Раздавай и властвуй

Все дни моего участия в комиссии по отбору предпринимателей для предоставления субсидий меня не покидала одна мысль — хотели как лучше, а получилось как всегда. Даже не так, получилось хуже, потому что мне есть с чем сравнивать: в данной комиссии я участвую второй год подряд. Но обо всем по порядку.

Лиха беда – начало

А началось все со скандала. Еще до первого заседания комиссии выяснилось, что ее предыдущий состав был изменен. И ничего бы в этом не было странного и интересного – никто же не претендовал на пожизненную обязанность участвовать в раздаче «слоников», если бы то, как формировался список новых членов комиссии не вызвал, мягко говоря, недопонимание общественности. Из комиссии были выведены практически все журналисты, представители правоохранительных и фискальных органов. После того, как это стало известно благодаря дискуссиям в соцсетях, состав комиссии был опять изменен. И так 4 раза.

На первом заседании комиссии начальник управления по развитию предпринимательства Тимур Сагеев представил на обозрение собравшихся 4 приказа по министерству экономики, датированные одним (!) числом и одним (!) исходящим номером, в которых состав комиссии был совершенно разным. 12 человек, среди которых в основном были журналисты, то вводились в состав, то выводились из него. В этих своих метаниях чиновники от правительства больше всего не могли определиться по кандидатуре Заура Фарниева, представляющего оппозиционное издание «Абон», которое многие уже записали в активы (ну, или пассивы) прошлой власти и лично Сергею Такоеву. Фарниева сначала исключили, но после того, как он праведным гневом прошелся по новой власти, ему позвонили и пригласили на заседание в качестве полноправного члена комиссии. А уже перед самим заседанием был оглашен новый приказ минэка, согласно которому Заур Фарниев опять был исключен из ее состава.

Эти, так сказать, организационные вопросы отняли около часа времени у не самых свободных людей, пришедших исполнить общественную нагрузку, многие из которых, кстати, были не в курсе кулуарных дел, пытаясь понять, что происходит. Тимур Сагеев попросил министра экономики Олега Гулуева объяснить присутствующим наличие взаимоисключающих приказов. Ответ министра и последующий комментарий зампреда правительства Таймураза Тускаева свелись к декларации намерений: мол, мы хотим прозрачности, объективности, ну и так далее. Не удовлетворившись таким ответом, Тимур Сагеев обратился к Прокуратуре с заявлением дать правовую оценку странным приказам минэкономразвития.

Зачем нужно было городить этот огород вокруг формирования комиссии и так неумело троллить журналистов, так и осталось загадкой. Только один плюс я в этом вижу — после публикации Заура Фарниева из состава комиссии была выведена и Лариса Бекузарова, чье предприятие – «Мастер-Прайм «Березка» участвовало в самом конкурсе, что могло привести к конфликту интересов. А так вся эта предкомиссионная возня только нанесла дополнительный репутационный удар по программе субсидирования.

Да не оскудеет рука дающего

Теперь собственно о самом конкурсе. В этом году он проходил по двум направлениям: государство выделило субсидии предпринимателям для возмещения затрат, связанных с приобретением оборудования и для развития лизинга оборудования. Судя по количеству заявок, лизинг у нас действительно нужно развивать – было подано всего 15 заявок. Желающих возместить свои затраты на оборудование было гораздо больше – 65.

По программе субсидирования предприниматель мог рассчитывать на сумму, не превышающую 5 млн рублей, так как возмещению подлежат не более 50% произведенных им затрат на оборудование. Для участия в конкурсе субъект предпринимательства должен был предоставить солидный пакет документов. Помимо учредительных документов и справок из фискальных органов, заявитель должен был подтвердить расходы на приобретение оборудования и приобщить документы о постановке его на баланс. Кроме того, от предпринимателя требовалось указать среднюю заработную плату работников, численность работников, размер выручки за предшествующий календарный год и тд. Претендент на субсидию обязан документально принять на себя обязательство по созданию в течении 3 месяцев с момента получения субсидии не менее 1 дополнительного рабочего места на каждые 2 млн руб полученной субсидии и сохранению общего количества рабочих мест. Для получения субсидии для погашения первого взноса по лизингу оборудования необходимы были аналогичные документы плюс специфические бумажки по купленному оборудованию и самой лизинговой сделки. Важное замечание – специалисты, принимающие документы, сверяют их с описью, но в момент их принятия не комментируют их соответствие. Так прописано в Порядке и, как говорят, сделано это для того, чтобы все заявители были в равных условиях. То есть о том, что что-то в документах не так, предприниматель узнает в момент заседания комиссии. Для чего я так подробно останавливаюсь на этих нюансах, вы поймете несколько позже.

В общей сложности на поддержку предпринимательства было заложено 65 млн бюджетных рублей, 10 из которых распределялись по программе лизинга. По формальным признакам, то есть после экспертизы представленных документов, к конкурсу не была допущена почти половина предпринимателей.

«Де-Густо» или не густо

Теперь подробнее про то, как комиссия оценивала конкурсантов. Но сначала нужно объяснить, что стоит за теми самыми пресловутыми формальными признаками. Специалисты министерства в ходе экспертизы оценивали полноту представленных документов и их соответствие Порядку предоставления субсидий. И получается, что почти 50 % заявителей сдали не полный пакет документов или какие-то из них вызвали сомнения. Перечислять все недочеты предпринимателей, наверное, смысла нет, остановлюсь на главных их ошибках. Больше всего проблем у североосетинских бизнесменов, как оказалось, связано с налоговой службой. Десятки предпринимателей на момент подачи заявок на субсидии имели задолженности по налогам или зарплатам. Некоторые из них, правда, решили исправиться и доносили уже после сдачи документов справки о погашении своих долгов. И комиссия долго не могла прийти к единому мнению — допускать «исправившихся» к конкурсу или нет. Поскольку многие участники жаловались, что время подачи документов совпало со сбоем работы компьютерной системы в налоговой службе, комиссия большинством голосов проголосовала за допущение к конкурсу тех предпринимателей, дата погашения долгов которых была не позднее подачи заявления на получение субсидии.

Понятно, что конкурс на то и конкурс, чтобы ставить оценки. Другими словами, в любом состязании должен быть понятный алгоритм определения достойных. Членам комиссии были розданы специальные оценочные листы, в которых были критерии конкурсного отбора:

  • размер собственных средств предпринимателя
  • размер отчислений в бюджеты всех уровней за предшествующий год
  • плановый размер отчислений в бюджеты всех уровней по результатам года, исчисляемого со дня перечисления субсидии
  • численность работающих на конец прошлого календарного года
  • количество планируемых к созданию в ходе реализации проекта дополнительных рабочих мест
  • объем выручки за предшествующий год
  • плановый объем выручки по результатам года, исчисляемого со дня перечисления субсидии

Все достижения предпринимателей по этим критериям нужно было оценивать по 10-балльной шкале. Но, к сожалению, оказалось, что предлагаемый механизм просто невозможно применить на практике. Большинство показателей бизнес-планов (употребим этот понятие тут с большой натяжкой) не выдерживали никакой критики. Кто-то скрывал реальное количество рабочих мест, другие в качестве средней заработной платы показывали МРОТ, были случаи, когда средняя зарплата вообще была ниже прожиточного минимума. По показателям налоговых отчислений происходил совсем какой-то бедлам – ни одной внятной цифры я так и не увидел. Но зато все без исключения планировали после получения субсидии создать дополнительные рабочие места, значительно увеличить выручку и пополнить бюджет.

Так что оценивать соискателей приходилось по тому, как они могут презентовать себя и свое предприятие. И с этим было явно получше – большинство смогли ответить на каверзные вопросы членов комиссии. Были, правда, и такие случаи: предприниматель закупил линию для розлива лимонада, установил ее, но так пока и не решил, что будет конкретно выпускать и где будет брать воду для своей продукции.

Судя по участникам конкурса, предприниматели Осетии тяготеют к разведению крупнорогатого скота и птицы, выращиванию кукурузы, общепиту и медицинским услугам. Попробовали свое счастье в получении господдержки и предприятия, которыми республика хвалится перед заезжими высокими начальниками  на протяжении долгого времени – «Баспик» и компания «Де-Густо».  Первая компания была снята с конкурса из-за долга по неуплате НДС в размере 900 тыс рублей, о котором сообщил первый заместитель председателя правительства Таймураз Тускаев. Новый директор «Де-Густо» (предыдущий стал министром сельского хозяйства) честно сообщил, что систематически получает субсидии от Минсельхоза. Вероятно поэтому тот же Тускаев напомнил собравшимся, что поддержать нужно прежде всего молодых предпринимателей, а уже успешным можно помочь «если деньги останутся».

Исправно проголосовали

Местом проведения итогового заседания комиссии, на котором должны были, собственно, и определиться получатели субсидий, почему-то было выбран Дом Правительства (все остальные заседания комиссии проходили в Бизнес-инкубаторе). Наверное, для пущей важности всего происходящего. И да, еще для демонстрации открытости – итоговое заседание транслировалось в режиме он-лайн на сайте Главы и Правительства РСО-А. Справедливости ради следует отметить, что на мероприятие позвали представителей всех республиканских СМИ, даже оппозиционных.

После раздачи общего рейтингового листа председатель Комиссии министр экономразвития Олег Гулуев сообщил собравшимся, что уже после прошлых заседаний несколько членов комиссии изменили оценки по некоторым участникам конкурса. Это заявление вызвало бурное обсуждение, поскольку большинство членов комиссии не знали об этом праве, а его реализация более осведомленными членами, мягко говоря, настораживала. Во-первых, последнее заседание было в прошлую пятницу, то есть изменения вносились в выходные дни. Во-вторых, в Положении о деятельности комиссии не прописана такая возможность. Правда, юристы говорили и о том, что в нем и нет запрета на это. Для того, чтобы описать, что происходило далее мне трудно подбирать слова. Первой не выдержала начавшийся спор/базар член Общественной палаты Лариса Ревазова, которая покинула заседание, разумно заявив, что ее пациенты для нее важнее, чем данное неорганизованное собрание.

Сперва было предложение – не учитывать изменения в оценочных листах при подведении итогов. За это проголосовало большинство членов комиссии. Но потом встал вопрос: как разграничить изменения, которые были сделаны в выходные дни и те, которые членами комиссии делались в ходе самих заседаний. Например, у меня самого было несколько исправлений в оценочном листе, которые связаны были с ошибкой при подсчете итогового балла. Поясню – после выступления конкурсанта я выставил оценки по всем критериям, но при их сложении в уме ошибся. В графе «итоговый балл» я зачеркнул ошибочную цифру, написал верную и расписался в том, что исправления сделаны мной. Так вот, как теперь отличить такие помарки и исправления, которые были внесены после окончания заседания? Эта тема обсуждалась долго, но безрезультатно. Не помогло и привлечение Правового Управления Правительства.

По моему мнению, единственным разумным, а главное объективным решением в сложившейся ситуации, могло стать только полное аннулирование итогов конкурса. Это предложение я и попросил поставить на голосование. Однако после информации о том, что при таком варианте есть большая опасность того, что предприниматели не успеют получить свои деньги из-за сжатых сроков проведения конкурса и наступления Нового года, мое предложение было проигнорировано. И тогда мне ничего не оставалось, как взять самоотвод и выйти из состава комиссии с просьбой не учитывать мои оценки при подведении итогов.

В итоге, как уже мне стало известно из СМИ, комиссия аннулировала только внесенные изменения и пересчитала результаты. Был составлен новый итоговый рейтинг соискателей субсидий, с которыми можно будет ознакомиться на сайте минэкономразвития.

Без комментариев

К данному материалу предполагался комментарий начальника Управления по развитию предпринимательства Тимура Сагеева, который после чехарды с приказами о составе комиссии написал заявление об уходе с занимаемой должности по собственному желанию. Но после произошедшего на итоговом заседании мне показалось уже бессмысленным публиковать это интервью.

Кстати, Тимур Сагеев сам настоятельно просил соблюсти объективность и задать вопросы руководителю минэкономразвития. И я перед итоговым заседанием в Доме Правительства договорился с Олегом Гулуевым об интервью. Но на все вопросы, которые я хотел ему задать, ответы я получил во время этого позорного, не побоюсь этого слова, действа.

Надеюсь, мой выход из комиссии и изменение моих планов в написании данного материала не будут восприняты черным пиаром и желанием навести тень на плетень прозрачного и объективного процесса распределения господдержки осетинским предпринимателям.

Кто старое помянет

Между тем, источник в министерстве экономики РФ поделился с нами итогами работы по программам субсидирования и грантовой поддержки прошлого года. По результатам 2014 года Северная Осетия признана лучшей на Юге, а по России занимает 10 место.

Мы специально решили проверить это, потому что и на заседании комиссии, и с других высоких трибун неоднократно прямо или косвенно говорилось о том, что в этом году субсидии будут распределяться честно, открыто, объективно, то есть не так, как в прошлые годы. Не может не вызывать удивление и то, когда ты такие заявления слышишь из уст того же зампреда Таймураза Тускаева, который входил в комиссию в прошлом году. Или, скажем, Батрадза Гагиева – нынешнего заместителя министра экономики, который  несколько лет возглавлял Управление развития предпринимательства и как раз курировал все подобные программы.

Ну, как тут не вспомнить анекдот про три конверта:

Уходящий на пенсию директор передает своему преемнику три запечатанных конверта.
— Если у вас в работе встретятся трудности, — говорит он, — то откройте эти конверты по одному в год.
Не прошло и года, как новый директор вынужден был открыть первый конверт. Там была записка: «Свали все на предшественника». Еще через год был вскрыт второй конверт. В нем лежала бумага с надписью: «Проведи реорганизацию». Когда дошла очередь до третьего конверта, директор прочитал: «Готовь три конверта».

Только в отличие от ситуации в анекдоте, у действующих лиц, по поводу которого он вспомнился, нет этих трех лет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
21.09.2017 Gradus Pro

Бизнесмены, борцы, депутаты Госдумы, сенаторы, экс-министры, ученые и врачи — кто попал в старый новый Парламент Северной Осетии

20.09.2017 Gradus Pro

«Мелкие мошенники и плуты мне просто смешны», — Татьяна Шрамко отвечает владельцам «Минутки»

20.09.2017 Gradus Pro

Борис Кантемиров о наркотических закладах и народном гневе бесланцев

Первый подземный паркинг Владикавказа времен СССР превратился в катакомбы

О том, как легко администрация Владикавказа исполняет желания застройщиков

Журналист-эмигрант о преследовании властями, жизни в США, чеченской войне, бесланской трагедии, «Электроцинке» и Осетии спустя 10 лет

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: