Симулякры Власти

 

 

На понедельник на Gradus.pro был запланирован текст про то, как на встречу нового полпреда в СКФО Сергея Меликова с журналистами никто из Северной Осетии не приехал. Но он не вышел. По очень простой причине: чтобы объяснить, почему республиканские журналисты так демонстративно проигнорировали полномочного представителя президента РФ, пришлось бы называть имена коллег. Легче было промолчать. Что я и сделала уже… почти.

Но тут случилось непредвиденное. Ночной фэйсбук познакомил меня с опусом автора, который хоть сам и пишет под вымышленным мужским именем и ворованным фото известного актера, периодически неконтролируемо роняя женское окончание –а в своих текстах, зато откровенно срывает маски со всех остальных, называя все и вся своими именами. И этот самый бот, которого, раз уж мы называем имена, обитатели фэйсбука давно уже считают ни много, ни мало самой помощницей главы республики по СМИ Ксенией Гокоевой (бездоказательно, исключительно за счет красоты слога и личной осведомленности), взял нас на слабо обвинением всех осетинских журналистов в неспособности называть имена в своих публикациях.

Что ж, бот прав. Особенности жизни в республике таковы, что знать можно много — а вот доказательств и комментариев часто не доищешься. Мы часто спорим на эту тему с Эльбрусом Дзабиевым. Он говорит, что без доказательств — это не журналистика. А по мне — главное, чтобы это была правда, и чтобы она была озвучена. Даже без доказательств. И вот здесь — такая местная особенность — называние имен может заменить любые доказательства. Все просто: если изложенное неправда — герой всегда может подать в суд, там как раз и поищут доказательства.

Но вернемся к истории с Сергеем Меликовым. На встречу с журналистами, на которой — ни много ни мало — обсуждалась персона главы нашей республики Таймураза Мамсурова и перспектива его пребывания на нынешней должности, как рассказали присутствовавшие представители Кавполита, от Северной Осетии был заявлен один единственный представитель СМИ — продолжаем называть имена — Дмитрий Рейсих.  Такой пустяк, как то, что выпускник горно-металлургического института, ай-ти презентатор и ныне руководитель ГУП «Центр информационных технологий», а вовсе не журналист, был заявлен как руководитель ведущего республиканского СМИ, никого не смутил.

Итак, к Сергею Меликову отправили вымышленного журналиста несуществующего СМИ.

Уместно задать вопрос — кто создатель этой второй журналистской реальности, не имеющей отношения к действительности? Кто решает, кто в республике журналист, какое СМИ ведущее и кого посылать представлять республику?

Логично предположить, что это прерогатива информационно-аналитического управления администрации и правительства республики. Которое, между тем, возглавляет Александр Нартиков, человек, прекрасно разбирающийся в технологиях, анализе и обработке информации, но никакого отношения к СМИ не имеющий. Структурное подразделение управления — пресс-служба главы республики — много лет руководителя не имеет вовсе, так как ее фактический руководитель Ксения Гокоева не может занимать эту должность, будучи супругой премьер-министра. Похоже, именно ей журналисты и должны сказать спасибо за то, что их на встрече с Меликовым так оригинально представлял Дмитрий Рейсих, который, кстати, недавно уже был посланцем пред высокие очи, но тогда в качестве айтишника: к нескрываемому удивлению самих айтишников он демонстрировал премьер-министру страны Дмитрию Медведеву высокие достижения в сфере высоких технологий. Возможно, вспомнив, как он не смог ответить на вопросы премьера, Дима решил не рисковать и не поехал к полпреду. Или же он просто был увлечен освоением новых профессиональных высот: на последнем мероприятии Общероссийского народного фронта он выступал уже в качестве североосетинского флагмана по импортозамещению. Разумеется, импортозамещение — так же как  СМИ и айти — нельзя отдавать в руки каких-то там фермеров и производителей. Этот государственный вопрос под силу только профессионалам, способным замещать реальность хорошо подтасованными данными и правильно подобранными словами.

В любой редакции приходится сталкиваться с ситуациями, когда люди, жаждущие справедливости и возмездия, не хотят называться и называть имен. И в какой-то момент сочувствовать этим людям перестают. Так же, как учителям и врачам, которые жалуются на подтасовки на выборах, сделанные их руками. Потому что, говоря словами Михаила Веллера, «мы сами породили систему, в которой мы нищие». Похоже, подобная же ситуация сложилась и в нашем цеху. Так имеем ли мы право, будучи журналистами, молчать о том, что происходит в осетинской журналистике? Только потому, что в ней не принято называть имена?

А в осетинской журналистике сегодня происходит полная имитация профессии и создается пространство ложных названий. То, что верхи не хотят настоящей журналистики — это норма, но наша проблема в том, что и низы уже просто забывают, что это такое.

Недавно газета «Осетия сегодня» опубликовала открытое письмо к Таймуразу Мамсурову: «Мы, сотрудники республиканской общественно-политической газеты «Осетия сегодня», вынуждены обратиться к Вам за помощью, и рассчитываем на Вашу поддержку. Дело в том, что заместитель председателя Правительства РСО-Алания В.С. Базров, которому несколько лет назад Вы дали поручение оказывать спонсорскую помощь редакции, с января по май 2014 года не выплатил ни одного рубля», — пожаловались коллеги, добавив, что » редактор газеты Гизоев своими силами не может решить проблему».

Не знаю уж, как объяснить редактору Валерию Гизоеву, который тоже ни разу не журналист, а поэт, агроном, налоговик, знаток техники рукопашного боя, мастер-строитель, обладатель медали «Во Славу Осетии» и автор инициативы о третьем сроке для Владимира Путина, что такое требование «спонсорской помощи» для журналиста некомильфо. Нет, можно, конечно, существовать на субсидию, но тогда не стоит называться общественно-политической газетой, а быть откровенными до конца и так и писать «малотиражка Серого Дома, издаваемая на спонсорскую помощь вице-премьера республики».

Для чего нужен правительству Валерий Гизоев с его газетой? Разумеется, у власти должны быть собственные рупоры, поэтому не возникает вопросов с государственными СМИ, которые обязаны доводить до общественности инициативы власти. У нас для этого есть «Северная Осетия», «Слово», «Растдзинад» и «Алания».  Для чего множить издания, которые не имеют ни тиража, ни аудитории, ни влияния? Разве что для того, чтобы в нужный момент послать на нужное совещание руководителей ведущих СМИ региона редактора газеты, которая «все эти годы работала во благо жителей нашей республики»?

Собственно, теория симулякров не нова. Она широко используется политтехнологами для  создания виртуального мира ложных знаков, оторванных от соответствующих им реальных объектов. Приемы создания этого мира просты: копирование, тиражирование и подделка подлинного, гиперпредставленность вещей. Что мы и наблюдаем в республике, причем не только в СМИ.

У нас есть социально-экономический рост, который существует сам по себе в отсутствие как социального, так и экономического роста населения. У нас есть прекрасные индексы промышленности и сельского хозяйства, которые живут своей жизнью, не имеющей отношения ни к коматозной промышленности, ни к отчаянно нуждающемуся в субсидиях с/х. У нас есть госдолг, который бравуарно уменьшается, оставаясь при этом на критических отметках. У нас даже есть айтипарк, в котором есть все, кроме массы работающих айтипроектов. Я уже не говорю про правильных выразителей общественного мнения — они были всегда, просто сегодня их усилили армией правильно лайкающих и комментирующих мальчиков в интернете. И, разумеется, обо всех этих достижениях объективно и независимо пишут правильные СМИ. Правильные журналисты, выбранные правильной комиссией, получают правильные премии, и всему этому рукоплещет правильный Союз журналистов.

На подходе у нас государственное национальное телевидение. Да-да, то самое долгожданное национальное телевидение, которое так долго обсуждали. Созданием которого, как все были уверены, должен был заниматься Иринформ, журналистский коллектив, имеющий славную 20-летнюю историю, альма-матер Ильи Костина и Саши Кундухова, детище легендарной Ирины Таболовой. Своим видением того, каким должно быть это телевидение, делились Алан Черчесов, Тамерлан Камболов, Алан Диамбеков.  Но они не имеют никакого отношения к национальному телевидению. Потому что оно создается «на тихую». Девушкой-нежурналисткой, бывшей сотрудницей пресс-службы Кариной Габараевой, которая зарегистрировала ООО  и начала делать молодежный интернет-канал. Наверное, даже неплохой. Но частный молодежный канал и государственное национальное телевидение — это разные вещи. А нас готовят именно к слиянию этих мало пересекающихся понятий. Во всяком случае, на финансирование этого «частного молодежного» пытаются в новом бюджетном году подсократить бюджеты республиканских и районных СМИ, а творческий коллектив частного молодежного канала, часть сотрудников которого получает зарплату в ГУП «Центр информационных технологий», готовится к новоселью по адресу Осетинская горка 2. Не стоит даже пояснять, что национальное телевидение и этот адрес в нашей живой реальности — это синонимы.

Да, и как финал-апофеоз абсурда, видимо, чтобы закрепить свежесозданную виртуальность, в недрах правительства зреет «Стратегия развития СМИ до 2020 года». Кто собирается определять эту самую стратегию, даже страшно представить, потому что на сегодняшний момент «массовые коммуникации» благополучно пристегнуты к Комитету по связи и информационным технологиям, которым руководит Сослан Дзансолов. Не медийщик, если что.

Хотя, вполне возможно, что к созданию этой стратегии привлекут лауреатов премии за лучшую публикацию, учрежденную Таймуразом Мамсуровым, которую впервые будут вручать в этом году. Кстати, выбирать эту лучшую публикацию будут завкафедрой факультета журналистики и тоже не журналист Римма Комаева, а также — наконец-то луч света в темном царстве — бывшие журналисты, а ныне чиновники Ксения Гокоева и Тамара Таболова.

P.S. Написала и поняла врачей и учителей, которые никогда не хотят «выносить сор из избы» и отстаивать свои зарплаты и права, вызывая у нас, журналистов, такое возмущение. Ну, написала, и что? А ничего, кроме сотни нелицеприятных комментариев, в которых мне укажут мое место под солнцем и в системе. А самое печальное — даже не все коллеги поймут, что все это было не о них — о нас всех. И, конечно, ничего не изменится. Ведь тем людям, которые принимают решения о том, какой «журналист» поедет к полпреду и правильно расскажет о жизни республики, абсолютно все равно, что о них думают и даже пишут в комментариях. Уж мы-то, журналисты, знаем эту простую истину лучше других.

СМИ практически перестали быть связующим звеном между властью и обществом. Власть отгородилась от общества виртуальным экраном, который транслирует лишь искаженную для удобства и комфорта реальность. Ну а для полпредов, которые иногда хотят послушать независимое мнение, власть обзавелась собственным «обществом» в виде всяческих советов, палат и комиссий, и собственными — уже даже не ручными — фэйковыми СМИ. Ну и опять же — секретное оружие нового поколения — мальчики, вооруженные лайками — уж эти-то залайкают до бессознательного состояния любого полпреда.

Симуля́кр (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») — «копия», не имеющая оригинала в реальности. Иными словами, семиотический знак, не имеющий означаемого объекта в реальности. (Википедия)

На слайдере: Стул «Симулякр», созданный дизайнером Ириной Крашенинниковой, по словам автора, несёт в себе отпечаток «русского стиля». Основой для него послужил образ привычного стула из гнутой фанеры – частого гостя в советских квартирах. Однако фанерное сиденье в данном случае было заменено на сиденье из прозрачного плексигласа с поверхностью, украшенной гравировкой в виде годовых колец дерева. Имитация годичных колец символизирует долгую историю «жизни» такого стула в русском интерьере.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
24.08.2019

Болезни обвиняемых по «делу Цкаева» продолжают затягивать процесс

22.08.2019

Родственники уверены в невиновности обвиняемого во взяточничестве сотрудника Прокуратуры Сослана Созанова

Надоело платить за то, чего нет, и никто не знает, когда настанет обещанное, светлое безмусорное будущее

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: