Сомнительный элемент

Кремниевое производство — золотая жила или второй Мамисон?

Экономика Северной Осетии готовятся к восхождению на новую вершину. Мамисон оказался «мертворожденным ребенком», теперь все взоры обращены в сторону многомиллиардного кремниевого проекта. Пока ведутся довольно общие разговоры, но надежды на будущий завод, а если быть точнее — комплекс производств, вновь наполняют умы жителей республики мечтами и опасениями. На первый взгляд проект весьма привлекателен в связи со своей высокотехнологичностью, перспективами развития отрасли, стратегическим значением для страны. Но настораживает то, что кремниевые заводы не могут прижиться в России еще со времен распада СССР, когда самое крупное предприятие отошло новообразовавшейся Украине.

Экологическая опасность

Первый вопрос, который возник в связи с проектом, — экологическая безопасность, точнее опасность. В ряде регионов идеи о строительстве кремниевых заводов свернулись на первых этапах реализации в связи с протестными акциями местного населения, речь в частности идет об Омске и Новоуральске (Свердловская область). Местные экологи забили тревогу, указывая на высокую степень опасности производства кремния.

По словам заместителя председателя правительства республики Ахсарбека Фадзаева, никаких поводов для волнения нет:

— Мы бы не стали заводить сюда проект, который в экологическом плане вызывает какие-то сомнения. В производстве кремния технологии давно ушли вперед. Если раньше — лет 5-10 назад — это было экологически очень сложное производство, то теперь ситуация изменилась. Да, оно относится условно ко второму классу опасности, так как предусматривает хранение хлора. Но это хранение технологически разработано и не вызывает никаких опасений. Сегодня выбросов в атмосферу при производстве не предусмотрено вообще. Это связано с технологическим процессом: тот газ, с помощью которого и отделяется кремний, теперь находится в постоянной циркуляции внутри завода и вообще не выводится. Если газ будет выходить, это повлияет на себестоимость продукции, что производителю невыгодно. Даже если произойдет взрыв, газ под низким давлением, и выброс там будет слабый — практически никаких последствий. Но в мире ни одного такого случая зафиксировано не было, поэтому в отношении экологии можно сказать, что проект абсолютно безопасный и никаких сомнений не вызывает.

Зампред опроверг информацию о том, что производство относится к первому классу опасности и что санитарная зона вокруг него должна иметь расстояние в километр: «Предполагается строить в Правобережном районе, в 2-3 километрах от Беслана. Санитарная зона по нормативам 300 метров. Такой завод на 12 тысяч тонн стоит в Германии в черте города, в живописном месте в Италии и в центре столицы Тайваня — Тайпее. Люди работают в абсолютно экологически чистом пространстве. У нас пока речь идет об одном 6-тысячнике».

Возможно, за несколько лет технологии действительно настолько шагнули вперед, что теперь опасаться нечего. Хотя с подобными производствами никогда нельзя сказать наверняка, какие могут быть последствия в будущем. Не специалисту трудно определить технологические различия на стадии строительства и оценить, насколько завод будет современным с производственной точки зрения.

Миллионы миллионов

Не менее интересен и вопрос эффективности производства и его потенциальной выгоды. Не станет ли эта махина таким же неподъемным проектом, каким в свое время стал Мамисон?

По убеждениям Ахсарбека Фадзаева, производство кремния имеет невероятный экономический потенциал:

— Если 10 лет назад стоимость одного киловатта в час в солнечной энергетике было в 10 раз дороже, чем в традиционной электроэнергетике, то сегодня они сравнялись с традиционной по себестоимости благодаря высоким технологиям и снижению себестоимости. Сам проект интересен своей актуальностью, ведь это высокотехнологическое производство, чего у нас сегодня в России не хватает. Кстати, в России нет ни одного завода по производству кремния. Наш проект представляет из себя комплекс производств, такого тоже пока в мире нет. Вся цепочка переработки и получения самого кремния из сырья, далее — чистого кремния, потом монокремния, выращивание стержней, сборка панелей солнечных батарей — весь цикл хотим совершить на трех заводах.

Стоит отметить, что проект кремниевого завода требует немалых вложений. Судя по презентации «Алания Экспо», строительство завода поликристаллического кремния мощностью в 6 тысяч тонн в год потребует инвестиций в 300 миллионов долларов. Срок строительства и выхода на производственные мощности оценивается в 30 месяцев. Завод монокристаллического кремния и пластин на 6 тысяч тонн предполагают построить за 24 месяца при инвестициях в 240 млн. долларов. Завод солнечных элементов и модулей мощностью 1 ГВт в год потребует инвестиций в 200 млн. долларов при сроках строительства в 18 месяцев. Каскад малых гидроэлектростанций, которые в перспективе должны удовлетворить потребности энергоемкого производства, обойдутся в 250 млн. долларов при суммарной мощности в 200 МВт (1 млрд. КВт/ч в год).

В целом для комплекса понадобится около 1 млрд. долларов инвестиций, эти средства окупятся по представленным расчетам за 7 лет. За это время будет получено предположительно 3,5 млрд. долларов (500 млн. долларов в год) дохода, выработано солнечных модулей общей мощностью в 7 ГВт и создано 1000 рабочих мест. Далее вокруг построенного комплекса планируют создать заводы для развития микроэлектроники, силовой электроники и автономных энергоисточников.

Говоря о потенциальной прибыли, Фадзаев отметил:

2 доллара за килограмм стоит сырье, на выходе продукции мы получаем солнечные элементы с килограмма 200 долларов, то есть прибавочная стоимость с двух до двухсот долларов. В России других таких привлекательных, высокотехнологичных проектов практически нет — это завтрашний день. Энергетика имеет тенденцию к увеличению стоимости, сегодня тенденция мировая такова, что она будет рати в своей цене. Создавая это производство, мы дополнительно создаем и кластер для генерации собственного завода, поскольку около 30% этого производства строится на себестоимости электроэнергии. С экономической точки зрения очень важно иметь собственные генераторы. Планируется создание собственной гидроэлектростанции, строительство которой мы начали еще в 2008 году, чтобы обезопасить себя с энергетической точки зрения и быть всегда конкурентоспособными на рынке.

Крах «кремниевых долин»

Высокие цифры потенциальной прибыли, прозвучавшие из уст зампреда, выглядят невероятно красиво, но печальная кремниевая история России не дает погрузиться в безмерный оптимизм. Ряд кремниевых предприятий в России обанкротился в связи с низкой конкурентноспособностью —  цена за килограмм продукции превышала среднерыночные показатели. Дело в том, что ранее стоимость кремния достигала 400 долларов, в связи с чем по всему миру активизировалось производство, в строительство новых заводов вкладывались огромные суммы, в том числе и в России, что привело к перенасыщению рынка и спаду спроса на продукцию. В итоге цена рухнула до невероятного минимума в 20 долларов.

Однако Ахсарбек Фадзаев связывает неудачи наших предшественников в России не с экологическими протестами и не с ценовым минимумом на кремний, а с неверным подходом к делу и неграмотным ведением дел:

— В современной России несколько попыток по производству кремния было сделано, последняя — 100 тонный завод в Красноярске. Если говорить мягко, то сказался непрофессиональный подход. Это настолько стратегическое производство и направление, что нужны абсолютные профессионалы, предпринимателям там делать нечего, технологии очень быстро устаревают, уходят вперед. В России они просто по дилетантски отнеслись. Заказали завод и до производства даже не дошли, и ничего из этих попыток не получилось. Здесь человек занимается этим 40 лет, он доктор наук и у него есть свои патенты.

«Человек» и «он», очевидно, директор московского объединения «Кремнийтехнопром», доктор технических наук Ахсарбек Пинов, который уже успел рассказать о своем детище в республиканскй прессе. Однако Пинов нигде не упомянул о своем опыте в реализации подобных проектов, а он, как оказалось, есть.

Возможно, Фадзаев, говоря о «дилетантском отношении» имел ввиду госкорпорацию «Росатом» или, возможно, коллег из Красноярского края. Дело в том, что ранее Пинов давал СМИ комментарии в связи с затянувшейся судебной тяжбой между «Конти» (в это время Пинов был директором ОАО «Континент Энерджи», подконтрольной московской группе компаний «Конти») и «Росатомом», которые должны были совместно реализовать амбициозный проект по производству кремния. На этапе подготовки проекта Красноярские СМИ цитировали оптимистичные заявления Пинова:

В России сегодня есть производства, их всего два, но они еще не конкурентоспособны. Только тот проект, который мы сегодня представляем, та конфигурация, которую мы сегодня подобрали, обеспечит российскому предприятию конкурентоспособность на мировом рынке.

Но и этот завод конкурентоспособным не стал. Кто виноват в этой запутанной истории, разобраться довольно сложно, журналисты также давали разную оценку последовавшим событиям. Некоторые посчитали, что причиной неудачи стала плохая работа «Росатома», другие — что «Конти» наобещал золотые горы, а искать инвесторов для предприятия не торопился. «Конти» в свою очередь связывал провал проекта с тем, что партнеры в лице госкорпарации и руководства Красноярского края не выполнили свою часть обязательств по договору. «Коммерсантъ» в своем материале от 7 октября 2013 года, в частности, писал: «На базе ЗПК должно быть создано производство поликремния для солнечной энергетики. Но выйти на себестоимость $50 за 1 кг поликремния так и не удалось (по данным «Ъ», на ЗПК она составила более $100 за 1 кг), а к 2013 году из-за перепроизводства цены на эту продукцию в мире упали до $20 за 1 кг».

На эту тему в то время писали и Красноярские СМИ, например «Сегодняшняя газета» давала такую оценку событиям в своем материале за 13 ноября 2014 года: «...как сообщали в Росатоме, за годы управления Конти экономическая и социальная ситуация в ЗПК резко ухудшилась. У предприятия образовались многомиллионные долги, покрывать которые в случае возврата акций придётся атомщикам и государству. (…) Поэтому пострадавшая сторона (таковыми себя считали атомщики) была вынуждена обратиться с иском о солидарном взыскании задолженности с нынешних владельцев ЗПК — ООО «Континент Энерджи» и ЗАО «Корпорация «Конти». Солнечные энергетики не растерялись и подали встречный иск: хотим расторгнуть договор. По причине «утраты интереса ООО «Континент Энерджи» во владении ценными бумагами в связи с фактической невозможностью осуществления инвестиционной деятельности».  

Российская газета в материале от 11.10.2013 обратила внимание на разную трактовку перспектив предприятия в Железногорске: «8 мая 2013 года: «Имеющиеся в распоряжении ООО «Континент Энерджи» — собственника ОАО «ЗПК» — знания, опыт и уникальные технологии по тематике проекта создают основу того, что продукция вертикально интегрированного комплекса будет пользоваться большим спросом как на зарождающемся российском, так и на бурно развивающемся мировом рынке фотоэнергетики».

 

В Красноярске о своей неудаче сокрушаются до сих пор, в ноябре прошлого года «Сегодняшняя газета» писала: «В июне портал ngs24.ru со ссылкой на реестр краевой государственной инспекции труда опубликовал «черный список» предприятий с долгами по заработной плате. Железногорский производитель «солнечного кремния» обнаружился там под номером четыре: «Долг 58 работникам — 6 млн 600 тыс. рублей. Владелец завода, московское ЗАО «Корпорация «Конти» пошло прахом ещё раньше, в октябре 2014­ года. «Выявлены признаки преднамеренного банкротства», — отмечали кредиторы, с грустью глядя вслед астрономической сумме задолженности банкрота, превышающей 4,6 млрд рублей. Как же это так у нас получилось­ то, братцы».

Поликремний с осетинским характером

Сейчас Ахсарбек Пинов решил вновь добиваться конкурентоспособности кремниевого производства. В Осетии, как уверяют авторы, есть гораздо больше оснований для успеха за счет патентов — новых технологий, разработанных в данной области на территории России. Информационное агентство «Кавказ» недавно писало о масштабных планах руководителя «Кремнийтехнопрома»: «И тут Ахсарбек Борисович открывает тайну: «Мы предложим технологические решения, которые позволят нам существенно сократить себестоимость производимой продукции». И тут же изложил суть некоторых из них. По понятным причинам поделиться ими с нашими читателями мы не можем: это ноу-хау, защищённые патентами, и дающие их держателям существенные конкурентные преимущества. И всё это – отечественные разработки. Так что продукцию из Северной Осетии охотно возьмут и китайцы (которые, к слову, свои производства загубили), и европейцы, и даже американцы. Здесь Пинов заметил, что уже сейчас есть зарубежные компании, готовые оптом закупить всю продукцию еще не построенных заводов».

Интересно, что «зарубежные компании готовы закупать всю продукцию еще не построенных заводов», учитывая, что предположительно скупать поликремний у нас будут страны-лидеры в его производстве. Не менее интересно и то, почему нет заинтересованных российских компаний (по крайней мере, о них речь пока не идет), если подобное производство имеет стратегическое значение для страны. Ничего не говорится и о том, будет ли сохраняться такая благоприятная для российского поликристаллического кремния ситуация и дальше, учитывая то, что мы не сумели ворваться на этот рынок ранее. А самое главное, насколько удастся снизить себестоимость конечного продукта, готовы ли мы к ценовым скачкам, сможем ли конкурировать при 20 долларах за килограмм?

Пока вопросы остаются открытыми, Пинов сообщил, что оборудование по специальному заказу будет изготавливаться в Германии, а «секретная» начинка монтироваться уже в России. «Известной консалтинговой фирмой, входящей в группу компаний Henkel, подготовлено технико-экономическое обоснование первого этапа проекта. 20 миллиардов рублей – сумма не маленькая. Много ли желающих раскошелиться и вложиться в новое предприятие? Мой собеседник (Пинов — прим.) показывает письмо одного очень известного европейского банка, который готов кредитовать проект: «Но мы ещё не выбрали инвесторов, и кредитный механизм нас не совсем устраивает»», — пишет тот же «Кавказ».

Интересно, что о каскаде малых ГЭС в Северной Осетии (они должны обеспечить производство дешевой энергией) Пинов, будучи содиректором технологического центра «Россия-ЕС» от РФ, говорил еще в 2005 году. В интервью «Коммерсанту» он рассказывал:

— Одна из задач нашего технологического центра — привлекать инвесторов. Сейчас специалисты нашего центра изучают проект строительства каскада малых гидроэлектростанций (ГЭС) в Северной Осетии с выработкой электроэнергии до 1 млрд кВтч в год.

Спустя 12 лет проект Ахсарбека Пинова в Северной Осетии получил развитие и значительно расширился: к каскаду малых ГЭС прибавился кремниевый комплекс. Насколько он реализуем в современных российских реалиях, сказать сложно. С одной стороны, это может быть невероятным шансом для республики, вслед за которым последует звездный час — высокие технологии, невероятная прибыль, энергетический бум. На волне оптимизма можно даже поверить, что мы не получим в довесок отравляющие выбросы и потенциальную экологическую катастрофу, только пользу, только прибыль.

Но если взглянуть с другой стороны, то это все может оказаться красивой историей без продолжения. И настораживает больше всего то, что имея колоссальные инвестиции, хорошую научно-техническую базу, подобные проекты в ряде других регионов России не стали успешными. И это было большое разочарование для всех тех, кому рассказывали о перспективах солнечной энергетики. Как бы и мы не оказались в таком же положении.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Чиновники Северной Осетии обиделись, что люди жалуются Путину, а не им

18.08.2017 Gradus Pro

Народ штурмует Пенсионный фонд Северной Осетии. Пенсионный фонд держит оборону

История о том, как сбросить оковы колониального рабства и молитвой развивать страну

МВД увидело перспективу в деле о приватизации ресторана «Кавказ»

В горных селах Алагирского района Битаров оставил «аланский след», разговаривал, слушал, обещал, снова слушал и даже испытал стыд

Министр здравоохранения Северной Осетии Михаил Ратманов рассказал об исторических достижениях медицины в минувшем году

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: