рынка и просчитывать шаги.

Есть ли еще инвестиционный резерв для того, чтобы снизить цену на жилье? Вряд ли, а что касается квартир на первичном рынке, — как были они труднодоступными, так и остались.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
12.12.2019

Новый глава Владикавказа рассказал о планах развития города на ближайшие пять лет, о желании пересадить чиновников на общественный транспорт и о закрытии «Электроцинка»

Фундук, яблоки и форель ради спасения учителей

06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: