Расстроенная свадьба

Все эти дни у меня в голове крутятся кадры из фильма «Свадьба в Малиновке». Помните: «Скидовай сапоги, власть переменилась!» В старом советском фильме много крылатых фраз, которые актуализировались в связи с политическим переполохом в Северной Осетии.

Вот вам, например: «Хлопцы начинают разбегаться в разные стороны. Если так пойдет дальше, я тоже разбегусь в разные стороны». С нашими хлопцами, вернее, джигитами, не все так просто и прямолинейно, как в кино. Но одно уже понятно: джигиты наши облажались. Никогда бы не подумал, что скажу это: Путин молодец! Долго он смотрел на осетинскую  политическую джигитовку и принял решение «не вашим и не нашим». Другими словами, политические элиты Северной Осетии (слово «элиты» — тут больше фигура речи) настолько заигрались в своих политических интрижках, что главе государства пришлось, скажем  так, делать неожиданный кадровый выбор.

Нет, я понимаю, что при смене руководства в любом регионе происходит своя «свадьба», но в Осетии она приняла какие-то гипертрофированные и гиперболизированные очертания. Впрочем, как всегда – это же очень похоже на нас: почти каждый осетин хочет сыграть свадьбу века, влезая при этом в долги. Эта наша ментальность как раз и не пришлась ко двору. Понятно к какому.

Информационная война, которая шла в последние месяцы – это только надводная часть айсберга, потопившего «титаник», на котором старая власть пыталась протаранить Кремль. Мы вряд ли узнаем все тонкости перетягивания политического каната, который с каждой поездкой высоких ходоков в высокие коридоры все больше запутывался и превращался в узел. И узел этот не стали распутывать, его просто разрубили.

По сути, все получили по заслугам. ТДМ остался в памяти, как глава, который то ли хотел третий срок, то ли не хотел. За невнятность с ним даже не попрощались, как полагается: на камеры, с благодарностью и напутствиями. Потенциальные кандидаты тоже остались ни с чем.  Как говорили все в том же фильме: «Снимай лапсердак. Поносил — дай другому поносить».

Теперь о главном. Для меня. Отставка кабмина и премьера была предсказуема и ожидаема. Вот только я не верю в то благородство, с которым эта новость была преподнесена жителям республики. Нет, не так: я это благородство не понимаю и не принимаю. Я, конечно, не политик, и рассуждаю чисто обывательски. Поэтому для меня странно, что СКТ во главу угла поставил чисто чиновничий подход: «Я пришел с Мамсуровым, с ним и уйду». Это было, правда, потом.  За 3 дня до тиражирования этой цитаты было написано  заявление об уходе. Причем не одно. Команда наперегонки стала осведомлять как можно большее количество людей, что у них тоже припасена такая бумажка. Так и спали с заявлениями под подушками. Но ушел только Диамбеков. Остальные стали аббревиатурами – ВРИО.

Меньше всего я бы сейчас хотел обсуждать решение моего близкого друга. Я совсем о другом. Почему СКТ даже не попытался обозначить  Тамерлану Агузарову людей, которые ДОЛЖНЫ, по его мнению, работать в новом правительстве Северной Осетии? Наверняка же, есть пара-тройка эффективных министров? Но и тут сработала пресловутая «командность» и человеческое тщеславие: мое правительство – мои люди. А вот о республике кто-то в этот момент подумал? Например, о том, что в том же грандиозном проекте технопарка, кроме Алана Диамбекова, за все эти годы так никто и не разобрался? Или теперь все не важно, и гори оно огнем?

Все эти дни в соцсетях наблюдаю людское негодование, мол, почему нас не спросили? Проводятся флешмобы с фотографиями, создаются отдельные группы, собирают митинг в поддержку СКТ. Очень хотелось бы надеяться на то, что инициатива этого митинга принадлежит людям, которые лично знают и лично благодарны СКТ. Но памятуя о недавних информационных атаках во всех реальностях, в это верится с трудом. Надеюсь, что у самого СКТ хватит мудрости остановить праведный гнев своих поклонников. Иначе, как говаривал один из героев «Малиновки»,  «мы окажемся на грани грандиозного шухера». Потому что там, наверху, не любят ропщущих. Так же не любят, как уже стало понятно, и особо страждущих и усердных.

А вообще, все правильно. И закономерно. Осетинская власть за что боролась, на то и напоролась. Принимая сиюминутное решение, отменив два года назад прямые выборы главы республики, власть должна была быть готова к любому повороту событий. И не тешить себя надеждой, что «время работает на нас».

А пока у оставшихся с приставкой ВРИО хлопцев-джигитов есть три месяца. Проявить свои возможности и политическую дальновидность. У нее тоже есть иллюстрация в фильме «Свадьба в Малиновке»:

И шо я в тебя такой влюблённый? – повторял не раз Попандопуло Гришке.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Во Владикавказе основан борцовский клуб «Братья Таймазовы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: