Свобода, равенство и брательники

Хроники одного митинга

Начало

Впервые за месяц режима самоизоляции выехала 20 апреля во Владикавказ. В маске и перчатках. Еще двое пассажиров алагирской маршрутки, сидящие впереди, надели маски по просьбе водителя, предварительно смерив меня взглядом, полным ощущения собственного превосходства. Но, миновав пост полиции на въезде в Алагир, маски были благополучно сброшены.

Полное игнорирование средств индивидуальной защиты позже наблюдала там, где меньше всего ожидала безответственного отношения к своему здоровью, потому как именно данная категория людей относится к группе риска. Речь идет о посетителях онкополиклиники.​

На мое недоумение врач обреченно пожала плечами и заметила: «Когда у нас в мае пойдет пик заболеваемости коронавирусом, может тогда поймут».

Вне круга

Но сосредоточие ковид-диссидентов в этот день ожидало на Площади Свободы. На подступах к основному месту действа полиция взяла в заботливое кольцо по всему периметру площади митингующих возле дома правительства. «Они пришли вовремя, остальных не пускаем», — последовало весьма странное объявление одного из полицейских, учитывая, что митинг был несанкционированный и, следовательно, никакого «вовремя» и опоздавших быть не должно.

«Периферия» же акции протеста против режима самоизоляции и отрицания вируса жила своей жизнью. Молодые люди, не совсем трезвые и оттого, наверное, воинственно настроенные, снимали все происходящее на телефон, забирались на крыши вагончиков рабочих, укладывающих плитку на Проспекте, и оттуда призывали всех войти в «круг», в который на тот момент полиция уже не запускала.

Временами опоздавшие устраивали стычки со стражами правопорядка. Они хотели и получили «движуху», упиваясь осознанием собственной значимости.

Другая группа, на сей раз девушек, также препиралась с сотрудниками полиции. Они стыдили представителей правопорядка: «Ирæттæ куы стут, худинаг уын нæу? Неужели уын хæстæджыта дæр нæй?»

А одна из активисток протестного движения героически вызвалась срочно поехать в КБСП, «обойти все палаты и увидеть больных». Другая ее коллега по разуму желала Битарову заразиться новым вирусом, существование которого минутой ранее ставила под сомнение.

Некоторые участники акции, не сумевшие подобраться поближе, назвали происходящее «беспонтовыми движениями» и решили ликвидировать разочарование шаурмой.

Рядом на скамейке конспирологическими теориями делились ковид-диссидентки старшего возраста. Коллега из «Кавказского узла» попыталась взять у них комментарий для статьи (прямую речь совершенно любой тональности), на что женщины в довольно агрессивной манере обвинили журналистку в продажности, заявив — «вас подослали».

Обескураженная таким ответом она все попыталась выяснить у других респондентов цель визита, но так и не преуспела — люди попросту не могли ответить, против чего протестуют. Человек двадцать — знакомые другого коллеги — ответили — «просто». И, вероятно, составили добрую часть собравшихся на площади — просто гуляющие, просто любопыствующие и просто пришедшие за компанию.

Но, надо признать, о призыве Вадима Чельдиева осведомлен был каждый.

Внутри круга

Чувство стыда за лицо осетинского протеста с головой накрыло после того, ​как мы оказались уже внутри «полицейского хоровода», ближе к костяку митингующих. Лицо это до неприличия маргинализированно, невежественно, не совсем психически устойчиво.

К концу несанкционированного митинга- бойкота режима самоизоляции стыд сменился чувством опустошения от многочасового созерцания душевного состояния целого пласта нашего общества. Оно резонировало с пустынной и разбитой после зачистки силовиков площадью Свободы.

Мне стало больно за Осетию. Других чувств не было. Даже страха, когда камни, предназначенные для силовиков, приземлялись у наших ног.​

Это была толпа. Обезумевшая, стихийная, с неясными целями и без конкретных спикеров. Безусловно, были люди, которых на площадь привела нужда и потеря работы из-за ограничительных мер. Но здесь стоит отметить, что данной категории граждан оказывается повсеместная помощь: бизнесмены и власти обеспечивают продуктовыми наборами, волонтеры помогают одиноким людям, начались и социальные выплаты. Мои соседи в селе регулярно получают эту помощь. Что касается потерь малого и среднего бизнеса — вопрос больше к федеральной власти, которая не готова компенсировать финансовые потери населения от самоизоляции.​

Выскажу непопулярное мнение: бедность — не порок, куда страшнее обнищание духом. Многих на площадь привела не борьба за кусок хлеба, а жажда веселья, пресловутых владикавказских «движений» — термин, которым характеризуется любое мероприятие от стояния на пяточке до поездки в горы на шашлыки. 

Человек в любой ситуации должен оставаться человеком. В этот день на площади многие потеряли лицо.

Классический срез осетинского протестного контингента — здоровые мужчины — мамкины пирожочки, которые и до карантина бездельничали, потому что не было достойной их работы. Это мужчины, которые не только не хотят работать, но и думать, мыслить критически. Зато у всех имеются дорогие смартфоны, большинство при машинах. Но в этот день им надо было выпустить пар и разнообразить привычный незамысловатый досуг.

Развязный народ, без четкого понимания цели митинга, (не чета электроцинковскому) освистывал чиновников и депутатов, не давая и слова сказать. Как правильно заметил муфтий Хаджимурат Гацалов:​ многие не желали конструктивного разговора, не желали результата. Они не желали ничего кроме смуты. Они ее получили. Или их кукловоды. А заодно и мы все получим вспышку новой коронавирусной инфекции.​

В этой ситуации по-человечески стало жаль Вячеслава Битарова, чьей отставки просила часть пришедших. В целом, на его правление выпали непростые времена. При этом, человек не отсиживается в стенах серого дома, не прячется на балконе, как Дзасохов во времена митингов после бесланского теракта. Он разговаривает с народом на одном языке, что можно наблюдать на сходах граждан, не боится заходить в гущу толпы и договариваться. И оскорблений он точно не заслужил. Даже не как руководитель республики или представитель власти, а просто как старший, которого вызывали на разговор, но в итоге толком не выслушали, освистали и банально обматерили.

Забавно, что многие (специально подчеркиваю ведь определенная часть митингующих была действительно думающей и сознательной) протестующие просто наплевали на главного инициатора Вадима Чельдиева. Ведь при всей реактивности и экспрессии даже он призывал «брательников» к мирному сходу и недопущению столкновений с полицией (пусть и смягчив риторику после предметного интереса Следственного комитета). Получается, сподвижники просто наплевали на просьбу собственного вождя.

На митинге против «Электроцинка» Битаров смог достучаться. Вчера не смог.

Не смог и Глава Владикавказа Русланбек Икаев и депутат Госдумы Артур Таймазов. О переговорщиках рангом пониже и говорить на приходится.

Не всегда можно найти слова, тем более, если большинство пришло не за тем, чтобы слышать или разговаривать. Но это не отменяет огромный неуд многочисленной свиты Битарова, которая должна была подготовиться. Как минимум, обеспечить нормальный мегафон, чтобы слышно было не только сотне оказавшихся поблизости. И чтобы остальные не стали свистеть, требуя прибавить звук.

Некоторые женщины требовали от Битарова открыть школы, так как родителей настолько тяготит постоянное присутствие собственных детей и дистанционное образование, что они готовы выйти на площадь.

Часто и упорно скандировали «Свободу Чельдиеву», на что Битаров, как удалось понять по обрывкам фраз и опросам присутствующих, заявил, что дело находится в компетенции правоохранительных органов.

Другие настаивали на том, чтобы Битаров перестал говорить о коронавирусе. Перестал. Но толпа все равно не поверила.​

Битаров и другие партии сказали, что этот вирус есть, поэтому если даже кто-то в этом сомневается, надо разойтись.​ Сегодня надо разойтись, а потом начнем действовать. Создадим рабочую группу из числа митингующих в количестве 50 человек и начинаем работать вместе, напрямую с главой, — заявил собравшимся молодой человек из стихийно образованной инициативной группы после посещения Дома правительства.

Но выступающий был освистан толпой, и в Дом правительства направилась новообразованная инициативная группа решительно настроенных женщин в сопровождение депутата парламента Зелима Ватаева.

Чем закончились переговоры — неизвестно, но толпа уходить отказалась и покинула площадь только «при помощи» силовиков.​

Стояние

Главный вопрос, которым вчера задавались люди: почему полиция, Росгвардия, ФСБ, зная о готовящемся незаконном митинге задолго до назначенной даты, позволили массово нарушить режим самоизоляции и тем самым спровоцировать ухудшение эпидемиологической обстановки в республике? С какой целью?

Чтобы потом бессмысленно просить разойтись уже двухтысячную толпу?

Не легче ли было предотвратить силовой вариант развития событий? Это непрофессионализм или спланированная акция? Арест Чельдиева за два дня до митинга, по всей видимости, тоже совпадение?​ Или власти попросили не трогать людей, надеясь на благополучный исход мероприятия с тремя пирогами, как при антиэлектроцинковской истории?

В частной беседе один из бывших полицейских не исключил, что среди активных участников были лица, которые проходили по контрольно-наблюдательным или оперативно-поисковым делам, и полиция должна была их «точечно обезвредить».

Когда на площади осталось человек 150-200 и увещевания Михаила Скокова «разойтись мирно» не увенчались успехом, силовики начали вытеснять особо стойких.

Причем, максимально корректно и «без спецсредств», о чем неоднократно просил подопечных министр внутренних дел.

У протестующих в ход пошли валяющиеся на площади стройматериалы — бревна и камни. Вообще, площадь Свободы, где сейчас проводятся ремонтные работы, стала идеальной декорацией к событиям того дня. Все совпало «идеально».

Зачистка шла медленно. Михаил Скоков то сам отгонял протестующих, то уходил в дом правительства, а потом возвращался и, забравшись на горку песка, в мегафон просил людей «уйти по-доброму и не нарушать закон». Когда потоки камней стали усиливаться, росгвардейцам и ОМОНу пришлось действовать более решительно. Митингующих оттеснили до моста на Штыба, который последние перекрыли. Наиболее дерзких «точечно» скручивали.

Кстати, вчера прозвучало по национальному телевидению, 45% задержанных оказались под воздействием психотропных или наркотических веществ.

В завершение процесса сотрудники уголовного розыска в гражданском «вели» мужчину и выговаривали ему: … «Ты думаешь мы не видели, что ты делал и как провоцировал людей? Думал, постоишь вдалеке, в пальто и чистеньким останешься?».

-​ Да это же главный провокатор, -​ подтвердил слова сотрудников замначальника полиции Роберт Наниев, и дал указание этапировать его до полицейской машины. Удалось узнать фамилию задержанного — Кцоев (на фото). Он не стал сопротивляться, как другие. Лишь произнес -​ «И это демократия!​?»

Вместо послесловия

Требование об отставке Главы может быть принято. Но этот шаг не сделает умнее тех, кто этого добивался, что самое печальное. И мы продолжим жить в одном обществе с условными ковид-сектантами. Условная девушка, которая хотела «пройтись по палатам больных» не поверит в существование вируса даже когда увидит их своими глазами. Почему? Потому что врачам и пациентам якобы платят за коронавирус. В своем скудоумии она будет упряма до конца.

Женщина, которая привела на митинг в разгар пандемии своего ребенка тоже вряд ли станет умнее. Люди, чье информационное поле ограничивается группами в Инстаграм, вдруг не станут читать научные статьи и критически мыслить. Вместо этого они продолжат поглощать развлекательный треш-контент и возмущаться тому, что они голодают.

Смена власти на изменения уровня сознательности, увы, не скажется.

Видеоохроника митинга в материале коллег из «Крылья TV»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
19.09.2020

Уполномоченный по правам человека о самом резонансом судебном процессе республики

PRO детали аферы Дзантиева, когда власти Владикавказа сами у себя купили недвижимость за 30 млн

Во Владикавказе открылся Центр ядерной медицины

PRO неприкасаемых чиновников, или самый гуманный суд Северной Осетии

В Осетии восстанавливают краснокнижных животных, однако некоторые уже утеряны навсегда

07.09.2020

Во Владикавказе создают очередную «Карту доступности» для маломобильных граждан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: