Синдром юности

Это, наверное, и есть самое страшное — становиться прозрачным свидетелем будущего: неустойчивого, зыбкого, готового обрушиться в любой момент и с треском разбиться на осколки из маленьких, оборванных и недосказанных фраз.

Сегодня мы умеем жить лишь до следующего лета, до первых лучей горячего  солнца, которые будят по утрам, впиваясь в тело и наполняя его чем-то светлым и неуловимым. До следующей боли, которая, как всегда, будет считаться последней и самой сильной.

Мы не контролируем слова, но из этих неосторожно брошенных обрубков речи, как правило, искрятся истина и беспокойная душа, которая словно мечется по разным уголкам нашего уставшего тела. По личному отношению к деньгам, людям, животным, да и окружающему  миру в целом, невозможно сделать точные выводы о самих себе, потому что завтра будет по-другому. Завтра любой диалог сможет переубедить тебя в отношении к структуре этого мира, чтобы переосмыслить все самое фундаментальное, о чем этим взрослым страшно самим задуматься.

Когда в тебе живут эти подростковые, летучие и неподвластные логике иллюзии – становится легче. Они не могут остановиться и оставить нутро пустым и просвечивающим, они лишь заменяют друг друга с постоянно меняющейся частотой. Они освобождают тело от этой центрирующей силы и дают легкость полета. Видимо поэтому в нашем возрасте легче учиться.

Ужаснее всего обнаруживать хрупкость и изменчивость происходящего: рано или поздно ты станешь похожим  на  взрослых «экспонатов», довольно сильно потрепанных жизнью, разговаривающих о работе, поднятии цен на сахар или нефть, о банкротстве организаций итд. Рано или поздно глубокие, словно порезы морщины, появятся на лице и станут своего рода визитной карточкой в общественном транспорте, например, когда тебе начнут уступать место, или в аптеке, когда ты протянешь деньги на очередную дюжину лекарств.

Становится все сложнее представить, что пожилому мужчине, сидящему напротив тебя в маршрутке, в рубашке десятилетней давности, с пожелтевшими ногтями на разбухших пальцах тоже когда-то было пятнадцать. Что он, скорее всего, тоже учился в школе и гулял с фотоаппаратом через плечо и несколькими блокнотами. Сейчас же он еле выдерживает рейс в автобусе длиною десять минут, стонет, кряхтит и постоянно вытирает покрасневшее лицо платком

Ты понимаешь, что сложнее всего будет отказаться от вещей, которые сейчас, казалось бы, все портят: когда нужно будет перестать протестовать, чтобы строить будущее, когда появится едкое, шаблонное чувство юмора, натягивающее улыбки на чужих лицах, словно на марионетках. Когда, в конце концов, сформируется то, что «они» называют «вкусом» и ты перестанешь влюбляться в абсолютно непонятных твоему разуму людей.

Мир разделится на «было» и «стало». На «нужно» и «необходимо», и мы перестанем замечать упущенные звенья в этих цепях. Раньше эта грань была незаметной, хрупкой. Когда мир изменит свои краски и мелодии, ты либо будешь готов отдать все за возвращение  еле ощутимого, отдающего теплым ветром прошлого, либо придешь к смирению и раскрасишь мир в свои цвета: неестественные, утомляющие, но хотя бы немного напоминающие о пережитом.

human-and-sunset

Впереди нас ждут путешествия, радость жизни, пусть и в другой уже форме, любовь окружающих людей, боль, потери и предательства. Разница в том, что сейчас модуль этих ощущений увеличивается с каждым случаем: он либо дает яркий свет, согревающий других, либо пронзает болью каждую клетку тела. У взрослых уже бывает выработана  динамика защиты от неприятностей и привычки: они научились сдерживать и притуплять чувства, скрывать боль за каменным лицом и тонной выброшенных окурков.

Но что будет с нами? Как мы переживем вступление в ту неясную, далекую и бесконечную сферу, которую  люди называют основным периодом в жизни? Будем  мы пытаться обмануть время  или придем к смирению? Когда понимаешь, что нужно смотреть вперед, тебя выворачивает от недостатка настоящего. Тогда ты цепляешься за прошлое, обнаруживаешь собственный страх, боязнь реальности и новых испытаний. Кажется, что ты застрял в каком-то коконе, и, вырвавшись из него, ты забудешь все, о чем думал раньше, потому что тебе не оставят лишних минут на обдумывание. А решения, принятые за долю секунды, в корне изменят суть всего происходящего.

Время безбожно рушит все иллюзии, и нам остается только одно  – наблюдать. Посмотрим, что будет дальше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

«Мусорный» оператор просит подождать и обещает перемены к лучшему

Знаменитый тренер Анатолий Маргиев о турнире в Китае и шансах осетинских вольников на Олимпиаду в Токио

Подсудимые отказались давать показания и снова настаивают на закрытом процессе

Учителя 21 века: безмолвные, загнанные, перегруженные

08.10.2019

Председатель комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Эмилия Агаева о сложностях борьбы за историю

Во Владикавказе основан борцовский клуб «Братья Таймазовы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: