Цкаевгейт-4

Откровения родных: как душили и пытали током Владимира Цкаева

В Ленинском районном суде продолжается процесс по делу Владимира Цкаева, погибшего после допроса в Иристонском отделении полиции Владикавказа в ноябре 2015 года.

Согласно данным экспертизы летальный исход вызван механической асфиксией. Как следует из обвинительного заключения прокурора, Цкаеву перекрывали кислород при помощи пакетов и скотча, от удушья он неоднократно терял сознание. Впоследствии родные нашли его израненное тело в морге. История получила широкий резонанс в республике, но до суда дело дошло лишь спустя 3 года.

Никто из 10 подсудимых своей вины так и не признал. На прошлом заседании прокуроры почти 4 часа зачитывали обвинительные заключения в отношении Георгия Цомаев, Шота Майсурадзе, Алана Хохоев, Сослана Ситохов, Азамата Валиев, Алана Бигаев, Спартака Бузоев, Владимира Датиев, Олега Дзампаев, Азамата Цугкиев.

Второе заседание было посвящено допросу потерпевшей стороны. Допрашивались вдова Цкаева — Земфира и его двоюродная сестра — Ирина Демурова.

Перед началом процесса, судья пояснил, что снимать и фотографировать можно в течение 5-10 минут вначале процесса (только для СМИ, получивших аккредитацию, — прим). На вопрос судьи, есть ли возражения, один из адвокатов ответил встречным вопросом: «А есть смысл возражать?» К сожалению, он не пояснил, какого рода возражения у него были на примете. Неужели, адвокат подсудимого хотел продлить разрешенное время съемки?

Сиди и не двигайся

По словам Земфиры Цкаевой, постучались к ним в между 12 и 13 часами. На пороге оказалось человек 10. Искали Владимира Цкаева. Узнав, что он дома, все странным образом оживились и не спрашивая разрешения, не предоставив удостоверений или каких-либо документов, прошли в квартиру. Единственное, что успела сказать неожиданным гостям опешившая Цкаева — не пугать детей, которые играли в спальне.

После того, как Цкаева увезли, с его супругой продолжал находиться один из оперативников — Руслан Хугаев.

 — Сиди и не двигайся, — по словам Цкаевой это было его требование. «Режим» сохранялся до 5-6 часов вечера, все это время по просьбам Земфиры Хугаев звонил кому-то из коллег и спрашивал о Владимире. Ответ был один — с ним работают. А не выпускают, потому что ждут какого-то человека — с ним поговорят и отпустят. Попросив ключи от машины Цкаева, чтобы супруга вдруг ничего важного не скрыла, Хугаев покинул квартиру.

Сменил коллегу Спартак Бузоев, который пробыл в квартире недолго — 30-40 минут.

Он, по словам потерпевшей, «рассказывал, как работает наша доблестная полиция». Цкаева готова была уточнить их разговор, но так как это не относится напрямую к делу, суд это предложение отклонил.

После Бузоева в квартиру пришли с обыском во главе с Датиевым, который в отличие от коллег предъявил удостоверение. Правда, иных документов в связи с проведением обыска, Цкаева не получила. Лишь по окончанию самого обыска ей дали подписать протокол, согласно которому ничего найдено не было.

После обыска Датиев попросил собрать Цкаеву сменную одежду — якобы на его брюках обнаружена кровь, которую нужно сдать на экспертизу. Также супругу попросили передать его паспорт. Примерно через час Хугаев попросил сбросить фотографию Владимира, чтобы могли провести процедуру опознания. Цкаев не возвращался домой, обеспокоенная супруга до 12 ночи звонила Хугаеву. В ответ ей сказали, что пока отпустить его не могут, пообещали «завтра».

На следующий день Земфира сообщает родственникам о том, что ее супруга забрали. О происшествии уже знают соседи, кто-то из них даже пытается попасть в отдел, но никого не пускают.

Позже Цкаева узнает, что ее супруг в морге и его тело уже даже успели вскрыть без ведома родственников.

После того, как Цкаева закончила говорить, суд предоставил возможность сторонам задавать ей вопросы. Первый вопрос был от ее собственного адвоката, который попросил вспомнить, события, случившиеся до прихода представителей правоохранительных органов.

Цкаева рассказала о том, что накануне после поминальных мероприятий, она мыла дома посуду. С улицы послышался хлопок. Выглянув в окно, она увидела мужчину на коленях и женщину. Женщина что-то кричала, но не было слышно, что именно. После этого позвонил Марат Букулов — товарищ Владимира Цкаева, который попросил приехать.

Вернулся домой Цкаев только утром. По словам его супруги, он рассказал ей о причинах по которым Букулову так срочно понадобилось встретиться — он стрелял в человека. Как потом выяснилось, в сотрудника ОМОН Роланда Плиева.

Основываясь на рассказе мужа, Цкаева пояснила, что Букулов не знал о том, что Плиев работает в спецподразделении, а конфликт у них случился из-за того, что он делал «закладки» в их районе.

По словам потерпевшей, в округе часто находили тайники с наркотиками, что вызывало беспокойство у жителей.

Машину ОМОНовца часто видели в этом районе. Увидев подозрительные действия Плиева, Букулов, по словам Цкаевой, попросил не делать «закладки» в их районе, что привело к драке, а потом и выстрелу. Причем, первым бить начал Плиев.

Все утро, по возвращению домой, продолжает рассказ Земфира, ее супругу через каждые 20-30 минут звонили с незнакомого номера. Мужчина, который даже не удосужился представиться, настойчиво звал его «выйти на улицу поговорить». Потерпевшая просила мужа этого не делать, посчитав, что это некая провокация.

Один из адвокатов со стороны подсудимого спросил, были ли ранее Дзампаев и Цкаев знакомы. Вдова предположила, что они были знакомы, так как разговаривали о подозрительных звонках с незнакомого номера. Дзампаев даже просил передать ему этот номер для выяснения личности звонившего. До сих пор личность звонившего неизвестна.

— Давал ли Дзампаев какие-либо указания подчиненным в отношении Цкаева?

Этот вопрос по просьбе прокурора суд отклонил, посчитав его некорректным.

Пытки током

Ирина Демурова — двоюродная сестра Владимира Цкаева — рассказала о том, при каких обстоятельствах нашли его тело. 1 ноября 2015 года Демуровой позвонила старшая сестра брата и попросила телефон адвоката. После того, как все узнали, что Цкаева забрали, решили искать адвоката. Как раз по пути позвонили брату Демуровой: кто-то из родственников спрашивал все ли хорошо с Владимиром. Дочь этой родственницы, работавшая медсестрой в РКБ, увидела, что привезли некоего Владимира Цкаева, но по виду девушка его не узнала.

Демурова в числе других членов семьи поехала в РКБ.

В приемной подтвердили, что такой человек к ним поступил, но его нет ни в реанимации, ни в палате — он умер.

Более того, родственникам сказали, что до реанимации довести его не успели, он был фактически мертв.

Родных поначалу не пускали к телу Цкаева. К этому времени уже успели сделать вскрытие, однако мнение родственников никто не спрашивал, их даже не уведомили о смерти.

Судмедэксперт Цаллаева заявила, что Цкаев умер от сердечной недостаточности да еще и под действием неких наркотических веществ. По словам Демуровой, Цкаев наркотиков никогда не принимал. При этом эксперт не указала в своем заключении время смерти, обещала, что сделает потом. Демурова считает, что она была в сговоре с подсудимыми.

 — Я зашла на опознание. Совсем не узнала его — он был весь опухший, весь в синяках и кровоподтеках, красный. Первое время я кричала: «Это не он, это не он». Я спросила: «Вот этот человек умер от сердечной недостаточности, когда на нем живого места нет?» Я начала его осматривать и просила его фотографировать. Снимки эти впоследствии выставили.

По словам Земфиры Цкаевой, на шее супруга остался след от удушья в виде цепочки.

— Он носил массивную серебряную цепь с крестом. И кроме пакета, его душили и этой цепью. Мы пытаемся приобщить к делу эту цепь, потому что на ней могли остаться отпечатки пальцев. Но цепь вместе с одеждой находятся в суде и пока нам не удается получить их.

Когда зашел разговор о срезанных электрометках (измененные под действием тока участки кожи и ткани, обычно образуется на теле в месте контакта с проводником тока — прим), прокурор уточнил:

— Были ли какие-либо срезы на теле Цкаева?

 — Да, на ногах. Ноги были перемотаны скотчем. Под скотчем были срезы. 

— Под скотчем вы их увидели? — судья.

— Они кровоточили.

— Вы их видели? — судья.

— Под скотчем, нет.

При повторном допросе, Цкаева поясняла, что подсудимый Бигаев рассказывал ей, что ее супруга прокручивали через так называемый полевой телефон, с помощью которого подвергают пытке электрическим током.

Записывайте всё

Сикоев — один из обвиняемых, быть может, по старой привычке поделился с журналистами ценными указания. Сидели все обвиняемые, как и прежде вместе с обычными гражданами, так что он смог попросить: «Записывайте всё». Эту просьбу мы проигнорировать не могли.

Получив такой карт-бланш от Сикоева, вспомнилось, как на прошлом заседании один из подсудимых чрезвычайно боялся камер и вспышек фотоаппарата. Он все спрашивал у адвоката, можно ли запретить его снимать. Адвокат ответил, что его все равно не видно — их частично скрывала колонна. Подсудимого это не успокоило: то ли из страха быть заснятым, то ли из чувства вины, а быть может чувства несправедливости от происходящего или иных, неведомых нам чувств, он довольно часто низко опускал голову.

Следующее заседание по «делу Цкаева» пройдет в понедельник, в 11:00. В рамках судебного процесса будут допрашивать свидетелей.

Троим фигурантам Шота Майсурадзе, Аслану Хохоеву и Георгию Цомаеву предъявлено обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ст.111, ч.4, наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового) и превышение должностных полномочий, с применением насилия или с угрозой его применения, с применением оружия или специальных средств, с причинением тяжких последствий (ст.286 ч.3 п.п.а,б,в, грозит лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет).

Пятерых фигурантов — Алана Бигаева, Спартака Бузоева, Владимира Валиева, Ацамаза Датиева и Олега Дзампаева — судят за злоупотребление должностными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия (ст.285 ч.3, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет) и по самой лояльной статье по данному делу — служебный подлог (ст.292 ч.2, максимальное наказание — лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового).

Сослана Ситохова обвиняют в превышении должностных полномочий (ст.286 ч.3 п.п.а,б,в) и служебном подлоге (ст.292 ч.2).

Азамату Цугкиеву вменяют злоупотребление должностными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия (ст.285 ч.3).

Фото на главной — Анна Кабисова

Материалы по теме:

Земфира Цкаева: В Осетии дело об убийстве моего супруга разваливают

Три билборда Осетии

Доказательство смерти

Тайны следствия

Народ против

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СТАТЬИ

120 тысяч «кубов» нечистот для Терека

PRO взлеты и падения промышленности Осетии

Или управленческий трэш

09.11.2019

Новый сити-менеджер Владикавказа рассказал о миллиардном долге, ЖКХ и кафе на Набережной

05.11.2019

Ассоциации социально-активного бизнеса Северной Осетии «Сила Единства» исполняется пять лет

В Северной Осетии с шумом и возмущениями централизовали закупку лекарственных препаратов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: