Тактично умолчали

04.04.2017 Gradus Pro

Что осталось за кадром экономической пресс-конференции Казбека Томаева

Ничто не угнетает так и, вместе с тем, провоцирует недоумение, как недосказанность. Это о послевкусии от пресс-конференции министра экономического развития Северной Осетии Казбека Томаева на ГТРК «Алания». Говорили об экономике, но некоторые темы так и остались «нераскрученными», видимо, все участники беседы чувствовали, что по ту сторону экрана сидят люди, искушенные в экономических тонкостях.

Тот же инвестиционный форум в Сочи, который является смотром идей, мыслей или дает возможность понять, что перед тобой: действительно привлекательный проект или слабая пародия. Ярмарка проектов – в хорошем смысле, в худшем — ярмарка тщеславия с региональным акцентом.  Здесь можно себя показать и на других посмотреть, опытом, как сказал министр, тоже обменяться. А если «копнуть» глубже, на что можно наткнуться?

С телеэкрана говорил министр о проекте производства поликристаллического кремния – понятно, дело нужное и актуальное. Как были полупроводники основой электроники, так и останутся — прикладная наука свою функцию выполнила, дальше идет состязание в практических подходах с тем, чтобы выжать финансовый и статусный максимум для производителя или держателя торговой марки.

Но сейчас речь о другом — о том, что осталось за кадром, а именно — всколыхнет ли кремниевый проект региональную науку, особенно вузовскую, и насколько он повлияет на ныне существующие производства? Если проект на это не рассчитан, то получим замкнутую систему, причем, капиталоемкую, которая будет реагировать на внутренние импульсы.

Вот, к примеру, вопрос: можно ли во Владикавказе заниматься сборкой автомобилей, отечественных и иностранных? Можно и нужно, но исключительно при наличии ряда жестких обстоятельств и местных условий. Навскидку они начинаются с условного наклонения и выглядят следующим образом. Если тот же ОЗАТЭ в состоянии одолеть выпуск стартера или генератора. Если «Электроконтактор» возьмет на себя несколько позиций контактных пар. Если «Динамо» займется литьем пластмассы, пусть не бамперов, но обязательно приборной панели, а Электроламповый завод подрядится делать лампы – ясно, что не весь комплект, но поворотники и ходовые огни, как минимум. Но дальше продолжать заниматься утопией просто неуместно – нет у нас сейчас производств, способных войти в кооперацию с новым автомобильным заводом, а возить на край страны более тысячи комплектующих узлов и деталей экономически неоправданно.

Известно, что проблемы ВРЗ тоже из-за географии — владельцы железнодорожных вагонов не хотят тратить лишние деньги за перегон до Владикавказа. Каждый считает деньги на вожделенном рынке. И это вам не критикуемая либералами плановая экономика, когда с Магадана спецвагон без проблем пригоняли в любую точку страны и без всякой оптимизации обходились.

Вывод очевиден, но в эфире он, правда, не прозвучал — любой инвестиционный проект в республике должен подстегивать какие-то параллельные отрасли, и если этого нет, то идея обречена.

Так что придется кремниевый проект и другие, в том числе новые теплицы с итальянской технологией, детально структурировать под науку и существующие во Владикавказе производства. В конце концов, негоже радиомонтажные столы из-за границы привозить – неужели местные мебельщики их не смогут изготовить? А тепличное хозяйство, даже с самыми высокими технологиями, должно давать некий исследовательский зазор для ГГАУ в плане апробации методов повышения урожайности, применения средств малой механизации. Не может быть, чтобы у мощного вуза отсутствовали серьезные разработки.

Теперь о малом и среднем бизнесе. Государственная поддержка может как развращать, так и настраивать на серьезный лад, и все зависит от постановки вопросов. Предприниматель, претендующий на субсидию, представляет хорошо сработанный бизнес-план, выигрывает конкурс, получает деньги¸ а потом идет самый настоящий разбаланс. Боже упаси, кому-то инкриминировать банальное воровство или «нецелевку», но отдачи от субсидий негусто. Такое ощущение, что после получения денег с печальной неожиданностью бизнес-планы оказываются с изъянами, а в годовых отчетах вдруг появляется нулевой баланс. Оттого печально было слышать о сворачивании федеральных грантов на компенсацию затрат по приобретению оборудования и появлении региональной программы для начинающих предпринимателей. В первом случае хотя бы присутствовала уверенность, что бизнес действительно работающий, так как сначала приходилось тратить собственные средства, и только постфактум выделялась субсидия. А старт-апы, боюсь, окажутся очередным мыльным пузырем.

Существующие рабочие места, к счастью, за счет государственной поддержки худо-бедно сохраняются, но о дополнительных не слышно. Вернее слышно, но в отдаленных перспективах, с массой «если» и «возможно». А цена сохранения одного места, к слову, от 500 тысяч рублей до одного миллиона рублей.

Кстати, в эфире прогноз создания новых, подчеркиваю, высокотехнологичных мест выпукло не прозвучал, хотя  в одном вопросе и был упомянут ВТЦ «Баспик», но как-то неказисто и без развития темы.

Буквально недавно сообщалось, что за счет временного низкого тарифа на электроэнергию в прошлом году бизнес сэкономил 300 млн рублей. Великолепно, но читаем между строк. Значит, созданы около 400-500 новых рабочих мест или высвободившиеся деньги вложены в приобретение материалов, оборудования, а, может, и на повышение не самых больших зарплат? Как говорится, свежо предание.

Туризм. Всегда интересно. А в Осетии всегда проблемно. Туризм как лакмусовая бумага.  С его помощью можно совершенно спокойно замерить состояние семейного бюджета и потенциал экономики. Много отпускных и дополнительных средств в виде бонусов — можно паковать чемоданы. Если мало, то пусть пылятся в кладовке, авось на следующий год пригодятся. В экономике то же самое.

Что касается упомянутого в передаче Мамисона, то хорошо, что не прозвучали в эфире прилагательные типа – «многострадальный», «сверхзатратный» или «печально знаменитый».  Инфраструктура есть и иллюзорные надежды сохраняются. Но уже несколько лет, как зависает в воздухе непростой вопрос: если это горнолыжный курорт, то, извините, нужны подъемники. Неужели за десяток лет нельзя было сообразить общими усилиями скромный подъемничек и деревянный сруб для не особо требовательного туриста? Во-первых, копеечку лишнюю заработать, а, во-вторых, наглядно показать, что место хорошее и привлекательное даже с аскетичным убранством.

Правда, подъемник – не просто набор конструкций, подчиненных единому техническому замыслу, здесь и вопросы оформления земли, и прохождение государственной экспертизы, и, самое главное, железные гарантии человеческой безопасности при эксплуатации. Поэтому лишний раз ломать голову и искать нестандартные решения никто не хотел. Надо ведь сразу и много, и чтобы была возможность «позолотить ручку».

Возможно, есть частные лица, которые готовы за один раз охватить столько разнонаправленных векторов деятельности, но их не видно. А, может, не видно, потому как им никто не сделал предложение, от которого ну просто никак невозможно отказаться?

Автор Сергей Кудзиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему при «бесплатной медицине» надо платить за рядовые справки?

26.07.2017 Gradus Pro

Сергей Дзантиев будет объявлен в международный розыск

В погоне за обсуждением финансирования Нац ТВ из денег «Электроцинка» не заметили главного

24.07.2017 Gradus Pro

Гендиректор ТВ «Осетия-Ирыстон» Эльбрус Дзабиев о скандальном соглашении УГМК и республики

Депутаты Северной Осетии запретили Главе править больше двух сроков подряд, обсудили предельный возраст руководителей и обманутых дольщиков

Основной инстинкт — ругать наши дороги — уже выработан, но кто будет ломать стереотипы?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: