Судачество

Трагикомедия во Владикавказском военном суде продолжается

Военнослужащие Зелим Албегов и Арсен Сланов, обвиняемые в избиении офицеров Антона Зайнутдинова и Богдана Патыка во время службы по контракту в Южной Осетии, сегодня вновь ощутили торжество закона и справедливости. Зал судебного заседания, как и на прошлых слушаниях, не смог вместить «группу поддержки» — многие остались ждать новостей на улице.

12

Сначала пришла новость об отсутствии одного из главных фигурантов дела Богдана Патыка, который прислал в суд заявление о поступающих угрозах и невозможности участия в процессе. Хотя в обычных случаях вопрос решается обеспечением государственной защиты. Осталась без внимания, как и в предыдущие дни, просьба о видеозаписи заседания.

Далее последовало ходатайство гособвинителя сделать процесс закрытым. Другими словами, запретить доступ общественности и журналистам. Лишняя шумиха и удивительные вещи из зала суда, вырывающиеся в информационное пространство, безусловно, спутали карты.

Но самое интересное, что основанием для столь серьезного хода послужили распечатки одной из групп в Инстаграм (!!!), в которых якобы высказывались угрозы в адрес семьи и лично свидетеля Патыка.

Логичные возражения защиты, которые понятны даже обывателю (возможная фальсификация сообщений в интернете, отсутствие доказательств реальности угроз), никакого эффекта на судью Илью Калиту не возымели.

Видимо, в Северной Осетии изобрели судебное ноу-хау – комментарии из соцсетей, которые оказываются существенным аргументом в прениях. К слову, ранее судья отказался приобщать к делу гораздо более весомые доказательства – видеообращение основного свидетеля Андрея Катрича, который кардинально поменял изначальные показания (против Албегова и Сланова), сообщив, что находился под давлением следствия.

Забавно и то, что гособвинитель умудрился перепутать Инстаграм с «Авито». Правда, быстро исправился, но любопытно — что заинтересовало военного прокурора на популярном сайте объявлений в ходе важнейшего и резонансного дела?

Адвокаты вообще ходатайствовали об отводе стороны обвинения, однако судья не увидел признаков заинтересованности. Хотя вопрос контактов гособвинения и ключевых свидетелей вне судебного заседания (что совершенно недопустимо) остается открытым. В частности, ранее защита настаивала на приобщении к делу распечатки телефонных переговоров участников процесса. Не сложно догадаться, что требование удовлетворено не было. Вероятно, скриншоты из Инстаграм имеют гораздо большую юридическую силу.

Защита заявила и о новых обстоятельствах незаконного вмешательства. По данным адвокатов, с родителями Андрея Катрича провели «разъяснительную беседу» в Цхинвале, а самого военнослужащего срочно перевели в другую часть.

Отдельного упоминания заслуживают ораторские способности судьи. Расслышать слова Калиты, которому на прошлом заседании объявили вотум недоверия и призывали взять отвод, а Зураб Макиев обвинил в нарушении закона, удавалось с огромным трудом. Председательствующий говорил шепотом, неработающий микрофон выполнял роль бутафории.

Сегодня, кстати, к депутату Госдумы присоединились республиканские парламентарии Дзамболат Тедеев и Алан Хугаев. В отличие от коллеги из федерального собрания, народные избранники выдержали только первую часть заседания и громкими заявлениями не отметились.

15

Во время перерыва, связанного с переводом заседания в статус закрытого, судебные приставы вежливо просили покинуть зал, чтобы «не выводить за руки», а общественный защитник Олег Тезиев призывал присутствующих «стоять до конца». Собственно, никто уходить не собирался: люди активно начали записываться в общественные защитники, что позволяет находится даже на закрытом процессе (естественно, если одобрит председательствующий). В итоге более 60 человек неожиданно превратились в полноценных процессуальных участников.

Ожидание затягивалось. В злополучный Инстаграм отправлялись снятые тайком фото и видео, кто-то судорожно пытался найти свободное место (в переполненном зале стульев явно не доставало), некоторые возмущались по поводу отсутствия на процессе Битарова, а уставшие от произвола родственники призывали устроить митинг у Дома правительства.

Самым оригинальным было предложение «позвонить Кадырову».

Появившийся наконец судья сразу объявил о переносе заседания на четверг и пояснил, что возможность ходатайствовать об «открытии» процесса появится после допроса Патыка. Получается, теперь, в закрытом режиме, защиту Патыку обеспечить смогут?

Виртуозная интерпретация законодательства и запущенный механизм гособвинения дают основания для грустных прогнозов. Военное судопроизводство как безжалостная машина, отстаивающая интересы сильных, а оправдательный приговор в деле об избиении офицеров считается опасным прецедентом, уверены адвокаты обвиняемых.

За что судят Албегова

ст.334 ч.1. Насильственные действия в отношении начальника

ст.286 ч.3 п.а. Превышение должностных полномочий

За что судят Сланова

ст.334 ч.1 Насильственные действия в отношении начальника

ст.33 ч.5. Соучастие в преступлении

Молодые люди могут получить до 8 лет тюрьмы.

Материалы по теме:

Судилище

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Все самое интересное с официального пикета против «Электроцинка»

17.11.2018 Gradus Pro

Бюджету Северной Осетии мешает приватизация и помогают «письма счастья»

Народно-правительственная комиссия думала, как закрыть «Электроцинк»

15.11.2018 Gradus Pro

Владелец мебельной фабрики предложил свою кандидатуру на должность директора профтехучилища во Владикавказе

14.11.2018 Gradus Pro

Эта история началась 1 сентября 2012 года, когда мой старший сын пошел в РФМЛИ

Что оставил напоследок скандальный министр — троянского коня или благо для медицины

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: