Станислав Кесаев: Чиновник должен быть как раб на галере

В  1993 году в России появилась первая Конституция. А спустя год, в ноябре 1994 года, в Северной Осетии «родился» свой самый главный документ – Конституция РСО-Алании. И с тех пор не стихают споры — нужна ли нам еще одна Конституция, когда в стране уже есть одна на всех. На этот вопрос у одного из «родителей» североосетинского документа, ныне вице-спикера Парламента республики Станислава Кесаева, есть только один ответ – конечно нужна. Ровно 20 лет назад он и еще 15 человек вошли в состав комиссии, которую возглавил тогдашний президент республики Ахсарбек Галазов. Все они работали почти год над созданием главного документа в республике. 10 глав и 111 статей 12 ноября 1994 года были одобрены Верховным Советом Республики Северная Осетия. А перед этим были три дня публичных слушаний, жестких споров и голосований «за» или «против». Чуть позже, в 1995 году, североосетинскую Конституцию признают лучшей среди субъектов России. В канун 20-летия Конституции Северной Осетии Станислав Кесаев поделился своими воспоминаниями о процессе создания основного закона республики.

Как это было

Изменения в конце 80-ых годов прошлого века общественно-политического строя и развал Союза Советских социалистических республик потребовали реформирования политической системы и основ государства. В России начались конституционные реформы и было принято решение перейти к ценностям более высокого порядка — ценностям правового государства, гражданского общества, и, в частности, к теории разделения властей. Если Советы не предполагали разделения на законодательную, исполнительную и судебную власти, а объединяли все в себе, то новая система организации власти как раз и вносила все эти изменения. Принятие Конституции России 1993 года повлекло за собой принятие конституций субъектов РФ. В том числе и в Северной Осетии.

Опыт в написании Конституции нового типа у нас был, поскольку многие мои коллеги из Верховного Совета и СОГУ им. К.Л.Хетагурова привлекались во всевозможные всесоюзные и всероссийские Конституционные комиссии. Конституционную комиссию Северной Осетии возглавил будущий первый Президент республики Ахсарбек Галазов. Мне же посчастливилось возглавить рабочую группу Конституционной комиссии республики, которая начала свою деятельность в декабре 1993 года и проработала до конца ноября 1994 года. Проект Конституции был вынесен на общенародное обсуждение. Оно было действительно всенародным. Обсуждали в учебных заведениях,  на производстве,  в органах местного самоуправления. Спустя восемь месяцев, проект Конституции был вынесен на заседание Верховного Совета, обсуждали его три дня.

Спорные вопросы

По каждой статье шло бурное обсуждение, возникали споры, но все решалось посредством голосования – именно так мы принимали окончательное решение. К концу работы у нас осталось несколько спорных вопросов: вопрос о наименовании республики — стоит ли к названию «Северная Осетия» добавлять хвостик (дефис) «Алания».  Противников было много. Я и сейчас не сторонник теории того, что аланы — предки только осетин. Но ближе всех к ним мы. Исходя из этого, а также согласно  исторической ситуации проголосовал «за». Победила та часть депутатов, которая также была «за». 

Второй вопрос, по поводу которого мы ожесточенно спорили – о частной собственности на землю. Очень многим из тогдашних депутатов казалось, что частная собственность на землю может привести к каким-то радикальным изменениям в территориальной целостности Республики, что частная собственность — это противоестественно. В итоге появилась некатегоричная запись: «земля может находиться и в частной собственности». Чуть  позже появится понятие «аренда на 49 лет». Ранее было и промежуточное понятие «пожизненное наследуемое владение», хотя  это уже и есть частная собственность. Мы пытались формулировками себя обмануть. Эта неопределенность привела к тому, что сейчас у нас абсолютное большинство земель отдано в аренду  ограниченному числу людей, которые «рискнули» и успели взять себе в аренду почти все, воспользовавшись тем, что на тот момент по многим причинам люди потеряли интерес к земле. Сейчас, по большей части, это новые осетинские  алдары.

Убрать слово «диалекты» — и все на своих местах

Еще один спорный вопрос, подход к которому для меня до сих пор продолжает быть  непонятным — это вопрос о государственных языках нашей республики. В те давние времена появилась «революционная» для многих запись: «осетинский (иронский, дигорский диалекты) язык». Хотя называть язык диалектом – это полнейший нонсенс. На мой взгляд, самым идеальным вариантом сегодня был бы такой: «осетинский (иронский, дигорский) язык». Народ-то мы один. Это хорошо и правильно звучит по-русски – осетины. А самоназвание — это несколько другое, из родоплеменных понятий. Проблема на самом деле высосана из пальца. Правда, палец пока ещё толстый. Почему-то кому-то кажется, что если мы провозгласим равноправие двух языков одного народа, то перестанем быть одним народом. Это полнейший бред. Единство народа — это не только одинаковое произношение всех слов, а единое мировосприятие. С чем у осетин, как должно быть известно всем, нет проблем. Почему-то некоторые люди, а что еще хуже и чиновники, свое непонимание и вкусовщину навязывают другим, порождая этим проблему взаимопонимания между нами.  

Тандем – вот лучший вариант для набора скорости

Мы же не отрицаем того, что Осетия – это несколько общин. Ведь наши братья на юге Осетии, совершенно спокойно называя себя кударцами и чесанцами, не перестают быть от этого осетинами. Пока же мы хотим придумать себе какое-то одно имя или же найти что-то однозначное в названии нашего языка. Вот и опять непонятная заминка с законом о государственных языках республики, вновь «подвешивающая» ситуацию. На мой взгляд, путь в другом. Надеюсь, что в ближайшее время все встанет на свои места. Не без помощи депутатов.

Если мы один народ, то мы должны быть во всем равными. Если мы едины, то мы едины в терпимости и уважительном отношении друг к другу. А говорить о том, кто из нас старше или младше, кто первый, а кто второй – глупо. Тандем – вот лучший вариант для набора скорости.

Наша конституция еще не отработала тех, задач которые перед ней ставили

В нашей Конституции есть запись, которой нет в Конституциях других субъектов – это запись о местных органах государственной власти. Это можно было бы в нынешнее время отработать. Самоуправление в том виде, в котором нам его навязали, в котором оно существует сейчас — как инородное тело. Я ничего зазорного не вижу в том, чтобы в районах  у нас были органы государственной власти. А так у нас получается, что район не входит в систему государственной власти. Нонсенс! Больше власти следовало бы дать народу в назначении судейского корпуса.

Конституция – это не тот документ, который надо часто менять. Наша Конституция еще не отработала тех задач, которые перед ней стоят. Жить и работать по Конституции, поверьте мне, было бы хорошо. Но мы — страна, в которой живут по правде или по понятиям, а не по закону. Люди должны понимать, что там, где право – там лучше. Право – это справедливость, правильность. Это одна из ценностей правового государства, о которой надо не мечтать, а за которую надо бороться. В этом суть Конституции.

Должность президента – это прерогатива большой державы

Меня часто критикуют за мое мнение, что глава республики не должен выбираться населениям. Судя по тем полномочиям, которыми ныне обладает глава республики по Конституциям России и Северной Осетии – это обычный управленец, у которого меньше всего политических функций, а больше всего – хозяйственных. А для хозяйственных функций достаточно парламентской формы назначения. И вообще, я сторонник парламентской республики. В составе России республики не могут быть президентскими, а только  парламентскими. Должность президента – это прерогатива большой державы. А в небольшой составной ее части, как наша республика, когда ты можешь, поднявшись на Столовую гору, увидеть всю Осетию — лучше большинство жизненно важных вопросов решать парламентским путем, через представителей народа.

Чиновник – это раб на галере

Другой вопрос, чтобы в парламенте были действительно представители народа, а не результат каких-то политических игр или политического сговора. Сегодня лучший пример тому – Ирафский район. Не надо заниматься перетягиванием каната, надо заботиться о народе. Мне в этом смысле нравится выражение президента Путина, который на вопрос «как вам должность президента страны?», ответил: «Как рабу на галере». Чиновник должен быть рабом на галере.

Прелесть России в том, что у нее много субъектов

Нельзя не сказать о том, что суть России в федеративном устройстве, что Россия состоит из субъектов, некоторые из которых являются республиками. Прелесть РФ в том, что у нее  много субъектов. Не зря в Конституции России говорится о том, что республика – это государство, а государство – это образование политическое, а не территориальная самоорганизация. Есть целый ряд вопросов, которые республика не только вправе решать самостоятельно, а просто должна решать сама. Другой вопрос — хватает ли у нас мужества, дерзости или своих мозгов эти проблемы обозначить, а не смотреть в рот даже не федеральному центру, а отдельно взятым чиновникам. Зачастую коррумпированным.  

Чиновничья тенденция

Наша Конституция продержалась «нетронутой» дольше многих. Но когда федеральный центр затеял процесс «приведения в соответствие…», многое поменялось. Так, в 2003 году мы убрали из Конституции республики слово «суверенитет». И не только это. Да и сейчас в Российской Федерации, на мой взгляд, прослеживается не очень правильная тенденция – игнорирование роли и полномочий субъектов Федерации и передача большей власти федеральному центру.  Хотя в федеративном государстве так не должно быть. Это чиновничья тенденция, а не позиция государства.

Что не так?

Позором считаю то, что наш республиканский бюджет в основном формируется за счет федерального центра. Наша  социальная составляющая республиканского бюджета, когда мы берем деньги в Москве и раздаем населению в качестве зарплат, пенсий, строим культурные объекты, проводим фестивали и т.д., носит дотационный характер. А своей экономической базы у нас немного. Позорным считают также тот факт, что из  почти 200 тысячного трудоспособного населения  у нас в сфере реальной экономики работает всего 8,5 тысяч. И это, к сожалению не все.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: