Страшный, но шедевральный

Недавно в новом книжном магазине «Allon-Billon» состоялась встреча с писателем, поэтом и сценаристом Тамерланом Тадтаевым. Организаторы обещали, что подобные мероприятия станут традиционными.

Было уютно и камерно. Тамерлан скромен, говорил коротко, неохотно, но, смущаясь, рассказал, как служил в таможне; как начал писать от обиды за увольнение; как с горечью стал замечать, что всех его друзей, героев войны, стали забывать, а ему очень хотелось, чтобы этого не происходило… Возможно, именно поэтому его проза очень документальна, даже имена часто сохранены или изменены так, что их все равно очень легко опознать. Опубликовали его впервые в Армении, а не в России. Кстати, Тамерлан поведал еще и о том, что он окончил художественное училище, у него были проблемы с композицией: изобразить не получалось, а рассказать, что должно быть изображено, – пожалуйста. Возможно, из этих рассказов и родилась его проза.

IMG_0013[1]

Потом Тамерлан учился во ВГИКе, куда ему помогло поступить российское посольство в Республике Южная Осетия. Его педагогом был Юрий Арабов. А первый его фильм сняли в Абхазии (он до сих пор не переведен на русский язык).

На встрече показали второй фильм, сценаристом которого стал Тадтаев, — «Суадон» («Родник»). По словам главного героя встречи фильм получился случайно, режиссер хотел снять документальное кино о самом Тамерлане, там должны были быть вставки, снятые по сценариям Тадтаева, но так иногда случается, вставки вышли на первый план, а потом и вовсе поглотили документальную составляющую. Фильм длится двадцать минут, он снят на реликтовую, как пошутил сценарист, черно-белую пленку «Свема», поэтому до последнего момента проявки вся съемочная группа переживала, подведет пленка или все-таки нет. Не подвела! Конечно, это большой плюс, потому что черно-белые кадры – это очень много эффектов одновременно: и состаренность фильма, и его документальность, и ощущение, что снято на непрофессиональную камеру – все вместе дает уверенное чувство достоверности, так нужное в рассказе о войне в Южной Осетии, о которой никто, кроме осетин, рассказать, конечно, не сможет.

Фильм побывал в Канне. Его там заметили, отметили и пригласили авторов на фестиваль. Для дебютной работы – большой успех. Когда Тамерлана спросили, заплатили ли авторы фильма за то, чтобы он попал на престижный кинофорум, он засмеялся и сказал, что это невозможно в принципе.

Перед показом фильма прозвучало совершенно ненужное в данной ситуации предостережение о некоторой жесткости того, что будет происходить на экране. Возможно, продюсер фильма Тимур Цалити переживал, что обсуждение будет нацелено именно на этот фактор. Но жизнь, как всегда, все перекроила по-своему, дискуссия разгорелась нешуточная, но совсем не о жесткости и грубости военных реалий, попавших в сценарий.

Выступавшие говорили о разном. Не буду вдаваться в подробности, постараюсь обобщить те проблемы, которые были озвучены во время обсуждения, живого и яркого.

— Почему происходят войны? Желание воевать заложено в природе человека или это политические манипуляции? Есть ли на войне логика? Как можно от войны защититься? Кому все это выгодно?

— На экране было столько агрессии. Но фильм закончился, и агрессия началась в зале. Обидно!

— Фильм, как и рассказы Т.Тадтаева, страшный. Это трагедия без прикрас. Как она есть. Короткая и жуткая история о гибели молодых, сильных и красивых людей.

— Тамеран написал на белой бумаге черными буквами свою боль, а режиссер это почувствовал и перенес на экран, тоже в черно-белом варианте.

— Это всего лишь учебная работа студента ВГИКа, так что опыт даст возможность последующие ленты делать все лучше и лучше.

— Шедевральный (это слово звучало во время обсуждения чаще других) ли это фильм – решит зритель. Но фильм вызывает массу вопросов. Это уже замечательно.

— Сценаристу не надо оправдываться, что фильм малобюджетный. Иногда небольшой бюджет дарит зрителям такие шедевры, что многомиллионным бюджетам и не снилось.

— Фильму не хватило красивой концовки.

— Странно, но на экране живет моя и моих ровесников юность, пусть подпорченная войной, но все равно очень дорогая.

— До тех пор, пока мы сами для себя не объясним, чем была эта война, мы не сможем рассказать о ней окружающему миру, поэтому фильм важен как первая реплика в подобном разговоре.

— Любой шаг в постижении профессии нужно приветствовать. Но фильм сделан холодными руками. Не получается поверить, не происходит сопереживания. Конечно, это дебют, но и в дебюте компромиссов нельзя допускать.

— Подобные истории не должны снимать сторонние люди. Надо, чтобы это были наши, те, которые понимают, о чем идет речь, и как это все больно.

— Фильм снят без помощи министерств, руководителей, лидеров партий и объединений. Снимала команда двух Осетий. Уже это достижение.

— Это хорошо, что не по заказу, но, возможно, государству и надо было бы заказать что-то подобное, чтобы снимали не только на голом энтузиазме, чтобы творческие люди чувствовали, что их попытки осмыслить действительность нужны и ожидаемы.

— Фильм задел, зацепил и поцарапал. Надо его показывать. Надо писать новые сценарии и снимать еще и еще.

— Жаль, что обсуждение опять происходит на русском языке. Мы же в Осетии живем. Давайте говорить по-осетински!

— Претензий и вопросов к сценарию нет. Сценарий хорош без преувеличений! А вот работа режиссера и актеров вызывает нарекания.

Такой сумбур. А с другой стороны это полемика, наличие разных мнений. И то, что фильм такую живую и противоречивую полемику заработал, тоже нельзя не поприветствовать.

P.S. В порядке ворчания. Мероприятие началось с 45-минутным опозданием. То ли ждали кого-то, то ли рассчитывали, что в Осетии всегда приходят на час позже назначенного времени. Но 45 минут ожидания – это 45 минут неуважения к тем, кто потрудился прийти вовремя. Поэтому с осетинскими правилами в этом вопросе надо расставаться, оказывая почтение не тем, кто не поторопился, а тем, кто уважил организаторов и участников своевременным приходом.

 IMG_9974      IMG_9977

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Движущей силой выборов в Гордуму Владикавказа стали пенсионеры, о проблемах которых благополучно забыли

Больше мяса и молока, меньше масла и мороженного

Партии и ЦИК обвинили друг друга в «каруселях» и вбросах

ПРО уставших избирателей, потери «Единой России» и «Патриотов», возвращение ЛДПР и дебют «Родины»

Первый пресс-аташе в отечественном футболе Андрей Айрапетов рассказал о встрече с Пеле, шампанском для ливерпульцев и клюшке от Харламова

От роста доходов до падения промышленного производства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: