Тестостерон надежды

Депутаты договорились единодушно бороться за закрытие «Электроцинка» вне зависимости от рейтингов и уровня тестостерона

Парламент Северной Осетии единогласно проголосовал за закрытие завода «Электроцинк». Единство мнений не было лишь в одном — кто из депутатов-приспособленцев больше хочет закрытия вредоносного предприятия. В соперничестве за «самого — самого» противника «Электроцинка» депутаты были бескомпромиссны, изощрялись в эпитетах, описывающих масштабность катастрофы от деятельности завода, пытались убедить друг друга, а некоторые, призывая перестать убеждать других, продолжали это делать. Одним словом, показательные выступления избранников от народа стоили бы лучших площадей России.

Самое главное — многие депутаты вдруг открыли для себя вредность завода «Электроцинк» — предприятия первого класса опасности, находящееся в центре Владикавказа. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. За пару дней осознав весь масштаб пагубности завода, народные избранники призвали всех объединиться против главного зла и заявили о готовности встать рядом с народом, причем, в буквальном смысле. Такая решимость депутатов, пусть в каких-то случаях даже вынужденная, действительно беспрецедентное явление в осетинском парламентаризме.

Первым на трибуну вышел Гарий Кучиев, один из немногих депутатов, принявших на себя гнев митингующих 22 октября. Говорил Гарий Юрьевич без жара, в отличие от своих коллег, без привычной для таких случаев экспрессии. За что, наверное, и получил впоследствии от Виталия Калоева «назначение» в пресс-секретари «Электроцинка».

— В рамках своих полномочий Парламентом проводится работа по отслеживанию экологической обстановки в республике, проводятся правительственные часы, круглые столы. Рассматриваются обращения граждан с привлечением надзирающих и контролирующих органов. Что же касается пожара, то мной было проведено совещание с участием контролирующих федеральных органов государственной власти, республиканских министерств и ведомств с целью заслушать компетентные органы на предмет деятельности этого завода. Предлагаю парламенту республики взять под контроль расследование причин произошедшего, чтобы проинформировать население республики о ее результатах, — сказал вице-спикер Парламента.

Гарий Кучиев призвал «обратить внимание на усиление контрольно-надзорных мероприятий в отношении предприятия, так как пожар может свидетельствовать об отсутствии должного контроля». Правительству было предложено рассмотреть вопрос неисполнения заводом ранее взятых на себя обязательств по договоренности об отгрузке отвального клинкера с территории республики.

— На сегодня накопилось множество вопросов к работе завода. Еще раз отмечу, в соответствии с гражданским кодексом, иными федеральными законами, закрытие предприятия возможно только по решению суда или добровльному решению руководства предприятия. Обращаюсь к тем, кто небезразличен к судьбе республики, имеющим определенные рычаги воздействия, как на территории республики, так и за ее пределами — объединиться и совместно решать вопрос в рамках правового поля, а не повышать свой рейтинг за счет сложившейся ситуации и не поддаваться различного рода провокациям.

Предложение рациональное, но несвоевременное. Не эти слова хотели слышать жители республики, следящие за онлайн трансляцией заседания.

65761119d0e503b623fafd59dab91516

Молодой коллега Кучиева — лидер регионального отделения «Единой России» Тимур Ортабаев — лучше подготовился к выступлению и был более убедителен. Полный решимости голос раскатывался под сводами большого зала заседаний, когда зачитывался текст обращения с требованием закрыть завод. Ортабаев предложил принять проект — обращение к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, Генеральному ди⁠ректору Уральской горно-металлургической компании и УГМК-Холдинг Андрею Козицыну, Министру природных ресурсов и экологии РФ Дмитрию Кобылкину, главному санитарному врачу РФ Анне Поповой и ряду других федеральных ведомств.

— Для жителей республики самым значимым является вопрос экологической безопасности, особенно, связанный с деятельностью «Электроцинка». Проводится проверка, по итогам которой будет дана правовая оценка деятельности руководства завода по соблюдению норм противопожарной безопасности.

Между тем, не выполняются соглашения между Роспотребнадзором и «Электроцинком» о взаимодействии в рамках обеспечения благоприятной санитарно-эпидемиологической на территории Владикавказа. Также не соблюдается график мероприятий по организации санитарно-защитной зоны. В соответствии со статьей 42 Конституции РФ, в соответствии со статьей 11 Федерального закона «Об охране окружающей среды», в соответствии со статьей 150 Гражданского кодекса — это неотъемлемые материальные блага. «Электроцинк» — предприятие первого класса опасности и находится в зоне жилой застройки г. Владикавказ. Соответственно, остается высокой опасность причинения вреда здоровью жителей. Депутаты парламента Северной Осетии считают, что предпринимаемых руководством завода мер недостаточно для существенного изменения к лучшему.

В этой связи депутаты парламента РСО-А обращаются с требованием прекратить деятельность завода «Электроцинк» на территории Владикавказа.

Обращение «единороссов» встретили аплодисментами.

d9adddc320516cb8d7dae9cd872505f5

Зелим Ватаев предложил подойти к вопросу закрытия завода жестко:

— У нас выхода нет — приедем на «Электроцинк» и повесим на двери замок, но предприятие уже не должно заработать.

Коммунист Елена Князева предложила правовой вариант решения проблемы — подать в суд:

— 10 лет назад наша партия уже подошла к проведению референдума по этому вопросу, но нам принесли заявления от 2000 рабочих завода, которые попросили оставить их в покое. Но сегодня пора решать это конкретно — обращаться в суд с итогами независимой экспертизы, а также обратиться к собственнику с настойчивым предложением о переносе завода с территории республики.

Обращение Заура Битарова было больше адресовано следственным органам.

— Конечно, мне очень приятно, что сегодня парламент вместе с народом объединился по вопросу закрытия «Электроцинка». То, что завод надо закрывать, я подтверждаю свои слова, сказанные еще в 2013 году. Также я думаю, что следственные органы не снимают версию поджога. И, надеюсь, до народа будет доведена информация, что же там действительно произошло.

Тимур Цахилов тоже не остался в стороне от призывов объединиться в решимости закрытия завода:

— Если федеральный центр не позволит решить вопрос в правовом поле, тем самым он не оставит выбора народу Осетии и мы можем жить возле завода недели, месяцы. Большая просьба, когда федеральный центр начнет оказывать давление на руководство республики, чтобы мы все, бок о бок стояли друг с другом против этой беды, независимо от партийной принадлежности, каких-то убеждений. Потому что второго шанса закрыть завод может и не быть.

Выступление Бориса Катемирова было более рациональным и взвешенным, предложив парламенту законодательно защитить республику в дальнейшем от подобных инцидентов:

— Завод нужно закрывать. Из правовых рычагов — только решение суда, но есть большие сомнения, каким оно будет. Потому что мы прекрасно знаем, что такое УГМК и в какой системе мы живем. Но помимо решения суда, мы должны защититься республиканским законом, тем более, если мы хотим развивать туризм. То есть необходимо предъявлять жесткие требования ко всем предприятиям, которые работают на территории республики и к тем, кто намерен здесь строится. Попробуйте открыть завод в Ессентуках или Кисловодске, у вас это не получится, потому что законодательно не получится преодолеть эту инициативу.

Экономист Нох Токаев считает, что Осетии не по силам самостоятельно решить этот вопрос.

— У завода нет здесь перспективы — это главный аргумент. Технологии на заводе устарели давно, они взрывоопасны. Не решит моя любимая Осетия эту проблему в собственном исполнении. Это масштабное явление общероссийского значения и без государственного вмешательства ее не решить. Так не может быть, чтобы государство не могло подступиться к собственникам с точки зрения регулирования всех этих процессов, — сказал Токаев, призвав «никак не политизировать» вопрос внутри республики.

Выступление руководителя социального блока Парламента Ларисы Ревазовой, являющейся главным врачом принадлежащего «Электроцинку» санатория «Сосновая роща», ожидаемо выбивалось из конъюнктуры. И хоть во многом она говорила правильные вещи, ее речь воспринималось как попытка оттенить роль злодейств предприятия и сопровождалась возмущениями из зала:

— Каждый из нас на своем месте должен правильно и честно делать то, что делает. Мы, врачи, должны профессионально лечить, контролирующие органы должны неподкупно контролировать, хозяйствующие субъекты должны соблюдать все нормы. Мы все, жители республики, вправе знать о всех экологических рисках, которые наносят вред нашему здоровью. Есть программа экологического благополучия, где все риски подробно описаны. После этого этого все риски должны проранжироваться по степени опасности и должна быть создана программа по их нивелированию. Это программа должна быть в открытом доступе для всех граждан, чтобы мы все понимали, что происходит. 

Также хочу сказать, что ко мне как к депутату, поступило много обращений от работников завода. 2000 трудящихся и их семьи выражают обеспокоенность своей дальнейшей судьбой. И мы должны подумать о них, учитывая высокий уровень безработицы в республике. Поэтому я хочу, чтобы мы вдумчиво, системно подошли к решению вопроса подумав об их семьях, трудоустройстве. О людях надо подумать в первую очередь. Поэтому, решение которое мы примем, должно быть комплексным, взвешенным, в противном случае мы можем остаться с массой негативных последствий для наших жителей.

Зато аплодисментами было встречено заявление Игоря Касабиева о том, что «варианта работы завода не будет».

— По какому пути бы не закрывали «Электроцинк» — по решению суда или палаточный лагерь будем разбивать у завода — собственник должен понимать, что жители республики на попятную не пойдут!

Теперь мы знаем, кто самый тестостеронистый в парламенте Северной Осетии. Оказалось, что Роберт Кочиев. В призывах к мужественности ему не было равных:

— Хочу констатировать один факт. У мужчины основной гормон, который влияет на его [чувства] — тестостерон. Вот эти 72 человека, которые стали героями Советского Союза во время ВОВ были с повышенным тестостероном. Я предлагаю всем, у кого есть тестостерон, встать рядом и пойти вперед. «Электроцинк» вреден, это понятно, но для того чтобы мы могли доказать его вред здоровью, нужны лаборатории. А республиканские и региональные лаборатории не способны дать нормальные анализы.

ee49319d4dbb51a1469c37887bfc0a60

Также, депутат убежден, что если мы «сами не будем решать свой вопрос — его никто не решит».

— Сверху нам помогут, если мы рядом друг с другом встанем. Этот вопрос трудно решать — решать будет финансовая группа, чтобы опять нас прогнуть, но если мы будем вместе, у них это не получится.

С таким решительно настроенным парламентом нас точно уже никто не «прогнет», ни связи Махмудова, ни авторитет Путина.

Виталий Чельдиев попытался оказаться вне шаблонности выступлений своих коллег, уличив их в том, чем сам же и продолжил заниматься.

— Такое ощущение, что мы хотим друг друга в чем-то убедить. Уже все в этом зале друг друга убедили. Теперь нам надо убедить правительство страны и президента в том, чтобы он закрыл этот завод. В динамике мы видим, что ситуация не улучшается — она становится все хуже. Население уничтожается. Ну что мы сейчас изощряемся, кто лучше скажет и какие цифры приведет. Да уже всем все ясно!

— Правильно, — поддержал его посетивший заседание сенатор Арсен Фадзаев.

Чельдиев предложил провести референдум о закрытии завода, а для минимизации расходов — совместить с выборами в Гордуму. Правда, выборы должны пройти в следующем году, что вряд ли устроит владикавказцев.

Другой «патриот» Светлана Доева предложила выработать общее обращение к президенту от всех партий с требованием закрыть завод. Далее она продолжила делать то, что призвал перестать делать однопартиец, а именно — убеждать, рассказывая о вреде «Электроцинка» как о невиданном и неожиданном открытии и апеллируя страшными цифрами, доказанными и озвученными еще 7-8 лет назад.

Доева почти что голосом Левитана поведала хронологию пожара, которую мы опустим, и степень негативного воздействия металлургического производства:

— В ночь на 21 октября… Ситуация с пожаром вызывает серьезные опасения за возможные экологические последствия. В результате возгорания в атмосферный воздух попали соединения кадмия, цинка и других тяжелых металлов. В почве Владикавказа содержание этих элементов превышает норму в десятки раз, тогда как уже пятикратное превышение считается экологическим бедствием. Кадмий — тяжелый металл, входящий в первую категорию опасности по международной классификации. Он вызывает все формы рака. 3,5 тысяч зона экологического бедствия вокруг завода «Электроцинк». Кадмий, свинец, цинк, мышьяк, ртуть на руках, лицах, одежде жителей города. Отравляющие вещества в воздухе, которым дышат наши дети, земле, по которой они ходят, воде, которую пьют. В этой связи фракция «Патриотов» обращается к вам с просьбой поддержать инициативу обращения парламента Северной Осетии к Владимиру Путину о закрытии монстра в центре Владикавказа, убивающего наше населения.

Когда случился пожар, все достали из закромов методички о вреде «Электроцинка» для здоровья человека. Однако ранее, когда на заседаниях Парламента Дзамболат Тедеев поднимал вопрос о заводе, его позиция особого воодушевления у коллег не вызывала. Даже среди привычно активных по другим вопросам однопартийцев. Но не бывает худа без добра, и теперь наши депутаты вооружены не только решимостью, но и знаниями.

Помог опять же Дзамболат Тедеев, который в начале года возглавил рабочую группу по вопросу «Электроцинка» и оплатил соответствующие экологические исследования:

— Сегодня обращаюсь к особо одаренным людям, кто еще не слышал. Практически 10 месяцев назад я возглавил рабочую группу. Мы провели исследование, результаты положили каждому депутату на рабочий стол. Можно просто прочитать и все станет ясно. Во время пожара люди покидали город как во время войны. На посту Зарамага образовалась пробка почти 20 км км. Слушайте, я не знаю ни одну семью, кого бы не коснулась онкология. Я похоронил отца, тетю, дядю. Надо сделать бессмертный полк и выйти с портретами? Что еще надо сделать? Неужели то, что происходят этого недостаточно? Что еще должно произойти — водородный взрыв?

***

Сегодня многие благодарят Дзамболата Тедеева за то, что благодаря ему стало известно о реальных масштабах экологической катастрофы. Безусловно, спасибо ему за проделанную работу — в борьбе с опасным производством важен посильный вклад каждого.

Но о «реальных масштабах экологической катастрофы» людям рассказали несколько лет назад и кто хотел, тот услышал (единицы). Остальные же предпочли не замечать.

В частности, в 2012 году независимой питерской лабораторией были проведены анализы почвы во Владикавказе.

По результатам анализов почвы городской обследованной территории оказались в категории «чрезвычайно опасной».

По данным этого исследования, ученый Ольга Менчинская защитила диссертацию на тему: «Эколого-геохимические аспекты техногенного загрязнения металлургических центров на примере Владикавказа».

В этом же году Менчинская выступила в Общественной палате РФ с мнением, что «подвергать половину нации такому воздействию она считает преступлением».

Специально для депутатов и других внезапно прозревших даем ссылку на страницу одного из активистов инициативной группы «Электроцинк. Чем мы дышим», которая была создана еще в 2009 году. Здесь результаты анализов, которые активисты своими силами организовали, и фильм.

***

Но вернемся к заседанию Парламента.

— Гарий Юрьевич, вы кого намекаете, обвиняя в самопиаре? Я этим не занимаюсь, — Тедеев почему-то принял на свой счет ремарку Кучиева, которая прозвучала несколькими часами ранее. — Мы еще какие-то оправдания находим. Если мы ничего здесь не решаем, то давайте бросим наши удостоверения и уйдем!

Кучиев вызов принял:

— Я никого не обвинял, но много неправильных вещей звучит с этой трибуны. Если вы думаете, что ключи от завода «Электроцинк» лежат на входе под ковриком, то вы ошибаетесь. Обнадеживать население не надо, будет нелегко. Если говорить о том, кого коснулась онкология, то я прожил в этой больнице, и на Каширке тоже. Я и брата, и отца, и мать похоронил. Вы сегодня говорите, что кому-то безразлично? Давайте объединимся, вопрсов нет. Осетин от беды никогда не бежит. Æз цæуын, фæстейы нæ баззайдзынæн. Мæ фырт дæр мæ разæй цæудзæн!

Далее на трибуну вышел Арсен Фадзаев, также вдруг осознавший, что «Электроцинк» — проблема серьезная.

— С одной стороны мне приятно, что все объединились: и депутаты, и правительство, и простые люди. Это общая проблема, серьезная. Спасибо никому не хочу говорить — это наша прямая обязанность, мы должны этим заниматься, своим здоровьем, здоровьем детей, защищать здоровье граждан. А вот слушая заявления некоторых чиновников, которые сидят в этом зале, хочется спросить — а что плохого в том, что каждый из нас сегодня говорит, что завод — вред? Это нормально, об этом надо говорить. Да поднимайте свои рейтинги, если они поднимаются, но боюсь, что они у вас не поднимаются. Впереди большая работа, это надо знать и помнить. Мы пойдем до конца!

Видимо, вдохновленный речью Фадзаева Роберт Кочиев решил не уступать в тестостеронистости и обратился к руководству республики о возможном объявлении территории завода зоной бессрочного митинга, где парламентарии будут протестовать с народом на равных.

Предметно о проблеме высказался профессор Иван Алборов, входяший в инициативную группу, которая сформировалась после акции протеста в понедельник:

— Я бы хотел расставить акценты на некоторых моментах, которые могут в конечном итоге стать основой для подачи в суд. Сейчас мы все акцентируем внимание на пожар — техногенную катастрофу. Это особый случай, он разбудил нас и мы стали говорить об этом. А где мы раньше были? Вот в 1998 году мы, Академия, в составе 29 человек приняли решение остановить завод «Электроцинк». И что? Политической воли не было, поэтому наши разговоры остались разговорами. Завод хранит много компоненнтв 2 и 3 класса опасности на открытом воздухе. Кроме того, клинкер, который в ничтожно малых количествах вывозится. Да, это событие нас разбудило и мы должны объединиться и все вместе пойти, собрать все необходимые документы для подачи в суд, а их много. От имени обществености, которая меня делигировала, доношу до вас мнение всего народа — «Электроцинк» должен быть закрыт.

Техногенная нагрузка, которая сопровождается деятельностью завода настолько велика, что обеспечивает территорию республики выше предельно-допустимых концентраций в несколько раз. Конфликт интересов между обществом и заводом не имеет политической подоплдеки, как заявил Козицын в своем блоге. Битаров пользуется достаточным авторитетом. Своим поведением он показал, что интересы его тесно связаны с народом и он готов идти до конца для обеспечения его безопасности. Он говорил об этом на митинге. Если он будет с нами, то мы вместе преодолеем это препятствие и Осетия станет цветущей.

Скажет ли что-нибудь правительство? — последовал вопрос к представителям исполнительной власти. После некоторой заминки на трибуну поднялся премьер-министр Таймураз Тускаев, совсем недавно называвший «Электроцинк» «замечательным заводом», и заверил депутатский корпус, что «правительство готово к совместной работе, которая приведет к улучшению жизни граждан Северной Осетии».

Виталий Калоев (был выбран протестующими руководителем иницитивной группы) также назвал пожар техногенной катастрофой:

— У молодежи, которая вышла на митинг, был крик души, потому что дальше терпеть нельзя. Мы тут 4 часа устали сидеть (вопрос «Элеткроцинка» рассматривался последним в длинной повестке заседания — прим.). Законы нужны, да, но для кого, если в день пожара город обезлюдел, а потом народ с трудом возвращался обратно. Поэтому вопрос надо было обсудить первым, так было бы лучше. Мне понравились все выступления, за исключением Кучиева, который выглядел как пресс-секретарь завода, и Ревазовой. Я понимаю, «Электроцинк» вас кормит, но сколько еще людей от деятельности завода должно погибнуть, чтобы вы получали зарплату? (вопрос был встречен аплодисментами). Да и на самом митинге я видел только 5-6 депутатов. «Электроцинк» должны закрыть!

Депутаты единогласно приняли обращение к федеральным властям, Владимиру Путину. По поручению председателя Парламента Алексея Мачнева, документ будет доработан совместными усилиями всех фракций.

Но этого парламентариям оказалось недостаточно и было предложено проголосовать — «Кто за закрытие завода».

— Кто за то, чтобы бы закрыть «Электроцинк», — воинственно прокричал Тедеев. — Давайте встанем.

По итогам голосования стало ясно — тестостерон у депутатов парламента имеется.

— Встали все! Единогласно принято, — констатировал Тедеев.

Решение парламента практически все жители признали победой. Событие действительно историческое. Власти уже не иронизируют над людьми протеста, как было в 2009-2013 годах, а вынуждены считаться с мнением большинства. И готовы встать рядом. Конфликт интересов нивелирован. По большому счету, людям все равно, кто сколько политических баллов наберет, у кого насколько поднимется рейтинг и возрастет уровень тестостерона. Главное — добиться закрытия завода и ликвидации накопленного ущерба, что, кстати, не менее важно.

Жаль только, что романтикам протестного противоэлектроцинковского движения не повезло с властями, которые их не слышали и которым не удалось разбудить общественность 8-10 лет назад, чтобы можно было избежать последствий сегодня. Но и они считают появившуюся политическую волю победой, первым шагом.

* В некоторых случаях цитаты переданы с сокращениями.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
15.11.2018 Gradus Pro

Владелец мебельной фабрики предложил свою кандидатуру на должность директора профтехучилища во Владикавказе

14.11.2018 Gradus Pro

Эта история началась 1 сентября 2012 года, когда мой старший сын пошел в РФМЛИ

Что оставил напоследок скандальный министр — троянского коня или благо для медицины

Чиновничьи камни Любительской футбольной лиги Северной Осетии

Плюсы и минусы Осетии глазами путешественников

09.11.2018 Gradus Pro

Профессор придумал, как закрыть «Электроцинк»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: