Тайна старого портсигара. К.Т. Гуриев

Имена войны

В 1945 году в  военную комендатуру небольшого советского городка вошел человек. Был он по званию лейтенант, а по виду старик. Изможденный, худой, с впалыми щеками и выгоревшей, будто пергаментной, кожей на руках и лице. Он добился встречи с  комендантом и положил ему на стол старый портсигар. Когда открыли потайное отделение портсигара, на стол выпала кипа сложенных листочков папиросной бумаги, исписанных мелким аккуратным почерком на непонятном языке. И только через много времени узнали, что текст написан по-осетински, а в старом портсигаре хранился дневник батальонного комиссара Константина Гуриева.

Константин Тимофеевич Гуриев родился в 1916 году в Дзаурикау (по другим данным в с. Кодахджин). Окончив среднюю школу, он поступил в ФЗУ при Бесланском маисовом комбинате, где получил профессию инженера-технолога. После окончания училища, он стал работать на комбинате мастером поточного цеха. Но главной мечтой его жизни было небо. В 1935 году он поступил в летную школу при ОСАВИАХИМе, которую успешно окончил через 2 года. В 1937 году его призвали в армию и направили для прохождения службы в Новочеркасск. Потом была финская. Выполняя боевое задание, Константин Тимофеевич получил серьезное ранение в ногу и был демобилизован из армии. Вернувшись во Владикавказ, он стал председателем ОСАВИАХИМа Гизельдонского района, а потом его перевели в центральный совет ОСАВИАХИМа на должность заведующего отделом. С начала 1941 года он работает  инструктором военного отдела обкома КПСС в г. Орджоникидзе.

В начале 1942 г. Константин Тимофеевич уходит на фронт.  Его направляют на Крымский фронт, где он принимает участие в битве за Севастополь. Из Севастополя приходит домой его последнее письмо. Там же неизвестный штабной писарь запишет в донесении скупые строчки: «Политрук роты Гуриев К.Т. пропал без вести в июне 1942 г. в районе г. Севастополь».

Так закончилась прежняя жизнь Гуриева и началась совсем новая, которую можно скупо описать одним словом: плен.

5 июня 1942 года, после уничтожения его 35 артиллерийской батареи, раненый Гуриев попал в плен. Как офицер, он был направлен в специальный концентрационный лагерь Люфтваффе 2. О, немцы очень хорошо понимали толк в авиации. Таких пленных «берегли» (конечно, если они не были представителями «низшей расы»), ведь от них вполне можно было получить полезные сведения. Таких система Рейха или ломала, или уговаривала. Но с Гуриевым фокус не получился.  Шталаг IX С – побег. Пойман, возвращен в лагерь. Еще один побег, и снова неудача. Третья попытка, четвертая.  После четвертого побега, Гуриева направили в концентрационный лагерь Зоннеберг.

Зоннеберг – небольшой городок в Германии, который до войны считался центром игрушечной промышленности. С началом войны все игрушечные заводы были поставлены на военные рельсы и стали выпускать снаряды, а также запасные части для винтовок и револьверов. Работали там не только немцы, но и пригнанные с оккупированных территорий рабочие. Концлагерь, раскинувшийся неподалеку от городка, был одним из «филиалов» Бухенвальда, и хоть содержались в нем в основном офицеры, людей там не жалели, они изначально считались обреченными, а потому работали до тех пор, пока не умрут от голода или болезни. Учитывая прошлые побеги, Гуриева тут же взяли под наблюдение, и он принял решение, что в одиночку бежать он не сможет, а потому «надо принять смиренный вид и искать надежных помощников».  Земляк, уроженец Владикавказа Николай Русанов, майор Илларион Ртищев, Илья Коротич, лейтенант Константин Силин – все они под руководством Константина Гуриева составили основное ядро подпольной организации лагеря Зоннеберг.

Илларион Ртищев портерт    Константин Силин портрет    Николай Русанов портрет

Завод «Зигель», на который в составе рабочей команды 10718 были направлен Гуриев и его друзья, как и многие другие, официально был заводом по производству игрушек, на деле же производил трассирующие пули. Среди подпольщиков было принято решение «по мере сил вредить врагу».  Там же, на заводе, Гуриев заводит знакомство с украинской девушкой Надеждой Филиппенко, которая, считаясь «вольнонаемной», становится связной у подпольщиков. Она, как и другие девушки,  добывает для подпольщиков соляную кислоту, передает сообщения в соседние лагеря.  В своем дневнике Гуриев дает такой отчет о деятельности Нади Филиппенко: « С января по май 1944 г. группа под управлением Филиппенко вывела из строя 13 револьверных станков, 8 штамповочных, 3 фрезерных. Многие станки не работали по 2-3 месяца». В это время подпольная сеть насчитывает уже 128 человек.

Естественно, такая деятельность не могла укрыться от взора властей. 3 ноября 1943 года один из членов подполья майор Илларион Ртищев был арестован и расстрелян гестапо. В начале июня 1944 года Гуриев делает новую запись в своем дневнике: «3 июня 1944 года гестапо  арестовало 7 девушек с завода «Зигель». Не знаю, что будет дальше. Наверное, нас тоже арестуют».

Регистрационная карточка К.Гуриева          1

10 июля 1944 года заключенный лагеря Зоннеберг №938 Константин Гуриев был передан Гестапо СД. Вместе с ним была арестована Надежда Филиппенко. После нескольких недель пыток, Гуриева перевели в лагерь Майданек, где он окончил свои дни подобно тысячам других узников. Незадолго до ареста, Гуриев успел передать свой портсигар с дневником лейтенанту Константину Силину, который, совершив побег из лагеря, привез его на Родину.

Так закончилась история подпольного движения команды 10718 концентрационного лагеря Зоннеберг.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

PRO превратности статистики

Начальник УФСИН об инциденте с Теховым, правах заключенных, «проносах» и переносе изолятора из центра Владикавказа

или куда уходят деньги за обслуживание многоквартирных домов

05.11.2020

Многомиллиардный проект «Алания-парк» ждут к 2024 году

03.11.2020

Вопросы с пятью домами обманутых дольщиков обещают решить до конца года

02.11.2020

Почему осетинской воде тяжело конкурировать на мировом рынке

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: