Сливай воду

120 тысяч «кубов» нечистот для Терека

Еще со школы известно, что вода – это прозрачная жидкость, без вкуса, цвета и запаха, но как только вода попадает в сферу ЖКХ, то у нее появляются все указанные признаки. Когда водоснабжение отделили от водоотведения, резон в этом был, исходя из бросающейся в глаза разницы в технологических операциях.

Одно дело — произвести забор воды из Терека, придать ей нормативно-питьевое состояние, и по трубам доставить в дом или в квартиру, в частности, на 12-м этаже. И совершенно другие действия нужно выполнить для того, чтобы использованную воду в достаточно приличном состоянии обратно сбросить в Терек.

Однако вся проблема в том, что понятие «другие операции» у нас на протяжении длительного времени превратилось исключительно в водоотведение — после кухни и санузла, потребленная вода уходит по трубопроводам, построенным в советские времена.

В технологическом цикле присутствует только первичная механическая очистка стоков при полном отсутствии биологической.

Еще десять лет назад наши парламентарии с болью говорили о том, что по своей мощности существующие очистные сооружения не могут «переварить» весь объем сточных вод Владикавказа – из 190 тысяч кубометров первоначальной очистке подвергались лишь 70 тысяч. А это значит, что нечистоты в объеме 120 тысяч «кубов» уходили обратно в Терек. Это было десять лет, и с тех пор изменений, помимо увеличившегося объема воды, не произошло.

В среднем за год житель Владикавказа направляет в систему водоотведения 90 кубометров, что обходится в 700 рублей.

Сумма вроде не такая критичная – можно, как говорится, «понять и простить» тех, кто хоть каким-то образом умудряется очищать эти стоки. В данном случае «напрягает» то, что экономика в сфере ЖКХ и все управленческие решения влияют только на финансовое состояние потребителя, но никоим образом не сказываются на экологии.

Способна ли водная гладь нашего Терека выдержать сумасшедшее напряжение, если в течение 24 часов 24 тысяч «КАМАЗов» будут опорожнять свои цистерны, и мощным потоком извергается то, что не должно выливаться в окружающую среду? Да столько машин с «пятикубовыми» цистернами на всем Северном Кавказе не найти!

Наверное, за последнее время слишком много сил было брошено на борьбу с «Электроцинком», и мало кто заинтересовался сбросами в главную кавказскую водную артерию.

Разве огромное с точки зрения предельно-допустимой концентрации содержание аммония и фосфатов в водах Терека уже не влияет на здоровье людей?

Хотелось бы верить, да мутные, а порой и черные воды возле моста на улице Пожарского, такой возможности не предоставляют.

Страшно подумать, что за последние 25-30 лет водные артерии республики стал похожи на кровеносные сосуды наркомана, способные до поры до времени принимать откровенную дурь. Чем мы только не насыщали наши реки — без зазрения совести пичкали их бардой и хозяйственно-фекальными стоками. И судя по всему, решили эмпирическим путем проверить, когда же вся эта гадость уничтожит реки.

Проверили и… ужаснулись в июне 2015 год от количества жителей Алагира, отравившихся водой из реки Ардон, берущей начало в горном ущелье.

Рыба в Тереке – это уже из области воспоминаний наших старожилов. Песочек в фильтре водопроводного крана на кухне и дурно пахнущие мусорные кучи – удел ныне живущего поколения. Хотя, какой это удел? Скорее всего, карма, у нас такая – из своего кармана платить за то, чего нет.

Вот, к примеру, платит человек за мусор, причем платит добросовестно, искренне рассчитывая, что таким образом он способствует созданию цивилизованной системы обращения с отходами. Но на выходе никаких утешительных результатов, и даже нет намека на их ближайшее появление. Уже год в нашей республике работает региональный оператор в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами, но пока так и не удалось понять — какие произошли изменения и что в ближайших планах.

Если нет планов и денег на их воплощение в жизнь, то в чем смысл управленческой деятельности?

Судя по отсутствию информации, не царское это дело по дворам ходить, и с народом на мусорные темы общаться. И совсем не комильфо снизойти до предпринимательского сообщества и вывести приемлемый тариф за вывоз мусора. Стороны не сошлись в цене, управленец в области ТКО не захотел уступать бизнесмену-промышленнику, и это тоже символ нашего времени – может и не сильно афишируемый, но слишком настойчивый в своем постоянном проявлении.

Теперь кому-то из двух сторон точно придется уступить, особенно после свежей «черной метки», прилетевшей от федерального министерства экологии — Северная Осетия оказалась в числе 16 регионов, опасно приблизившихся к мусорному коллапсу. Как в такой ситуации привлекать туристов и позиционировать местное население как достойных носителей богатейшего скифско-сарматского и аланского духовного и культурного наследия?

С великим сожалением приходится констатировать, что понятие «региональный оператор» уже приобрело негативный оттенок в людском  восприятии.

В Северной Осетии сильный недобор по платежам за мусор и за капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов. Причем, программа капремонта идет с таким сильным скрежетом и отчаянными пробуксовками, что вряд ли до 2038 года доберется до домов, где вода льется вместе с нежелательными для здоровья жильцов ингредиентами.

И что в таком случае делают управленцы? Принимают, на их взгляд, верное решение – с 11 октября расторгают договор с ВИРЦ о прекращении приема платежей за капитальный ремонт. Вместо этого предлагают жителям Владикавказа около двух десятков пунктов, где можно все оплатить без процентов.

Может, в таком подходе есть рациональное зерно, но почему никто не объяснил, по какой причине ВИРЦ от этого дела отстранили или освободили? Если эта структура не «доносила» полученные деньги до регоператора, то кто-то из управленцев должен был заявить о подобном безобразии и назвать вещи своими именами.

Видать, эта очередная тайна, овеянная мраком, и судя по всему, именно в такой обстановке существует и действует наш менеджмент. Причем, принимает решения исключительно за наши деньги и на наши деньги.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
06.12.2019

Александр Матовников не поддержал идею ликвидации блокпостов на Северном Кавказе

PRO бюджет, профицитный и не очень

PRO то, как Северная Осетия может стать международной буферной торговой зоной

30.11.2019

Акционерное общество «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства» (МСП Банк) создано в 1999 году. […]

29.11.2019

С начала реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» уделяется […]

Генплан Владикавказа растревожил сердце

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: