Школа – это не Cosa Nostra

На мою публикацию о зарплатах учителей Министерство образования отреагировало буквально через час — пригласили получить квалифицированный комментарий сотрудника финансово-экономического отдела.

А на следующий день вечером, после неприятного разговора со своими школьными коллегами, мне позвонила директор школы номер N. По ее словам, учителя «припёрли» руководителя к стенке, требуя пересчета оплаты труда. Я приготовилась выслушивать обвинения в свой адрес, но они, к моему удивлению, последовали совсем в другую сторону. О том, как начисляются деньги в ее школе, ни одного слова сказано не было, зато море негодования было вылито на депутата N, который, явившись перед выборами, якобы, угрожал. Суть угроз такова: «если ты сделаешь все, как надо, я отремонтирую тебе что-то, если нет — вылетишь из директорского кресла».

В муниципалитете же директору рекомендовали продвигать кандидата из правящей партии, но женщина, по всей видимости, не первый год занимающая директорское кресло, оказалась бывалой рыбой в подобных вопросах с «честными» выборами и «сделала все, как надо», как обычно, т.е. кандидат-пришелец стал депутатом.

Директорское кресло осталось под хозяином, а совесть с ремонтом — под депутатом N. Анонимщицу, сетующую на сердце, которое «сейчас выскочит из груди» после моей статьи, мне, почему-то, жалко не стало. Возможно потому, что у акул главное — не сердце, а челюсти. Чутье хищницы подсказало ей, что муниципальный кандидат, хоть и муниципальный, но больно маловат супротив пришельца N. Заметьте, речи о том, чтобы ограничиться стандартной технической поддержкой честных выборов, не было в принципе. Директриса, не один год проработавшая в этой должности и научившаяся «делать, как надо», давно знает правила игры, в которую человек с больным сердцем и чистой совестью играть просто физически не сможет. Неужели нельзя было иначе? Есть же другие школы с другими директорами, где все по-другому. Или нет?

Следующим звеном-последствием моей статьи, стал неожиданный пересчет заработной платы учителей в одной из школ города. Виноватым, по мнению бухгалтера и завуча, нужно считать Минобр, выславший две формулы, в которых запуталась администрация школы. Запуталась, кстати, не в пользу учителей. После пересчета уже по третьей формуле на карточки учителей поступило от 2 до 3 тысяч. Если мы возьмем даже нижнюю цифру – 2 тысячи и умножим ее на 150 (приблизительное число учителей школы) – получится 300 тысяч. Согласитесь, куда приятнее разделить их, скажем, на 3 части, нежели на 150! Или нет, не так. А вдруг прокатит? Что такое две тысячи в наше-то время?

В какой-то момент я поняла, что подпольно-анонимный формат этой темы с жалобами учителей и анонимными звонками директоров журналистам – главная причина, по которой существует эта проблема. И первый шаг в ее разрешении – беседа с начальником финансового отдела Минобра Натальей Кириченко. На августовском педсовете министром образования была озвучена средняя заработная плата — 21 469 руб. И нынешние претензии учителей в новом учебном году связаны с тем, что реально полученные зарплаты имеют достаточно большой разрыв со средней оплатой, поэтому Наталья Борисовна ответила, в первую очередь, на этот вопрос:

— С чем связан такой большой разрыв?

— Ситуация такая: у нас средняя зарплата за 2013 год по республике сложилась 18 664 рубля. В рамках реализации указов президента мы должны были довести зарплату педагогических работников в системе общего образования до 100%, т.е. 18 664. По итогам 2013 года зарплата сложилась на уровне 18 859, т.е. мы превысили целевой показатель реализации указа президента и  достигли этих 100%. 2014 год мы начали с того, что сохранили достигнутый уровень и продолжаем его сохранять. Та зарплата, которая была показана за полугодие, получилась немного выше, потому что в расчет попали отпускные. Сейчас по уровню девяти месяцев зарплата опять вернется к своим 18 800.

— Тем не менее, разрыв все равно получается очень большим, потому что кто-то получает и 6, и 7, и 11 тысяч.

— Специфика работы учителя связана с тем, что сейчас мало кто работает на ставку. Есть учителя, которые берут больше часов, кто-то, наоборот, меньше. Но когда считается показатель по республике – он берется средний. И если мы вывели 18 800, то она и есть средняя, а в этом диапазоне да, у кого-то может быть и 7-8, и 30, и 40. Дифференциация у нас есть, потому что это зависит от нагрузки учителя, от того, сколько у него детей в классе, имеет ли он категорию, имеет ли он звание, в какой местности работает, в общем, надо рассматривать индивидуально зарплату каждого педагога и смотреть, как начисляется зарплата. Это делается бухгалтерами учреждений по соответствующей программе. Если у кого-то возникают вопросы относительно правильности начисления, здесь уже нужно рассматривать отдельно взятого человека.

Извините за дилетантский вопрос, а кто из учителей получает 30 и даже 40 рублей? Завучи? Директора?

Учителя школ. У нас есть мониторинг, который заполняет отдел общего образования – КПМО. Там есть показатели начисленной заработной платы по республике. Мониторинг отражает  минимальную и максимальную зарплату.

Сейчас вы речь ведете на уровне 13-14 тысяч, но это базовая зарплата, гарантированная. В каждом учреждении есть еще и стимулирующий фонд, который составлять должен не менее 20%. Диапазон этот может достигать от 20 до 40%.

В рамках КПМО мы реализовывали комплексный проект модернизации образования. Одним из условий реализации этого проекта было введение новой системы оплаты труда и нормативно-подушевого финансирования. Такая  система оплаты придумана не нами. Она была задана нам федеральными органами исполнительной власти.  Мы ее реализовывали, чтобы нам выделяли деньги на другие приоритетные направления. Ежегодно более 300 млн рублей мы получали в рамках комплексного проекта модернизации образования. Благодаря этому, мы оснастили школы оборудованием, сделали ремонты, приобрели мебель.

— Скажите, а контроль ведется за теми, кто распределяет деньги?

Контроль должен вестись самой администрацией школы. Одним из условий нацпроекта было развитие  самостоятельности  школ. То есть, мы им даем субвенцию одной суммой, и они ее уже распределяют в соответствии со своими целями и задачами. Для этого есть администрация школы, для этого каждый директор должен был пройти повышение квалификации по курсу «менеджер в образовании».

Если есть вопросы, то надо обращаться к директорам и с них спрашивать. У нас есть отдел контроля и надзора, есть выездные проверки, которые этим занимаются. Если есть конкретные жалобы – мы на них отвечаем. И всегда люди удовлетворяются нашими ответами.

Действующая сегодня система оплаты труда понятна большинству учителей. Здесь встает вопрос о том, что да, есть недовольные, в силу того, что они сравнивают свои зарплаты. Но у одного детей в классе 20, а у кого-то 30 – уже зарплата будет разная. Ведь есть учителя, которые работают и с переполненными классами. Сейчас, когда встает вопрос о переходе к прежней системе оплаты, многие говорят: «Нет, у меня детей больше, и я зарабатываю больше». Интенсивность труда у всех разная, и зарплата соответствующая.

— Насколько я поняла, основные обиды и разногласия вокруг стимулирующей зарплаты.

— Стимулирующая зарплата тоже не сразу прижилась, но потом, когда люди увидели, что можно зарабатывать на порядок больше, начали над собой работать. Есть ряд недовольных, конечно, которые хотят ничего не делать, дать уроки и уйти с работы — почивать на бывших лаврах. Но сегодня жизнь совсем другая, постоянно идет динамика – надо чему-то учиться, дети иногда уже больше преподавателей знают.

— А какие три формулы высылало министерство, которые, якобы, запутали бухгалтера одной из школ? Почему после претензий коллектива зарплаты неожиданно пересмотрелись? Могла зарплата стать меньше, чем в прошлом году, и это со стимулирующей частью?

— Это недоработка администрации школы. Мы с 1 сентября отдали в школы те же самые субвенции, которые они получали и до 1 сентября. У нас сегодня по республике идет рост детей, только единичные школы потеряли детей, уменьшение зарплат может быть связано только с этим. Меньше своей субвенции они не получили.  Если вы озвучите эту школу, то мы просто можем пойти и проверить. Фактически, речи о том, что зарплата снизилась с 1 сентября, быть не может. Фонд отдали тот же самый, и даже больший. Если мы ежемесячно отдавали субвенцию по республике на общее образование 195 млн., то в сентябре мы отдали 203 млн, на 8 млн больше. Естественно, зарплата не должна была снизиться, она должна была хотя бы сохраниться на том же уровне.

В отношении формул — никаких формул мы не отправляли. У нас есть методика расчёта заработной платы, пожалуйста, откройте Постановление N 239, которое было принято 24 октября 2008 года, вот этим постановлением мы и руководствуемся, можете ознакомиться на нашем сайте.

— Технический вопрос: преподаватель имеет право знать, как, каким образом и за какие заслуги ему начисляется зарплата, потребовать квитанцию или какую-то бумагу, где все это будет расписано?

— Учитель имеет право знать, какую зарплату ему начисляют. Администрация школы обязана ознакомить его с тарификационным списком, под роспись даже.

— А что делать, если просьбы учителей не выполняются?

—  Обращайтесь в контролирующие органы. В  отделе контроля и надзора в Минобрнауки рассмотрят ваше обращение, но только не анонимно, а с именами и фамилиями.

— Еще один вопрос из области надоевших –  школьные поборы.

— Это не мой вопрос. Но могу сказать, если есть поборы – обращайтесь в муниципалитет и в тот же самый отдел контроля и надзора Минобра.

Почему муниципалитет?

— Потому что основная масса школ – муниципальные. Из 189 школ республики только 5 государственных.

— Хорошо. Давайте вернемся к основной теме. Вы можете подробно рассказать, как формируется зарплата учителя?

— Да, конечно. У каждого учителя складывается зарплата индивидуально. Базовая оплата рассчитывается следующим образом: рассчитывается по стоимости ученико-часа (условной единицы работы педагога с одним условным учеником) конкретной школы.

— У всех школ ученико-час разный?

Стоимость ученико-часа рассчитывается каждой школой самостоятельно. Все есть в том же постановлении. В расчет берется фонд аудиторной занятости, количество часов, которое должно быть в году вычитано, и как знаменатель – количество детей этой школы. Дальше — формульный порядок расчета, там ничего сложного нет. В формулу закладывается количество детей в классе и количество часов, которые должны быть в этом классе вычитаны. По каждому классу зарплата считается отдельно.

Затем добавляются следующие коэффициенты: 1. за предметы, по которым дети делятся на группы, например, иностранные языки, информатика, осетинский, 2. коэффициент за квалификационную категорию, 3. коэффициент приоритетности предмета. Вот эти все составляющие дают базовый оклад педагога.

— А эти коэффициенты могут повышаться?

— Да, сейчас мы немного поменяли коэффициенты по категориям, то есть первая категория повысилась с 10 до 20%, а высшая — с 20 до 40 %. Чтобы у учителей появилась мотивация повышать свою категорию.

Приоритетность предмета тоже расписана в методике:  русский и математика, которые обязательны при сдаче ЕГЭ, имеют  максимальный коэффициент — 1, 15. Дальше — по снижающей шкале, диапазон от 1,05 до 1,15. В  методике это все прописано, каждая школа может выбрать для себя в пределах фонда оплаты труда оптимальный коэффициент — от 1,05 до 1,15. Русский, математика — 1,15; история, иностранный — 1,13, и т.д., все это прописано.

Базовый оклад посчитали, дальше надбавка —  для повышения стимулирования квалификации — 20% от базового оклада. Дальше, если педагог преподает иностранный или национальный языки — 15% надбавка. Если педагог работает в сельской местности — 25% надбавка, в высокогорной  местности — 15%, надбавки за вредные условия труда химикам, информатикам — 12 % .

— А классное руководство?

— За классное руководство сейчас мы выделили отдельную доплату из неаудиторной деятельности. Раньше рассчитывалась аудиторная часть и неаудиторная. В неаудиторной учитывалось  классное руководство, то есть оно не разграничивалось в отдельную надбавку. Но сейчас, в силу того, что федеральные средства перестали выделяться на классное руководство, мы его выделили от неаудиторной деятельности, чтобы учителя видели, что  вот они мои 15%  за классное руководство. Сама неаудиторная деятельность составляет 33% от базовой части.

После беседы с начальником финансово-экономического отдела я вышла со смешанными чувствами. И раз уж публикация у меня получается этически-экономического характера, я разграничу все по пунктам:

  1. Существует абсолютно прозрачная схема расчета заработной платы – Постановление N 239, которое вы можете открыть в моей статье по ссылке. Учителя сами в состоянии, потратив пару часов, разобраться в ней, как сделала это я.
  2. В школы ежемесячно поступают денежные средства, часть из которых тратится по усмотрению администрации. Суммы эти подотчетны, но полно лазеек для коррупции. К примеру, в школе нужно починить дверь. Дверь на свои деньги чинит счастливый папа будущего первоклассника, а не менее счастливая администрация списывает деньги, заручившись липовым договором с какой-нибудь организацией чинильщиков дверей. Приезжает проверка из Минобра или АМС – ей показывают договор с чинильщиками. Все шито-крыто. Это просто, как игра в Дурака. Есть более сложные схемы, с откатами в АМС и Минобр, но это уже Преферанс. Хотя у директрисы-анонимщицы, которая мне позвонила, скорее всего, был Блэк Джек.
  3. Талант, личность преподавателя, красота и сила помыслов – это реальная мощная сила, которой владеет учитель. Если вы работаете над собой, если вы честны перед детьми и коллегами, если вы отвечаете за те знания, которыми вы делитесь с ребятами – вы имеете полное право требовать честную зарплату. Ну, конечно, в рамках того, что выделяет государство.
  4. Если вас притесняют, если вам не дают работать, удерживают незаконно деньги или недодают – обращайтесь в отдел контроля и надзора Минобра. Обращайтесь в АМС. Обращайтесь в Прокуратуру. Делайте что-нибудь, выходите из тени, называйте свое имя, место работы. В Министерстве образования рассмотрят любой ваш вопрос, там есть адекватные люди. Крепостное право отменили в 1861 году, а школа – это не Cosa Nostra. Нет никакого уменьшения выделенных денег из-за Крыма, Украины, пора уже выходить из формата ОБС (Одна Бабка Сказала), а вести взрослый разговор.

Я понимаю, что поймать нечистоплотных директоров, завучей, бухгалтеров и чиновников нелегко. И из-за них страдает репутация порядочных людей, выполняющих свою работу на совесть. И тема эта не новая. Но все так и ходят по одному замкнутому меловому кругу.

А что будет, если кто-то выйдет из этого круга?

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
26.05.2018 Gradus Pro

Недовольные закрытием торгового центра «Глобус» арендаторы устроили стихийный митинг

Если полагаться только на свои силы, нам придется перебиваться с кукурузы на картошку

24.05.2018 Gradus Pro

Многочисленные обращения граждан «а напишите про это» подвигли нас открыть новую рубрику

Что наобещал Албегов, за что критиковал Хадарцев, и на что ругался Шаталов

Кремниевый завод: экономический прорыв или экологический провал?

Когда-нибудь Абрамовичу дадут британскую визу, учителям поднимут зарплату, а в Осетии откроют Леруа Мерлен

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: