Санта Лючия

«Гергиевский» фестиваль или мистический экстаз от музыки

Посетить все мероприятия II Международного кавказского фестиваля «Мариинский – Владикавказ», пожалуй, невозможно, но побывать на некоторых было бы правильно, по-моему.

В первый день недельного марафона в стенах Музыкального театра состоялось концертное исполнении оперы Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур».

Я прочитала либретто и ужаснулась: роковая любовь, предательство, два самоубийства и одно безумие… Но опера – это никогда не о сюжете, а всегда о музыке. Хотя и в звуковом «содержании» оперы есть подвохи. К примеру, иногда автор лишает зрителей возможности услышать текст. Речь идет о моментах, где четыре (можно больше) человека одновременно испытывают разные чувства и озвучивают их, но всегда интересно, что из этого неизбежного хаоса непременно рождается гармония, иллюстрирующая движение вверх, абсолютное движение вверх.

В концертном исполнении почему-то для меня есть какая-то одомашненность, интимность, которая исчезает в пафосных постановках, а опера – всегда немного или даже много пафоса.  Но интимность взаимоотношений зала и сцены была в этот раз особенной, даже пронзительной.  Уверена, что обе стороны действа это почувствовали сполна.

Я уже так много писала о Валерии Гергиеве, что, возможно, самой правильной была бы фраза: «Смотрите предыдущие материалы на данную тему». Однако так не поступают уважающие своих читателей люди, поэтому попробую все-таки, что уже практически нереально, найти хоть сколько-нибудь подходящие слова.

Когда-то романтики ввели в обиход понятие «невыразимое», оно могло бы послужить мне оправданием, потому что я захлебываюсь от переполняющих меня эмоций, а словосочетаний и предложений, способных их описать, на свете не существует.

Это хорошо или плохо? Профессионально или нет? Конечно, плохо, вряд ли профессионально, но попробуйте сами рассказать о музыке, если сможете… Наверное, уместно было бы упомянуть торнадо, извержение вулкана, на крайний случай, землетрясение, но я никогда, к счастью, не видела и не испытывала на себе влияния этих явлений. Остаются в моем арсенале камнепады, сходы ледников и лавин, а еще освежающие ливни, что все-таки как-то ближе. На них и остановилась бы, если бы не было необходимым упомянуть неземное происхождение того, что случилось на сцене музыкального театра, что, по моим ощущениям,  входит в плоть и кровь зрителя и просачивается между клетками.

Знаете ли вы, что во времена инквизиции ни один музыкант не был уничтожен, потому что Фома Аквинский написал, что во время исполнения и сочинения музыки человек беседует с Богом? А пересказать разговор с Богом – ну, никак. Каждый из солистов, участвовавших в концертном исполнении оперы – практически небожитель, но когда они пели все вместе, то это было похоже на сакральное пиршество, свидетелями которого почти случайно стали владикавказцы. Восторг, доходящий до душевного стона. Восторг,  который смягчает души даже самых-пресамых кровавоустойчивых и ужасостойких людей. Перечислю всех исполнителей, удивляясь еще раз красоте голосов и недостижимому уровню профессионализма: Владислав Сулимский, Альбина Шагимуратова, Мигран Агаджанян, Дмитрий Воропаев, Владимир Феляуэр, Екатерина Крапивина, Михаил Макаров. Запредельное соло на арфе исполнила Софья Кипрская, а флейта парила в руках Дениса Лупачева. И, конечно, оркестр под управлением Маэстро я тоже не забуду.

У меня давно закончились восклицательные знаки, поэтому я их не ставлю сегодня. Спрашивать мне тоже не о чем: и без вопросов понятно, что предел совершенства существует, что этот предел – то, что мне повезло услышать и увидеть. Как и о чем я буду писать  дальше – ума не приложу. Погибну, исчезну, растворюсь в поисках нужных слов и в океане многоточий…

Греки называли такое состояние катарсисом, я бы сказала о мистическом экстазе от музыки, звучания инструментов и голосов. А еще адекватной реакцией могут быть слезы и любовь к миру, в котором может быть создана и воспроизведена такая музыка: нежная, гневная, тревожная…

Музыка небожителей. Как уже упомянутое соло на арфе, которое я теперь в режиме нон-стоп слушаю; как уникального великолепия роскошный голос Альбины Шагимуратовой (выделяющейся еще и непревзойденным артистизмом!), записанный теперь на мои внутренние звуковые дорожки, похоже, до конца моих дней. Я бы определила каждое ее выступление как событие мирового масштаба, но это ничего не объяснит тем, кто не слышал ее пение живьем.

Все-таки я сдаюсь. Нет достойных определений. Если они существуют, то только в других, гораздо более одухотворенных и изысканных мирах чем наш.

Музыкальный театр вздрогнул от потрясения, впитал в себя гениальные вибрации и замер в ожидании очередного чуда от Мариинки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
12.12.2019

Новый глава Владикавказа рассказал о планах развития города на ближайшие пять лет, о желании пересадить чиновников на общественный транспорт и о закрытии «Электроцинка»

Фундук, яблоки и форель ради спасения учителей

06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: