Тигр под дождем

14.12.2013 Олег Доев

Дождливый московский вечер на стадионе «Динамо». Наши дублеры сражаются с динамовскими на запасном поле. Поле превратилось в грязное месиво, футболисты выглядят соответственно.

У динамовцев все как на подбор здоровые, атлетичные ребята, особенно защитники, особенно их капитан Долбоносов.

Короче, непроходимая стена. Наши ребята рвутся вперед, игровой дух, наглость никуда не делись, но этого явно недостаточно. Олег Саламов и ардонский вундеркинд Руслан Суанов просто набрасываются на динамовскую защиту, в какой-то момент даже пытаются устроить орджоникидзевские разборки, а мячи тем временем залетают в противоположные ворота…

У дальней бровки вижу знакомую фигуру – Игорь Томаев – Тигр. Он одиноко стоит под дождем в легком пальтишке, с непокрытой головой и парой бутс под мышкой.

Спрашиваю, как дела.

— Сам видишь: душат меня, не хотят ставить в состав.

Тигр весь на эмоциях. Он вполне мог быть сейчас на поле, мог принести пользу. Тигр ведь умница, может и подыграть, и сам забить. Но что-то у него не складывается, скорее всего, в отношениях с тренерами. Тигр намекает на конфликт с Папелом, а слово Папела решает многое.

Тигр – особенный. Легкоранимый, с острым чувством справедливости,  никогда не промолчит, какими бы не были последствия.

Вот и на этот раз, видимо, что-то лишнее сказал этот парень с  Турханы. Кому такое понравится?…

…Между тем подошли наши ребята из «основы»: Гриша Тарасян, Хасан Мириков. Завтра матч «Динамо» — «Спартак», и Гриша предложил после игры встретиться у гостиницы и вместе походить по магазинам, поискать туфли для соседа. Я обещаю, но не прихожу. В этот день наш «Спартак», как и дублеры, получил те же 0:3, и я не представлял, как посмотрю в глаза ребятам.

А вообще остальные свои московские матчи «Спартак» провел очень хорошо. Была ничья 1:1 с ЦСКА, а потом победа в Лужниках над «Торпедо» со знаменитым голом Игоря Дзагоева с 30 метров.

Помню, как по дороге со стадиона влился в большую группу земляков-аспирантов Темирязевской академии. Мы шли в наступающих сумерках и, счастливые, горланили осетинские песни.

А Игорь Томаев так и не сумел подняться. Конечно, играл он и за дубль, даже пару мячей забил. Но в его жизни происходило много других событий, больше неприятных. И каждое из них, как можно догадаться, провоцировал сам Игорь. Ведь прозвище Тигр взялось не с потолка, не в шутку. Может, глупости говорю, но порой казалось, что оно выглядит более уместным, чем настоящее имя. Сильный характер, способность к чему-то большому. Взамен – путь к самоуничтожению в городских кварталах, где бродят отнюдь не праведники.

Кумиры 

В середине 60-х большой футбольный мир был малодоступен нам, провинциальным мальчишкам. По телевизору (у кого он был) вряд ли что увидишь, газеты мы, понятно, не читали, да и радио редко доходило. Так и прошел мимо нас английский чемпионат 66 года. Правда, спустя немного времени мы получили отличную компенсацию – на экраны вышел фильм, снятый англичанами, — «Спор за Золотую Богиню». Мы смотрели его в кинотеатре «Дружба» вместе с Юрой Сошниковым. Эмоциональный Сох во время сеанса орал так, будто сидел на скамейке стадиона «Уэмбли». Да и я был потрясен не меньше. Прекрасный фильм, мы еще долго повторяли отрывки из закадрового текста. Например: «Бьет Эйсебио! Эйсебио бьет! И Эйсебио забивает!» Или о капитане аргентинцев Раттине: «Раттин требует переводчика и справедливости». Стиль просто хэмингуэевский!

Еще одним редким источником, как ни странно, была все-таки газета, правда, иностранная. На Китайской площади в киоске регулярно появлялась газета английской компартии «Morning Star».  Как и с какой целью она к нам попадала, не знаю, но в ней постоянно печатались черно-белые фотографии мировых футбольных звезд, и мы старательно эти снимки вырезали и хранили. В то время, по-моему, в городе родилась шутка о трех британских звездах футбола: Бобби Мур на самом деле Борик Муриев, Алан Болл – Алан Болоев, а Джордж Бест – не кто иной, как Жорик Бестаев. Неплохо, правда? Может, кто-то в это и верил…

А в основном мы были замкнуты на нашем орджоникидзевском «Спартаке», и не было для нас команды прекрасней и родней.

Если говорить о кумирах, естественно, здесь вне конкуренции Нодар Папелишвили. Понятия «популярность», «известность» к нему не подходили. Скорее, всеобщая любовь и слава. Как-то «Спартак» был в Алагире, и Папел постучал в чью-то калитку, попросил воды напиться. Вышедшая с водой старушка, узнав, кто перед ней стоит, запричитала «Папела, Папела» и чуть не грохнулась в обморок.

Папел на футбольном поле – человек, превращавший игру в спектакль, своими трюками, экстравагантными выходками заводивший весь стадион.  Папелу недостаточно было просто обыграть защитника или пробить по воротам.  В каждом его действии был элемент клоунады, ему было чрезвычайно важно именно перехитрить соперника, оставить его в дураках. Причем каждый болельщик понимал, что все это Папел делает для него, лично для каждого сидящего на трибуне. Это было зрелище, приводящее в восторг.

При всем при том Папел был игроком очень высокого уровня. Член сборной РСФСР, неоднократные приглашения в команды более высокого статуса… Но Папел никуда не уходил, он принадлежал нашему футболу и, очевидно, хорошо это понимал. Где бы еще он был так счастлив в своей профессии и где бы встретил такую же народную любовь, как это случилось в Осетии.

* * *

«Гарик Будагян – самый честный футболист в мире!». Пожилой болельщик встал и выкрикнул эти слова так громко, что их услышал, кажется, весь стадион. И стадион отозвался гулом одобрения. Наверное, в тот момент произошел какой-то эпизод, заставивший человека публично излить душу таким способом. А в общем, болельщик просто и красиво сказал о том, что на самом деле и было сутью характера центрального нападающего орджоникидзевского «Спартака» Гарегина Будагяна.

Между прочим, в сезоне 69 года Будагян наколотил в ворота соперников десятки голов. Один из них даже с углового, прямым ударом. Вот о чем, казалось бы, надо кричать и чем восторгаться. А пожилой болельщик твердит о какой-то честности и тем самым невольно расставляет другие акценты. Честная спортивная борьба, джентльменское отношение к сопернику, порядочность и скромность – таким при любых обстоятельствах оставался на поле и за его пределами Гарик Будагян. И люди это всегда ценили и ставили даже выше его бомбардирских достижений.

* * *

Было время, когда одним из самых обсуждаемых на трибунах спартаковского стадиона был вопрос: почему за сборную РСФСР играет нальчанин Владимир Эштреков, а не наш Юрий Савиди? Оба —  правые крайние, оба чрезвычайно быстры. Но во многом другом Савиди Эштрекова превосходит —  в игровом интеллекте, например, в творческом разнообразии. К тому же Юра строен и красив как греческий бог!  Обладая уникальным дриблингом, Юра наматывал на свои финты по три-четыре защитника, простреливал, сам забивал. Платой за эту красоту становились бесконечные травмы. Слишком ярок, слишком беззащитен. Схожая судьба, кстати, и у другого ярчайшего крайнего форварда – Владимира Гуцаева, чьим уникальным искусством мы так и не смогли насладиться в полной мере.

А Владимир Эштреков? Крепко сбитый, прочно стоящий на ногах, он еще долго носился по своему правому краю: и в Нальчике, и в «Локомотиве», и тренером стал заметным… Дай Бог ему здоровья.

* * *

Этот человек хронологически не вписывается в число кумиров 60-х, к примеру, он моложе Папела на добрый десяток лет. Но я не представляю, как тут обойтись без Николая Худиева, очевидно, лучшего защитника осетинского футбола всех времен.

Большой, грузный, неуклюжий на вид Худиев не очень-то походил на выдающегося спортсмена. Скорее, вызывал другие ассоциации: недавний школьный отличник с детским именем Ника. И бегает он как-то осторожно и вразвалочку, потому что большой, и ноги ставит как-то по-утиному – вовнутрь. Но за всем этим внешним, немного забавным антуражем – такой мощный игровой интеллект, такая сила, такое спокойное чувство превосходства!..

Про Худиева ходила байка. Будто, выходя на очередной матч, Ника никогда не завязывал шнурки на бутсах – запихает их куда-нибудь и идет играть. Может, и правда шутка, но очень красноречивая. Казалось, Ника и на одной ноге мог бы справиться…

Игрок такого класса, конечно, не мог долго оставаться незамеченным большими клубами. Был ЦСКА, было столичное «Торпедо», с которым Ника стал чемпионом страны. Была, наконец, олимпийская сборная СССР и снимок в спортивной газете – в единоборстве сошлись Николай Худиев и лучший на тот момент форвард мира Эйсебио…

* * *

Наша группа тренируется на спартаковских кортах, играем, как обычно,  в «дыр-дыр». В какой-то момент из корпуса стадиона выходят и направляются к нам Тимур Дудиев и Казбек Хабалов. «Ребята, можно с вами побегать?»

Все это выглядит немного фантастично: когда еще такое было, чтобы футболисты «Спартака» захотели с нами «побегать»…

А Казбек и Тимур с помощью какой-то считалки поделились, как положено, на две команды, и вот я уже играю против Тимы Дудиева, моего любимого футболиста.

Тимура Дудиева помню с 66 года: в Орджоникидзе проходила финальная пулька команд класса «Б», и 20-летний Дудиев был признан лучшим центральным защитником этого турнира, получил звание «мастер спорта СССР».

Завораживала не только игра,  но и его поведение на поле. Уже тогда я понял: Тима – тот человек, на которого хочется быть похожим.

Можно долго говорить о его игровых достоинствах. Тима играл в паре с Шамилем Гияевым, и центр обороны «Спартака» фактически был непроходимым. Центральный защитник,  Дудиев, очевидно, опережал свое время, диапазон его действий был гораздо шире общепринятого.  С первых минут игры его трусы были заляпаны грязью – подкат – «коронка» Тимы, он владел им в совершенстве, и мало кому удавалось уйти от этого приема. И, конечно, удар – точный и могучий.

А что еще такого было в этом парне, что вызывало к нему уважение и непроизвольную симпатию? Может, дело в особой манере бега или наклоне головы – он вечно прижимал ее к левому плечу? А может, в его спокойном мужестве – не помню случая, чтобы Тима спасовал в самых критических обстоятельствах, и не только на футбольном поле. Тима – верный товарищ, ни от кого не отвернется, всегда поможет. Тима единственный из команды, кто пришел к нам в школу на праздничный вечер. Он усадит рядом с собой моего друга Генку (они ведь соседи, живут в одном доме на Пожарского) и будет шепотом подсказывать ему ответы на вопросы викторины, звучащие со сцены. Они и победят в этой викторине.

Я многого о Тиме Дудиеве просто не знаю, потому что никогда не решался подойти ближе, стать для него своим. Нет, к сожалению, такой способности – отираться возле знаменитости. Но человека ведь можно разглядеть и на расстоянии.

Приезжала к нам как-то сборная ветеранов Москвы, играла товарищеский матч со «Спартаком». Ворота ветеранов защищал легендарный «Тигр» — Алексей Хомич. Рассказывали, что даже теперь, в преклонном возрасте, Хомич тяжело переживает каждый пропущенный мяч. И надо же случиться, что именно Тима Дудиев забил Хомичу дальним ударом в «девятку». И все подтвердилось: Алексей Хомич, потерянный, еще долго ходил от штанги к штанге, опустив голову. Но что поразило еще больше: примерно так же повел себя и автор гола. Казалось,  Тима огорчен не меньше Хомича, по-моему, он даже извинился перед звездой советского футбола.

Сколько лет прошло, сколько футбольных поколений сменилось, а на вопрос «кто твой любимый футболист?», я и сегодня отвечу: «Тима Дудиев».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ
19.06.2019

Бизнесу задолжали по госконтрактам 333 миллиона

Тускаев призвал не тратить деньги «куда не надо»

Министр экономики о рейтингах, инвестклимате, туризме, заводах и о том, когда люди увидят рост экономики

12.06.2019

Жители Северной Осетии жалуются на отсутствие вакцины от бешенства

ПРО госзаказы для избранных, паразитов-победителей и агрессию торговых сетей

07.06.2019

Депутаты намерены отправить в отставку главу Алагирского района

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: