Третье сентября

Слова из песни Михаила Шуфутинского до какой-то поры знаменовали для меня конец лета и плавный переход к нелюбимой зиме. До какой-то поры, а точнее до 2004 года. Теперь же ассоциация только одна — Беслан!

Тяжело вспоминать те дни, ту боль и страдания, через которые прошли люди, их не стереть из памяти уже никогда. Не хотел писать о трагедии, но память о тех, кто остался там навечно, не дает мне этого права. Пусть никто из моей семьи и не оказался в те злополучные  дни в здании первой школы, но, прожив большую часть своей жизни в Беслане, многие из заложников стали для меня очень близкими и родными.
К великому сожалению, уже никогда не встречусь со своей одноклассницей, жизнерадостной и полной оптимизма Наташей, которая накрыла своим телом дочку, сохранив тем самым ее жизнь. С Артуром, к которому очень часто обращался за советом по поводу своего авто, и у которого также часто и безвозмездно его ремонтировал (вместе с ним под руинами осталась его семья из пяти человек). С Мариной, супругой моего друга Сергея, погибшей вместе со старшим сыном Вадимом, с тяжёлым ранением головы лишь чудом выжил их младший Вова. Говорят, снаряд не падает в одну и ту же воронку дважды. Но, потеряв жену и сына в первой школе, через какое-то время и сам Сергей, который по стечению обстоятельств остался первого сентября дома, тоже стал жертвой теракта, только позже, оказавшись в эпицентре взрыва у Центрального рынка. Московские врачи спасли его, но серьёзные травмы сделали Сергея инвалидом на всю жизнь. Уже никаким радостным моментам не заглушить в нём раздирающую и жгучую боль этих сентябрьских дней, и только будущее младшего сына остаётся тем маяком, который заставляет как-то продолжать жить дальше.

После Беслана, после его чудовищных последствий, казалось, общество должно поменяться, сбросив с себя всё наносное, ложное и лицемерное, а вместе с ним должно было измениться и государство, с его отношением к человеку, его проблемам, чаяниям, к его безопасности…

Чуда не произошло! Общество стало ещё черствее, государство ещё жестче и надменнее. Чиновничий аппарат окончательно превратился в некую квази-бизнес структуру, с чётко отлаженным механизмом отмывания бюджетов, с пустой демагогией, в которую, как ни странно, уже органично вписаны очередные дежурные слова по поводу трагических событий.

Ни на один вопрос, который задают жертвы и родственники заложников, нет мало-мальски правдивого ответа. Ни одно должностное лицо не понесло соизмеримое масштабу трагедии наказание. Поиски справедливости и правды ведут людей через жернова местной бюрократической  машины в Европейский суд по правам человека. Только там, встречая адекватное понимание и поддержку, эти поиски становятся одними из факторов пересмотра некоторых статей Конституции в устах высших чиновников.

Вот и прошло лето, вот и снова третье сентября…

Третье сентября — день прощанья,
День, когда горят костры рябин.
Как костры горят обещанья,
В день, когда я совсем один.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Почему дело Цкаева переносили 22 раза?

Как кинуть бюджет на 12 миллионов, чтобы тебе ничего не было

Тревожная статистика — лишь 5,5% опрошенных доверяют депутатам Владикавказа

ПРО историко-культурные беды Владикавказа

В почве Северной Осетии накопились критически опасные концентрации вредных веществ

Как кандидаты в депутаты Гордумы Владикавказа набирают электорат из соцсетей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: