Солнечная долина: без револьвера здесь не место

От разбойников воинственной долины мог пострадать даже Пушкин, путешествовавший по Кавказу

Военно-Грузинская дорога, трепетная и живая,

взлетающая под облака и падающая в ущелья,

сама тайна и само коварство, без начала и без конца,

вечная, пыльная, неожиданная…

Грустные военные посты,

где под ногами старых ленивых служак

разгуливают ленивые куры;

постоянный грохот ледяного грязного Терека…

Растревоженный лефоше в глубоком кармане сюртука,

страх, тяжелый и осязаемый, словно камень,

подобранный вами на дороге и летящий в пропасть…

Кровь, месть, разбой, захват, подавление, рабство…

Б. Окуджава*

Солнечная долина широкая (по здешним меркам), сухая, обрывистая. Здесь перекресток 4-х больших ущелий и устья многих мелких, безымянных. В самой солнечной долине располагается только одно небольшое селение – Чми, в окружающих ее ущельях – еще несколько сел – Джейрах, Арм-хи, Фуртоуг, Горная Саниба, Ларс – населенные ингушами и осетинами. Со склонов горы Столовой и горы Арау-хох безлесная Солнечная долина и проходящая по ней Военно-Грузинская дорога хорошо просматривается. Здесь есть, где разгуляться всаднику. Здесь есть места, где можно укрыться разбойнику.

В стародавние времена, по мнению современных историков, здесь проходил Великий шелковый путь. А на большом перекрестке дорог, в относительно пологом и широком месте, находился большой восточный базар. И в последние годы в связи с возросшим интересом китайцев к теме Великого шелкового пути эта «нелепость» часто муссируется.

Путеводитель Вейденбаума 1888 г. развеивает эту привлекательную гипотезу: — «Еще и до сихъ поръ распространено ошибочное мнѣние, что горный проходъ, пролегающiй по ущельямъ Терека и Арагвы, былъ тѣм путемъ, по которому въ древнѣйшiя ввремена проходили народы изъ Азiи въ Европу. Самое поверхностное изученiе топографическихъ условiй мѣстности показываетъ, что проходъ этотъ никогда не могъ имѣть большаго значенiя въ международныхъ сношенiях. Из историческихъ извѣстiй видно, что только хищные горцы и, въ союзѣ съ ними, кочевые обитатели прикавказскихъ степей пользовались этимъ проходомъ для набѣгов въ богатыя долины Закавказья и дѣлали путь по ущелью опаснымъ для мирныхъ путниковъ и купеческихъ каравановъ. Состоянiе этого пути еще въ началѣ текущаго столѣтiя, когда степи Предкавказья были уже въ нашихъ рукахъ и горцы имѣли не одинъ разъ случай испытать силу русскаго оружiя, позволяет заключить о томъ, каковъ онъ былъ нѣсколько столѣтiй тому назадъ. Если даже въ перiодъ установленiя русскаго правительства въ Грузiи, тагаурскiе осетины осмѣливались прекращать по своему произволу сообщенiе по ущелью, грабить казенные транспорты и оказывать вооруженное сопротивленiе нашимъ войскамъ, то въ болѣе отдаленныя времена проходъ по Дарiальской тѣснинѣ находился, конечно, въ полной власти этихъ хищниковъ. Неудивительно, поэтому, что въ исторiи Дарiальскiй проходъ упоминается очень рѣдко и только исключительно въ связи съ разсказами о набѣгахъ горцевъ и кочевниковъ въ Закавказье и о походахъ для наказанiя ихъ. Такимъ является онъ въ описанiяхъ арабскихъ географовъ и историковъ, знавшихъ его подъ именемъ Аланскихъ воротъ»**.

«Черкесы нас ненавидят. Мы вытеснили их из привольных пастбищ; аулы их разорены, целые племена уничтожены. Они час от часу далее углубляются в горы и оттуда направляют свои набеги. Дружба мирных черкесов ненадежна: они всегда готовы помочь буйным своим единоплеменникам. Дух дикого их рыцарства заметно упал. Они редко нападают в равном числе на казаков, никогда на пехоту и бегут, завидя пушку. Зато никогда не пропустят случая напасть на слабый отряд или на беззащитного», — писал Александр Пушкин в 1829 г***.

«Покорение равнин было совершено за короткое время, но равнина не смирилась, а просто приняла его, оставаясь враждебной в своей сущности. Права и условия собственности не были в ней определены. Ненависть, бессильная на плоскости, нашла неприступное убежище в горах; тайна сопротивления гор служит в утешение равнины; война горцев – только отголосок вздохов и ропота жителей равнины», — вторил ему Александр Дюма в 1859 г****.

«По обеим сторонам укрепления расположены аулы, населенные ингушами. Племя это немногочисленное (около 40-а тыс.). Оно известно склонностью к воровству и грабежам. Против них предприняты особые предупредительные и карательные меры, вроде отобрания оружия у целых селений или установления круговой ответственности за всякое насилие против поселенцев и проезжающих по дорогам. Дороги для этого поделены на участки, безопасность проезда, по которым лежит на ответственности ближайших туземных селений»,- уже в 1907г. пишет Гр. Москвич*****.

И дики тех ущелий племена,

Им бог – свобода, их закон – война,

Они растут среди разбоев тайных,

Жестоких дел и дел необычайных;

Там в колыбели песни матерей

Пугают русским именем детей;

Там поразить врага – не преступленье;

Верна там дружба, но вернее мщенье;

Там за добро – добро, и кровь – за кровь,

И ненависть безмерна, как любовь.

М. Ю. Лермонтов******

Нападения на поселенцев, грабежи проезжающих, перестрелки и погони за разбойниками в IXX веке здесь были постоянно, несмотря на то, что еще в конце XVIII века здесь появилось Джераховское укрепление, где находилось до 50-ти казаков, охранявших дорогу и сопровождавших почту.

«Джейраховское укрепление в начале XX века» (автор мне неизвестен)

«Джейраховское укрепление в начале XX века» (автор мне неизвестен)

foto-2

В. Майоров «Останки Джераховского укрепления. 2017г.

 Служили здесь в основном казаки линейные, реже – донские. Офицеров поставлял петербургский кадетский корпус. За долгие годы суровой службы на Кавказе, под влиянием здешних пейзажей и обычаев, и в почти полном отсутствии вестей из России бывший житель русских равнин становился «существом полурусским, полуазиатским» — Кавказцем. «Настоящий кавказец человек удивительный, достойный всякого уважения и участия…. Чуждый утонченностей светской и городской жизни, он полюбил жизнь простую и дикую; не зная истории России и европейской политики, он пристрастился к поэтическим преданиям народа воинственного. Он понял вполне нравы и обычаи горцев, узнал по именам их богатырей, запомнил родословные главных семейств… Бурка, прославленная Пушкиным, Марлинским и портретом Ермолова не сходит с его плеча, он спит на ней и покрывает ею лошадь…» – М. Лермонтов******.

Терек и сейчас разделяет две российские республики. На правом береге располагается республика Ингушетия.

foto-3

В. Майоров 2017г. «…стилизованные под старину башни, в которых сейчас обитают пограничники и полиция (каждый в своей башне). Проверили паспорта, спросили о цели поездки, машину недосматривали. Пропуск сейчас не нужен, но паспортный контроль серьезный»,- https://tatpanch.wordpress.com/2014/08/23/ингушетия-джейрахское-ущелье/.

«Найдите средство слить материальные интересы мусульман с христианским правлением, осчастливьте равнину возвращением потерянного ею мира, и все горцы сами сойдут с предложением своей покорности», и далее: — «Легче убивать людей, нежели просвещать их: чтобы убивать их, надо иметь только порох и свинец; чтобы просвещать их, нужна некоторая социальная философия, которая не всем правительствам доступна», — писал А. Дюма****.

foto-4

В. Майоров. Блокпост на границе Осетии и Ингушетии

 В СССР блокпостов на Кавказе не было. Судя по тому, что они появились на границе двух российских республик, (впрочем, они имеются на границах всех кавказских республик), «средство» и «социальная философия» в России еще не придуманы.

 Сразу же за блокпостом располагается старый мост, когда–то он был «Белым мостиком». На северный край этого моста опираются отроги Скалистого хребта Кавказа, а от южной начинается Боковой. К западу от моста в горы уходит Суаргомское ущелье — одно из самых красивых в районе Военно-Грузинской дороги. В его верховьях еще в прошлом столетии археологи нашли огромный могильник VI—IX веков, принадлежащий предкам осетин — аланам. В могилах, имеющих вид пещер-катакомб, при раскопках был обнаружен погребальный инвентарь — железные топоры, ножи, стрелы, бронзовые браслеты, зеркала и серебряные монеты. Это свидетельствует о том, что этот район — один из самых рано заселенных в горах Северной Осетии.

foto-5

В. Майоров. «Белый мостик» и ущелье реки Суаргом

Когда – то это ущелье носило и второе название – «Воровская балка». Некогда дикое и безлюдное оно долгое время служило пристанищем для разбойничающих в этих местах и промышляющих мелкими грабежами проезжающих, небольших, но дерзких банд.

В моей юности я неоднократно слышал байку, касающуюся здешних мест.

«Однажды, некий абрек Зелимхан с небольшим отрядом головорезов напал и захватил в плен, следующий в Грузию экипаж с хорошо одетым, с виду богатым путешественником. Загнав повозку с плененными людьми в ущелье Суаргом, Зелимхан через переводчика стал чинить допрос:

— Кто таков будешь? — спросил он у молодого рослого и широкоплечего мужчины в дорогой шубе.

— Певец – отвечал пленник.

— Певцу документы не нужны. Докажи. Пой!

— Изволь, — согласился молодой человек и, подбоченясь, запел.

Окружавшие их высокие и гладкие скалы превратились в великолепный амфитеатр, а звонкое эхо многократно повторяясь, усилило звук и песня «Хазбулат молодой» далеко разнеслась по ночному ущелью. За первой песней последовала другая, затем – третья. Зелимхан был потрясен мастерством певца. И расчувствовавшись, отпустил его, подарив свою шашку (или коня?) на память о встрече.

А в то же самое время по всем салонам Тифлиса из уст в уста передавалась тревожная весть:- «Представьте, этот ужасный разбойник Зелимхан, пленил (ограбил, убил, пытает) нашего дорогого (любимого) Федыриваныча. Ай-ай-ай бедный, бедный Федыриванович!!!».

Но на следующий день весь Тифлис вздохнул облегченно, когда карета с живым и невредимым Федором Ивановичем Шаляпиным вкатилась в город.

И много раз Шаляпин повторял рассказ о своем пленении и чудесном освобождении, при этом особенно подчеркивая, что впервые в жизни, во время концерта он видел, как плачет здоровый и крепкий бородатый мужик… тем паче, что он ни бельмеса не понимал по-русски!

Много лет считал я эту историю просто байкой, порожденной романтикой той кавказской войны. Пока не встретил эту историю в книге Н. В. Маркелова «Кавказские силуэты». Из нее я узнал, что абрек Зелимхан Гушмазукоев из Харачоя был застрелен в 1913 году. А поскольку Ф. И. Шаляпин ехал из Владикавказа в Тифлис в 1910-м, то их пути могли и пересечься*******.

Косвенно правдоподобность этой истории подтверждает и Гр. Москвич в путеводителе 1914г.: — «Несмотря на то, что Кавказская война окончилась много лет назад, (в 1864г. был пленен имам Шамиль), по диким и безлюдным ущельям вдоль Военно-Грузинской дороги, до сих пор скрывается множество банд, промышляющих здесь грабежами, разбоем и похищениями путешественников, поэтому собираясь посетить эти места, необходимо позаботиться о собственной безопасности. В частности, путешествуя по этим местам, не мешало бы иметь кармане хотя бы револьвер»*****.

И еще один литературный памятник отмечает воинственность Солнечной долины — А. Пушкин в «Путешествии в Арзрум 1829 г.»: — «Не доходя до Ларса, я отстал от конвоя, засмотревшись на огромные скалы, между коими хлещет Терек с яростию неизъяснимой. Вдруг бежит ко мне солдат, крича мне издали: «Не останавливайтесь, ваше благородие, убьют!» Это предостережение с непривычки показалось мне чрезвычайно странным. Дело в том, что осетинские разбойники, безопасные в этом узком месте, стреляют через Терек в путешественников»***.

Такие же обстрелы через Терек наблюдались здесь и в 1991г.

Однако мы подъехали к селению Нижний Ларс. Чем примечательны эти места читайте в следующем посте.

_____________________

*Б. Окуджава «Путешествие дилетантов» М. Советский писатель 1980г.

**Е. Вейденбаум «Путеводитель по Кавказу» Тифлис 1888г.

***А. С. Пушкин «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года»

****А. Дюма «Кавказ» Тбилиси «Мерани» 1988г.

*****Гр. Москвич «Путеводитель по Кавказу» 1907г.

******М. Ю. Лермонтов «Измаил-Бей» 1831г.; «Кавказец»1841г.

*******Н. В. Маркелов «Кавказские силуэты» «Снег» 2011г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему при «бесплатной медицине» надо платить за рядовые справки?

26.07.2017 Gradus Pro

Сергей Дзантиев будет объявлен в международный розыск

В погоне за обсуждением финансирования Нац ТВ из денег «Электроцинка» не заметили главного

24.07.2017 Gradus Pro

Гендиректор ТВ «Осетия-Ирыстон» Эльбрус Дзабиев о скандальном соглашении УГМК и республики

Депутаты Северной Осетии запретили Главе править больше двух сроков подряд, обсудили предельный возраст руководителей и обманутых дольщиков

Основной инстинкт — ругать наши дороги — уже выработан, но кто будет ломать стереотипы?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: