Шпион, выйди вон

Требования к справедливости и порядку заканчиваются ровно тогда, когда тень падает на твоего близкого, кристально честного, праведного и вообще святого человека

Стремление к порядку и справедливости, требованию этого у властьимущих заканчивается у осетин ровно тогда, когда в отсутствии оных оказываются уличены или заподозрены близкие, друзья, знакомые. Обязательно с репутацией «хорз адæймаг, агъдауджын, который на всех мероприятиях бывает, во дворе характеризуется положительно». Или правильнее будет сказать — с того самого момента их потребность в установлении порядка носит избирательный характер, то есть «их» человек ни за что, ни при каких обстоятельствах не может совершить непотребство, а вот тот «другой»  — непременно хуже, чем «их близкий». Поэтому надо продолжать громко возмущаться порочностью власти и общества и еще громче требовать от всех, кроме вхожих в твое личное пространство. А даже если и совершил проступок (вполне даже осознанно), то это никак не умаляет его репутацию æцæг ирон лæга, да и вообще, «у нас что, проблем других нет». Вот она, наша традиционная волшебная фраза, которая служит иммунитетом для нарушителей закона из числа родственников, хороших товарищей и лично облагодетельствовавших тебя. Поэтому, следуя этой логике, у нас вообще нет проблем и быть не может. Им просто неоткуда взяться!

Как-то позвонила знакомая и высказала претензии по поводу моей публикации о незаконно возведенном бетонном уродце на пруду в Детском парке. После потока возмущений она поинтересовалась, чей это заказ. Вот! Это вторая по популярности фраза у недовольных. То есть ты ходишь по юристам, судам, неделями разгребаешь полученные документы, в которых тонет твой рабочий стол, а на выходе имеешь обвинение/подозрение в заказе и чуть ли не шпионской деятельности в интересах врага/оппонента. Вот тогда я и осознала всю бесполезность своих потуг. Ведь прежде чем попробовать что-то изменить к лучшему, необходимо для начала переформатировать сознание общества, пусть даже путем неотвратимости наказания за противоправные действия или их покрывательство. А до тех пор, поднимая ту или иную проблему, ты всегда задеваешь чьи-то интересы, соответственно, мы имеем две крайности: заказы и чьи-то интересы. А проблем у нас нет.

На мои аргументы о том, что здание построено с нарушениями законодательства вопрошательница так же произнесла ту самую волшебную фразу — «и что, у нас других проблем нет?» Занавес.

То есть набившее всем горожанам оскомину незаконное строение в центре города — это не проблема, нет, а вот вырубка одной сосны близ мечети куда проблематичнее. В этом случае претензиями дело не ограничилось. Женщина также уведомила меня о том, что родственник одного из авторов архитектурного «шедевра» еле сдерживает себя, чтобы не разобраться со мной. Видимо, все же сдержался, и все ограничилось устными угрозами.

К слову, за этот же период работы было немало предупреждений и требований, начиная от водителя бывшего главы одного из районов республики, до настоятельных просьб от действующего депутата парламента не писать на ту или иную тему ибо «ирæттæ н’е стæм» и за понимание быть вознагражденной целой коробкой конфет. Недовольных гонцов засылали даже после моего материала, в котором «Градус» объявил сбор средств для малоимущей семьи!

Однако больше всего умиляют попытки оказать влияние на журналиста путем давления на традиционные взаимоотношения, то есть через родственников, еще действеннее — через ближайших. Запрещенный прием!

Недавно мне через родственников передали буквально следующее: «мæсты кæнæм Заринæмæ, цæмæ фыссы нæ мыггаджы тыххæй». Сделали это как у нас традиционно и принято – в ходе массового сбора родственников — похоронных мероприятиях. Авторами этого месседжа оказались представители фамилии, чей родственник является владельцем другого архитектурного дурновкусия, закрывающего панорамный вид на горный пейзаж.

Собственно, вот так, попытки привлечь внимание к проблеме разбиваются не только о равнодушие надзорных органов и судебной системы, но и родственную солидарность. И речь не конкретно об этом случае — таких множество.

Пока же, со своей стороны я хочу пожелать всем негодующим беречь нервы и не злиться, потому что писать я не перестану. Во всяком случае, не по вашей прихоти и жалобам родственникам, ибо в любом здоровом обществе подобные манипуляции родственными связями и сложившимися особенностями взаимоотношений — это дико.

Другое дело, если «потерпевший от журналистского беспредела» или его адвокаты документально обоснуют свои претензии или защитят доброе имя в суде, тогда я готова публично принести извинения.

К своему третьему десятку лет я не скопила никакого капитала (к своему стыду), особыми достижениями не отличилась. Единственный мой ценный багаж — совесть, которая не терзает тебя когда ты в звенящей тишине остаешься с ней один на один. Невелико богатство, я понимаю, но оно окрыляет, потому что это прежде всего — свобода. Без пафоса! Всем нам мужества вести честный диалог с самим собой.

P.S. Теперь же предупреждение хочу сделать я: впредь ни угрозы, ни даже рекомендации «не надо писать», будут расцениваться как попытка оказать давление на представителя СМИ, а все фамилии недовольных и предмет недовольства будут выноситься на общественный суд — публиковаться на нашем сайте. Поэтому дерзайте и будьте последовательны!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Разыскивается зарплата, которая официально выросла в разы

24.09.2018 Gradus Pro

Колдовство и связи помогали чиновникам обогащаться за счет умерших

23.09.2018 Gradus Pro

«Спартак-Владикавказ» обосновался на дне турнирной таблицы

20.09.2018 Gradus Pro

Во Владикавказе образовалась многометровая яма

Владельцев высотки-долгостроя в Детском парке решили понять и простить

«Замороженный» республиканский маткапитал вызвал огонь ненависти к властям

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: