Цкаевгейт-3

19.02.2019 Gradus Pro

Обвиняемые по «делу Цкаева» не признают вины

Около 4 часов в зале Ленинского районного суда Владикавказа прокуроры зачитывали обвинительные заключения по делу Владимира Цкаева, который 1 ноября 2015 году умер после допроса в полиции.

Согласно результатам экспертизы, причиной смерти стала механическая асфиксия.

На скамье подсудимых 10 бывших сотрудников полиции, уволенных сразу после инцидента.

Троим задержанным, теперь уже бывшим полицейским Шота Майсурадзе, Аслану Хохоеву и Георгию Цомаеву предъявлено обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ст.111, ч.4, наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового) и превышение должностных полномочий, с применением насилия или с угрозой его применения, с применением оружия или специальных средств, с причинением тяжких последствий (ст.286 ч.3 п.п.а,б,в, грозит лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет).

Пятерых фигурантов — Алана Бигаева, Спартака Бузоева, Владимира Валиева, Ацамаза Датиева и Олега Дзампаева — будут судить за злоупотребление должностными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия (ст.285 ч.3, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет) и по самой лояльной статье по данному делу — служебный подлог (ст.292 ч.2, максимальное наказание — лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового).

Сослана Ситохова обвиняют в превышении должностных полномочий (ст.286 ч.3 п.п.а,б,в) и служебном подлоге (ст.292 ч.2).

Азамату Цугкиеву вменяют злоупотребление должностными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия (ст.285 ч.3).

После того, как обвинительные заключения были зачитаны, подсудимым дали слово. На вопрос, признают ли они себя виновными, каждый из обвиняемых ответил отрицательно.

Суд определил и порядок, по которому в будущем будет рассматриваться дело: сначала допросят потерпевшую сторону, свидетелей, подсудимых, после чего будут исследованы материалы дела и осмотрены вещественные доказательства.

Стоит отметить, что со стороны подсудимых не все были согласны с подобным решением, предлагалось сначала исследовать материалы дела и лишь потом потом приступить к допросу.

Комментируя итоги первого судебного заседания, вдова погибшего Земфира Цкаева отметила, что надеялась на признание вины:

— Могу сказать, что возмутило — ни один из 10 обвиняемых не признал свою вину. Они забрали здорового мужчину, отца двух детей и вот изуверски запылали и убили его. И сейчас не признают своей вины. Я надеялась, что хоть кто-нибудь из них глаза опустит, окажется осетином, мужчиной и признает, что сделал это. Но я в их глаза сожаления не увидела.

У Цкаевой есть обоснованные претензии к заключению о смерти и следствию.

— В заключении о смерти даже не было времени смерти Вовы. В ее [эксперта Цаллаевой] заключении нет времени смерти. Почему ее не привлекают? Почему она дает заключение, что он умер от сердечной недостаточности? (…) У нас на руках заключение экспертизы, что человек умер от механической асфиксии — его душили пакетами и всем, что под руки попадалось.

 По словам Цкаевой, все подсудимые повинны в смерти ее супруга и обвинять их должны по более серьезным статьям:

— Это была группа лиц, которая с особой жестокостью убивала в здании полиции человека, — побоями, пытками. Они все с особой жестокостью избивали его, они все по очереди пытали его током. В материалах дела этого нет. Хотя мне конкретно Бигаев об этом заявлял — каждый из нас прокрутил его через военнополевой телефон и наносил ему увечья. Почему в материалах дела этого нет, чем занимался наш следственный комитет 3 года?

Каждый из этих обвиняемых хочет с себя скинуть ответственность, переложить ее на своего напарника. Они все виновны, у них у всех должны быть более тяжкие статьи.

Если бы смерть была зафиксирована в Иристонском отделе, это была бы 105 статья (убийство, — прим) — группа лиц. Но они умные, у них практика… Они привезли его мертвого в РКБ, мы это знаем. Но никто не осмеливается давать такие показания.

Следующее заседание по делу пройдет 22 февраля.

Фото — «Регион 15»

Материалы по теме:

Земфира Цкаева: В Осетии дело об убийстве моего супруга разваливают

Три билборда Осетии

Доказательство смерти

Тайны следствия

Народ против

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

Как ни странно, но о школьных поборах говорят больше, чем о результатах реформы образования

Бюджет Владикавказа почти без дефицита, но с большими долгами

19.06.2019

Бизнесу задолжали по госконтрактам 333 миллиона

Тускаев призвал не тратить деньги «куда не надо»

Министр экономики о рейтингах, инвестклимате, туризме, заводах и о том, когда люди увидят рост экономики

12.06.2019

Жители Северной Осетии жалуются на отсутствие вакцины от бешенства

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: