Раскопки на соседней улице

Профессия археолога овеяна тайными загадками, мистическими разгадками. Тут существует тонкая грань между дозволенным и понятным, и тем, что уже непостижимо человеку по каким-то объективным причинам. Но на этих рассуждениях мы остановимся и расскажем вам конкретную историю не выдуманных ногирских раскопок.

К нам в редакцию попали две необычные фотографии. На снимках фрагменты  очистительного костра, который развели на месте найденного во время раскопок центрального погребения. Заинтриговали людей два странных силуэта, образовавшихся в дыму.  Мы не будем  сравнивать способности вашего и нашего художественного восприятия – просто представим вам снимки.

Нам стало интересно, как объяснят странное явление сами археологи. Научный сотрудник общественной организации «Наследие Алании» Виталий Санакоев в нашей беседе рассказал, что сам увидел на фотоснимках и что послужило толчком для начала двухлетних раскопок.

После того как было исследовано центральное погребение, (погребение, относящееся к майкопской культуре) мы просто внутри развели очистительный костер. Это чисто символический костер для того, чтобы очистить место. Поверите вы или нет,  на этом месте очень часто происходили  аварии. По крайней мере,  до сих пор происходили. Там погибло очень много человек. Именно на этой территории. Это реально так. Я свидетель. Мой дом рядом.  Во  всех конфессиях, во всех религиях есть такая мысль, что очень плохо, когда могилы находятся на дорогах. Чисто символически подумайте – люди умерли, они должны покоиться, а мы по ним ездим на машинах. И мы их беспокоим. Это не официальная версия. Наука  может и допускает это, но не признает. Поэтому я не хочу брать ответственность и комментировать содержание фотографий. Этот снимок мы  сделали, чтобы просто запечатлеть обряд. Бытовые фотки. Все было спонтанно: дети бегали, переживал, чтобы никто не упал… были заняты другим.  Никто не высматривал никого и ничего, просто потом смотрели на снимки фотоаппарата и все заметили какие-то странные фигуры. Что это, я и сам не знаю. Если приглядеться, и меня на снимке найдете (смеется). А в дыму я лично вижу двух человек. Два силуэта. Один полулежа, у него ноги скрещены, другой — у его колен. Кто–то из ребят, присматриваясь, еще что-то замечал. Не знаю…

Как пояснил нам Виталий, фотографии далеко не самое интересное, что происходит на месте раскопок. Вполне, возможно, ногирскими археологами  найдены такие ниточки, потянув, за которые можно распутать узелок многотысячных загадок.

—  В  центральном погребении был найден череп, там челюсть, на которой сохранились зубы. Относительно хорошо сохранены материалы. По  ним сейчас можно многое определить. Весь ДНК анализ. Любые исследования можно делать. Можно узнать,  где этот человек жил, что он ел, какой  образ жизни вел, чем болел, пол и возраст. Это делается с помощью ядерного синтеза. Трудоемкие и дорогостоящие исследования.

Дорогостоящие исследования будут проводиться  в Шанхае. Финансирует их китайская сторона, потому что такая находка имеет практическую значимость для ученых всего мира.

—  У нас идет сейчас совместная программа. Работают немцы со ставропольской археологической экспедицией тоже. Если бы даже мы сейчас нашли золотой сосуд. Это, конечно, было бы неплохо. Но не было бы генетического материала – а тут есть! Есть с чем работать. Сама находка  — майкопский памятник — очень редкая. Они есть, это неоспоримо. Но по всей России их находятся единицы. В 70-80 –х  годах такие анализы не были известны, они не проводились. А сейчас это имеет большое научное значение.

Пока археологи предполагают, что могли найти захоронения родоплеменного вождя. Во всяком случае, об этом свидетельствуют некоторые особенности захоронения людей подобного статуса.

— Судя по конструкции и размаху, с которым сделано погребальное место, человеческому жертвоприношению – это был такой важный человек, может вождь. Жертвоприношение делали людям по статусу. Еще одна характерная черта – найдены две челюсти. Мы сразу упаковали, даже фиксировать не стали. Потому что их нельзя трогать руками. Максимально быстро надо в стерильные пакеты — любое прикосновение оставляет ДНК современного человека. Поэтому мы упаковали, и они уже в Шанхае. Ждем результатов. Но понимаем, что это далеко не быстрые исследования.

Сам курган частично разрушен, примечательно и то, что вокруг него найдены ходы. Как утверждает Виталий, во всем мире подобным конструкциям нет аналогов. Археологам также еще предстоит разобраться, являются ли эти ходы частью кургана, или это самостоятельное построение. И если да, то чье и с какой целью сделано…

— Но то, что видим мы, не характерно майкопской культуре. А ходам вообще аналогов нет в мире. Не только в советской и российской археологии. Поэтому мы ничего не можем однозначно сказать, сейчас наши коллеги будут искать что-то подобное у себя. Понимаете, нам есть, что сказать про захоронения, потому что это более менее изучено и есть хотя бы с чем сравнить. Есть характерные черты и особенности, присущие только этим народам, этому периоду. А в данном случае нам и сравнить не с чем. Это все стерильные ходы, и они точно связаны с археологией, но еще предстоит понять, в какое время они строились, и для чего. Да,  можем предположить,  что строились для совершения ритуалов каких-то. А какие конкретно, пока непонятно.  С культом живых или мёртвых это связано? Надо выяснять. Просто раз они расположены вокруг кургана, то можем предположить, что все-таки с погребальным обрядом. Но с другой стороны, а может быть и другой расклад. Строители, те, кто ходы делал, просто увидели это место. Видели курган, а вокруг него соорудили что-то свое. Не потревожив захоронение. Потому что курган нигде не прорезается, не врезается с ходами.  То есть складывается ощущение, что строители знали друг друга. Либо это одновременно было построено, либо строители видели и оберегли чужую постройку. И вписали свою аккуратно. Вопросов даже у нас много! У нас осталась одна часть территории неисследованная. Мы будем ею теперь заниматься. Может, там есть шанс еще что-то найти и прояснить всю картину.

— А если не найдется нужной зацепки…

— То придётся ждать еще 4 тысячи лет, может кто-то другой решиться на такие же раскопки. Вдруг они найдут что-то и сопоставят. На самом деле, мы очень ждем, что в заграничных раскопках найдется что-то похожее, тогда нам будет, с чем сравнивать. А пока нет. Просто работаем, фиксируем, чертим и описываем, а дальше посмотрим, какая  картина сложится. Пока что знаем, то и рассказываем.

Раскопки в Ногире ведутся уже второй год. На наше удивление, соседи относятся с большим пониманием, а в администрации даже обещают помочь с асфальтированием дороги.

— Я очень благодарен своим соседям, да, люди разные, кто-то не понимает, что мы делаем, кто–то осознает всю важность. Но я благодарен, что пока никаких проблем у меня не возникает. Частично помог мне Сергей Дзантиев, оказал помощь Алан Таймазов, он обещал заасфальтировать дорогу обратно. Помимо археологов наших помогают копать и мои соседи…

Помогают копать и соседи… Самое время рассказать вам историю обычного ремонта в приусадебной части дома жителя центральной улицы Ногира Виталия Санакоева, с которой и начались большие раскопки.

— Во время строительных работ на моем приусадебном участке был обнаружен курган. То есть не сразу он был обнаружен, а сначала нашлись фрагменты этого входа. Это абсолютно случайно. И после того, как мы стали его исследовать, вскрыли часть площади и пригласили специалистов. Посмотрели археологи, предположили, что это что-то современное, но мы сразу в этом усомнились. Видя все эти ступеньки, камни, мы пришли к выводу, что это все-таки имеет археологический характер. Тем более, мы живем здесь с основания села. И мы здесь ничего ни делали, и никто не делал на этом месте ничего с начала 19 века. После  грузинских событий в Южной Осетии часть беженцев осела здесь в Ногире. С тех пор и мы здесь.

Как пояснил Виталий, небольшой холм на их улице был всегда – улицу даже называли къубыры сæр – улица у бугра. Но никто и не догадывался, что под землей может быть памятник такой значимости.

—  Когда мы стали копать уже на улице, поняли, что сооружение  идет вдоль и дальше дальше до самого кургана. Здесь,  естественно, был  бугорок. С детства называли куыбыры сар. Холм  был давно. Его частично несколько раз подрезали, когда осваивали село. И когда я начал делать подъезд к своему гаражу, мы как раз зацепились за край кургана. Тогда-то и заподозрили,  что это памятник. Мы в свое время попытались решить вопрос,  чтобы нас профинансировали, но нам сказали, что в  бюджет это не заложено, денег нет.

Да, и вообще предложили «не париться» по этому вопросу, а просто сделать заезд к гаражу. Но Виталий признается:

—  Моя позиция не позволяет мне так поступать. Знать, что здесь лежат мертвые, по ним ездят машины, понимать, что все это у моего порога. И просто делать вид, что нечего нет?! Ездить по мертвым? Тогда давайте сделаем через кладбище дорогу – нам же надо. Дороги всегда нужны. Сделав себе просто заезд в гараж, я бы просто уничтожил часть кургана.  В общем, я просто взял инициативу на себя, мне Москва дала разрешение. Финансирую я сам. Частично, кто помогал, я озвучивал.

Если погода будет позволять, то раскопки еще продолжатся некоторое время, нет –  придётся отложить до следующего года.   На вопрос, а что будет с курганом дальше, Виталий отвечает:

— Мы уже закапываем. Другого варианта и нет. Например, где-то в Германии что-то и сохранили бы – соорудили бы музей под открытым небом. А в данных реалиях это невозможно. В Осетии этого не поймут. Германия, кстати, очень заинтересовалась  нашей раскопкой. Мы позавчера ездили в Новопавловской курган. Там большой курган копают тоже этого же периода примерно. Мы датируем это 36-38 веками до н.э. Как раз анализы генетические это помогут и определить. 

Сколько еще будем копать, не могу сказать точно, смотря какие находки будут. Под дорогой мы работали месяц и почти три недели. Работаем в усиленном режиме, потому что это центральная дорога. Мы вывезли около 240 «Камазов» грунта.

Подобные раскопки в восьмидесятых годах проводил Сафронов. Тогда тоже были найдены несколько курганов. Но, по словам Виталия, это совсем другой период.

— Такого не было еще, майкопские памятники известны, но это классический облик памятника. И ходы, которые нашли мы, это не характерная особенность для того времени и той культуры. Это что-то новое. Может локально в этом месте в каком-то другом  варианте они все делали. Но они обычно хоронили традиционно. Мы, например, нашли захоронение ребенка лет семи-восьми. Но тут все понятно — с ним был нож железный и баранья ножка. Тут понятно все, это характерная черта сармат. С человеком кладут напутственную еду. А вот «ходы» — это что-то интересное… В плане научном это очень значимо. Мы столкнулись с тем, с чем реально не сталкивались ранее.

 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Главное с Антикоррупционного форума: порочные госказупки и «элитное» питание

В смерти двухлетнего мальчика не могут разобраться 7 лет

ММАшники Северной Осетии просят огня

16.10.2017 Gradus Pro

Полет дизайнерской мысли во Владикавказе скрывают от излишней скромности и чрезмерной халатности, и только «Сердце столицы» открыто и горячо

Битаров испытал в Моздокском районе целую гамму чувств

Дмитрий Анатольевич, благословите, мы нашли за что держаться — биоэтанол

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: